Как будто бы политический выход Катара из Организации стран экспортёров нефти (ОПЕК) вызвал широкие дискуссии о влиянии этого решения на мировые цены на нефть и сжиженный природный газ (СПГ). Некоторые эксперты говорят, что в долгосрочной перспективе СПГ может стоить даже дешевле. 

Что случилось?

3 декабря министр энергетики Катара Мохаммед Салех Аль-Сада сообщил, что с 1 января следующего года Катар прекращает участие в ОПЕК. 

Свое решение Катар обосновывает желанием сделать больший акцент на развитии сектора природного газа, который в данной стране Персидского залива уже на чрезвычайно высоком уровне.

Уже сейчас Катар и крупнейший экспортер СПГ, и второй крупнейший экспортер природного газа (отстает лишь от России). Совершенно обратная ситуация творится в нефтяном секторе Катара. 

Новостной канал Al Jazeera сообщает, что нефтяные ресурсы в Катаре на данный момент производят приблизительно 609 тысяч баррелей в день. Это всего лишь 2% от общего объема, произведенного в организации. 

Для понимания - самый влиятельный член и крупнейший экспортер нефти в мире - Саудовская Аравия - на данный момент производит приблизительно 11 миллионов баррелей нефти в день.

Катар уже сообщил, что после того, как покинет организацию и до 2024 года, собирается увеличить объемы произведенного природного газа с 77 миллионов тонн в год до 110 миллионов тонн в год. В то же время Катар подчеркивает, что полностью не откажется от торговли нефтью.

Безусловно, желание страны фокусироваться на сильных сторонах своей экономики - логично, однако это далеко не единственная причина, почему Доха покидает клуб.

Как заявила Bloomberg стратегический аналитик товаров компании RBC Capital Markets LCC Хелима Крофт, развитие сектора природного газа совместимо с членством в ОПЕК. 

ФОТО: Reuters/ScanPix

Так почему же такое решение?

Побудить на выход Катар могла и политика. Стоит вспомнить лето 2017 года, когда Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Египет, Йемен и другие государства - друзья Эр-Рияда прекратили дипломатические отношения с Катаром и применили в отношении страны воздушную и наземную блокаду.

Официальная причина - Катар поддерживает международный терроризм, сотрудничает с главным международным противником стран Залива - Ираном - и старается дестабилизировать своих соседей внутриполитически. 

 

Однако истинная причина - это желание Саудовской Аравии наконец-то "подмять" Катар под свой каблук, то есть ограничить политику, независимую от диктата Эр-Рияда . 

С тех пор правящая в Дохе семья Аль Тани старалась выжить в чрезвычайно нестабильных условиях. Просьба присутствия турецких солдат, поиск новых торговых партнеров (среди Турции, Ирана и Азиатских стран), прокладка новых транспортных путей, а также использование финансовых резервов - это лишь некоторые из инструментов Катара, чтобы преодолеть изоляцию. 

Министр энергетики Катара Мохаммед Салех Аль-Сада

ФОТО: Reuters/ScanPix

Помимо всего прочего важно понять, как работает ОПЕК.

И хотя теоретически решения принимаются на равноправной основе, все же самое больше влияние у крупнейших стран - производителей - в данном случае у Саудовской Аравии, которая начала в одностороннем порядке диктовать свои правила и не брать во внимание интересы малых производителей. 

Катар понял, что ОПЕК стал проектом государства, которое пока что угрожает существованию правящего режима. 

Из-за своего маленького производительного веса Катар не может повлиять на ситуацию, поэтому гораздо выгоднее из нее выйти. 

Вторая политическая причина связана с нынешними отношениями между ОПЕК и США и ситуацией на мировом нефтяном рынке. 

Стоит помнить, что 5 ноября президент США Дональд Трамп возобновил санкции против нефтяного сектора Ирана. Чтобы избежать скачка цен на нефть (который появился бы в результате нехватки иранской нефти), ОПЕК согласилась увеличить свои производственные объемы.

В то же время на шесть месяцев было введено разрешение на покупку товаров тем странам, которые тесно связаны с иранским нефтяным рынком. Однако, произошло нетно неожиданное - эти разрешения не удержали цены, а наоборот вызвали их падение.

