Как не сломать тела "летающих людей" Интервью с куратором особых проектов Большого театра

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Ирина Черномурова на лекции в Риге

ФОТО: Иван Варшавский\ART Forte

Почетной гостьей фестиваля "Золотая Маска в Латвии" стала Ирина Черномурова, которая руководит особыми проектами и отделом перспективного планирования Большого театра. Именно она входит в число тех, кто решает, каким постановкам дать ход, кого из хореографов привлечь к сотрудничеству. Русский TVNET расспросил Ирину Черномурову о том, каким образом Большой театр привлекает в залы молодежь, и могут ли появиться в его репертуаре спектакли на рэп и на рок-музыку. 

Большой театр показал в Риге изумительный спектакль Жана-Кристофа Майо "Укрощение строптивой". Современная хореография на сцене Большого - это обычная практика, или исключение?

Наша позиция: артисты должный работать с современным материалом. Поэтому у нас установка - каждый год создавать балеты специально для труппы Большого. Идет у нас и современная классика, например, балет "Светлый ручей" Ратманского, который родился более 10 лет назад. Балет "Герой нашего времени" - музыка специально для нас написана и хореография уникальная. И "Укрощение строптивой" Майо - с момента премьеры в течении четырех сезонов это был экслюзивный спектакль Большого театра - его можно было увидеть только у нас. Для каждого поколения хочется делать совершенно новые вещи. При этом от Большого театра до сих пор ждут высоких стандартов классического танца, селекции танцовщиков. Конечно, мы сохраняем этот высокий стандарт, в чем-то труппа Большого театра находится на недостижимом для многих уровне. 

Мы хотим давать 3-D представления в Большом - не черно-белое кино и не плоское изображение, а полный объем. И мы это можем. 

Удается ли Большому театру завлечь в залы молодежь? И, если да, то какими способами?

Конечно. В Москве привлечь в театр молодежь - не самая большая проблема. Детям с малого возраста родители объясняют, что хорошо ходить в театр. Что касается Большого театра - мы привлекаем молодых демократичной ценовой политикой. У нас специальная программа существует уже 2 года: билет в Большой для молодежи. Это абонемент на 12 спектаклей в год, включая премьеры, очень дефицитные названия. На эти спектакли билеты продаются по невысоким ценам: молодые люди до 25 лет их преобретают по предъявлению паспорта. И тогда мы видим полностью молодой зал. 

В эту программу входят и современные, и классические балетные и оперные постановки. Одна из мировых проблем - классическое искусство дорого. Это проблема и для оперных домов, и для танцевальных компаний. 

ФОТО: пресс-фото/ ArtForte

Возможно ли в Большом появление спектаклей на рэп, на рок-музыку?

Я руковожу фестивалем современного танца уже 20 лет.

Вы знаете, тело классического танцовщика - это очень дорогой материал, который воспитывается долгие годы.

И рэп и другие жанры возможны на другой территории. Это не означает, что наша классическая компания закрыта для нового языка. Но мы должны выбирать тот язык, который не сломает этот изумительный инструмент - тело танцовщика. 

Я могу объяснить просто. Современный танец тренирует тело по горизонтали. 

Классический балет всегда воспитывает человека летающего. От современных танцевальных постановок (Contemporary) у танцовщиков становятся тяжелыми ноги. И эффект человека летающего, который нарушает законы гравитации, он уходит.

Классического танцовщика очень легко посадить на землю. Приземлить и испортить.

Поэтому во всем мире в какой-то момент выпускники хореографических училищ принимают решение. Или они остаются на территории классического балета и работают с разными современными хореографами, не нарушая философии и памяти тела. Или уходят в Contemporary и прекрасно себя проявляют. Но есть одно обстоятельство: современный танец рождает замечательных хореографов, но не рождает замечательных исполнителей, индивидуальностей. Только классический балет создает понятия звезда, этуаль, прима, премьер - это самая сложная постановка задачи. 

Молодых зрителей вы привлекаете. А молодым хореографам даете зеленый свет?

Да, конечно. Сейчас хореограф вашего балета "Пер Гюнт" специально для нас сочиняет балет "Петрушка". Работаем с хореографами разных направлений. Перетанцевали балеты Пола Лайтфута и готовимся с ним к большой программе. И не боимся. Катя Крысанова и Влад Лантратов, которых вы видели в "Укрощении строптивой" потрясающе чувствуют этот новый язык.

Тут вопрос - перейти рубикон или нет. Есть танцевальные языки, которые не допускают возвращения к классике.

Так и с певцами: если оперные певцы начинают петь много современной музыки, они не могут вернуться в бельканто, в классический репертуар. Потому что в современной музыке другие певческие приемы, там важна экспрессия. Кто-то из певцов выбирает этот путь. 

Возможно ли в Большом соединить на одной сцене классических танцовщиков и звезд современного танца?

Пока мы этого не делали. Жесткого Contemporary мы не берем в репертуар Большого театра. У нас в России есть прекрасная труппа - балет "Москва", которая работает с современным танцем. Есть и другие компании в России, и чудесные хореографы, которые работают на этой территории. Но они никогда не смогут поставить балет такой как "Укрощение строптивой". Поэтому мы селекционируем репертуар, создаем спектакли, которые не разрушают тела "летающих людей".  

НАВЕРХ