ФОТО: AP/Scanpix

Сейчас Саудовская Аравия и другие страны ОПЕК хотят уменьшить производственные объемы - только так удастся возобновить равновесие цены.

Но тут снова проблема - США категорически против политики поднятия цен и уже сообщили, что могли бы принять особый закон, который позволил бы странам ОПЕК применять так называемый Акт Шермана (Sherman Antitrust Act).

Этот документ позволяет засудить лица, которые стараются монополизировать некую часть экономики.

Таким образом Катар мог бы дистанцироваться от гнева США - страны, чья поддержка очень важна для ограничения Саудовской Аравии. 

Возможны и еще две дополнительных экономических причины. Стоит помнить, что ОПЕК уже не так сильна, как раньше. Растущие объемы производства нефти в Северной Америке и активное вовлечение России в качестве регулятора цен снизило влияние этой организации.

Таким образом Катар может посчитать, что потери в политической сфере не стоят того, чтобы оставаться на стороне проигравших. 

Вторая возможная экономическая причина - Доха хочет использовать тот факт, что страны ОПЕК снизили свои производственные объемы (а вместе с тем и повысили цены), чтобы больше заработать. Это стало бы возможно потому, что Катару самому не пришлось бы снижать объемы, и он даже мог бы их увеличить.

Снова следует отметить, что Катар все же планирует полностью не отказываться от нефтяного бизнеса и находится в блокаде. Вместе с этим деньги Катару крайне необходимы. 

В то же время стоит отметить, что Катар будет участвовать на этой неделе в собраниях ОПЕК и ОПЕК+ (формат, в который включены и другие страны - производители нефти) и обещал соблюдать принятые там решения. Также, скорее всего, Катар продолжит координировать свою политику с ОПЕК как страна ОПЕК+. Такое предположение нельзя исключать полностью. 

Более низкая цена на газ?

Вопрос, который интересует большинство из нас, - как это повлияет на цены на бензин и газ?

Говоря о бензине, большой разницы быть не должно. Как уже было сказано, вклад Катара в общую производительность ОПЕК (а вместе с этим и в глобальный нефтяной рынок) минимален. Даже если Катару удастся его увеличить, это не сможет глобально повлиять на цены на топливо.

Совсем другая ситуация может возникнуть на рынке СПГ. Как в The New York отметил глава отдела исследований товаров Landesbank Baden-Württemberg Френк Шаленбергер,

если Катар действительно сможет увеличить объемы произведенного природного газа до 110 миллионов тонн в год, то это станет первым шагом на пути к снижению цены на СПГ.

Как известно, этот продукт продается и в ЕС, и может помочь (хоть минимально) благоприятно повлиять на потребителей газа и снизить зависимость от диктата  цены со стороны России.

Это может быть особенно важно для Латвии, потому что мы практически полностью находимся во власти Москвы и наши потребители платят одну из самых высоких цен в ЕС.

Однако экспетр отмечает, что увеличение производства не произойдет в ближайшее время.

Схоже думает и доктор экономики университета Грифитса Лиам Вагнер. Он считает, что инвестирование Катаром в развитие СПГ однозначно понизит цены. Однако, в то же время он отмечает, что спрос на СПГ останется высоким, поэтому большого снижения цен на данный вид природного газа ожидать не стоит. 

ФОТО: AFP/SCANPIX

Однако вне зависимости от того, что случится с нашими кошельками, снова повторюсь - нефть и газ (по крайней мере в ЕС и США) уже устаревшие ресурсы. Будущее за источниками энергии, которые были бы и дешевле, и дружелюбнее по отношению к среде.

Пусть новые технологии еще не достигли того уровня, чтобы заменить нефть и газ в нашей повседневной жизни, все же постепенно стоит начать смотреть в другом направлении.

Отмечу, смотреть в другом направлении не только правительству, но и нам. В конце концов мы сами то государство, в котором живем, и только мы можем его изменить. Даже от небольших стараний преимущества были бы огромными и, возможно, даже сделали бы мир лучше.