Депутат ЕП: "Разочаровалась в политике. Собаки и кошки мне нравятся больше, чем люди"

Депутат Европарламента Ивета Григуле-Петерсоне

ФОТО: Sintija Zandersone/LETA

Европейский парламент - бесполезная говорильня, которая не нацелена на достижение результата, а вместо этого стала золотой ямой для работающих там людей, которые эту систему менять не хотят, считает депутат Европарламента Ивета Григуле-Петерсе, которая была избрана от Союза "зеленых" и крестьян. 

Депутат, которую СМИ критикуют за вялую работу в Европарламенте, на следующих выборах баллотироваться не будет и говорит политике "никогда и ни за что". Она прогнозирует, что после выборов в Европарламенте поменяется расклад сил, ведущие политические группы станут слабее, поэтому сейчас они обеспокоены. В свою очередь число евроскептиков будет расти, но не настолько, чтобы они взяли власть в свои руки. Григуле-Петерсе допускает, что после выборов в Европарламенте сменится и большинство из восьми представляющих Латвию депутатов.

- Каковы ваши дальнейшие планы в политике?

- Не знаю. Как правило, я не говорю "никогда и ни за что", но это как раз тот случай, когда я могу сказать политике - никогда больше. Я прошла все три уровня - самоуправления, Сейм и Европарламент, и этого достаточно.

Чем я буду заниматься? Посмотрим. Возможно, буду работать добровольцем в каком-нибудь приюте для животных. Собаки и кошки мне нравятся больше, чем люди.

- Почему вы говорите столь категоричное "нет"? Это решение продиктовано разочарованием?

- Это не разочарование. Эти пять лет были хорошим временем для получения опыта, знаний и возможностей. В делегации Европарламента по связям со странами Центральной Азии было сделано много хорошего, и это дает удовлетворение. Но весь этот театр и болтовня не для меня, потому что мне в работе нужны движение и результат. Я не могу ждать 12 лет, когда, наконец, будет решен какой-то пустяковый вопрос.

Я могу работать 24 часа в сутки, но должна видеть результат своей работы и получать удовлетворение. Удовлетворения по поводу работы в Европарламенте я не ощущаю, только за работу в делегации по связям со странами Центральной Азии. Сейм точно такая же говорильня, как Европарламент. Время, когда я работала в Марупском самоуправлении, было самым наполненным. Это была общая командная работа, которая приносила удовлетворение. В Брюсселе такого удовлетворения нет.

- Каким, по вашим прогнозам, будет распределение мандатов латвийских депутатов в Европарламенте?

- Трудно сказать. Роберт Зиле (ВЛ-ТБ/ДННЛ) будет избран однозначно. Об остальных трудно судить. Смениться может большинство. Юрис Пуце и "Для развития/За!" примкнули к европейским либералам, но выберут ли их в Европарламент, еще посмотрим.

Если депутат Европарламента Андрей Мамыкин будет баллотироваться и его выберут, он останется там же. Как таковых новых сил нет.

Если бы избрали политика Артуса Кайминьша (KPV LV), было бы здорово. Я могла бы ему посоветовать участвовать в выборах, потому что будет интересно.

- Насколько важны предстоящие выборы с точки зрения будущего ЕС?

- Для ЕС они достаточно важны. В моей политической группе Альянс либералов и демократов Европы (АЛДЕ) в известной мере царят истерия и предвыборные ожидания. Все пребывают в напряжении и тревоге по поводу исхода выборов, потому что по социологическим опросам и статистике все видят, что тенденции евроскептицизма в ЕС усиливаются. Популярность правых и левых сил, в том числе крайне правых и крайне левых, в странах ЕС растет. "Brexit" тоже сыграл свою роль в этом. Поэтому существует достаточно большая обеспокоенность, каким будет расклад сил после 25 мая. Мне все же не хочется драматизировать и говорить, что эти выборы будут решающими. Но идти на них надо, нужно голосовать рационально, конструктивно оценивая кандидатов и их программы. Тенденция усиления влияния радикальных направлений в Европарламенте на население Европы достаточно заметна, так что расстановка сил изменится.

- Может ли потенциальный рост числа евроскептиков осложнить работу Европарламента?

- Я не думаю, что выборы принесут кардинальные изменения - вряд ли депутаты-евроскептики будут в большинстве. Поэтому на принятие решений это особо не повлияет.

- Чем Европарламент этого созыва запомнится в истории?

- Думаю, что этот созыв Европарламента ничем не запомнится в истории.

А вот Европейская комиссия запомнится своим харизматичным руководителем Жаном-Клодом Юнкером, который каждые пару недель появляется в новостных лентах в разной по цвету обуви, а во время саммита ООН цепляется за руки президентов стран.

Европарламент может остаться в памяти только благодаря "Brexit", то есть тем, что при этом созыве в Великобритании состоялось голосование о выходе из ЕС. Но это никак не заслуга Европарламента.

- Каждый год публикуются данные о том, насколько активны депутаты Европарламента. Среди латвийских депутатов вы получили самую низкую оценку, и о вашей работе в Европарламенте известно сравнительно мало. Над чем вы работали в этом созыве?

- Ничего с тех пор, как я начала работать в Европарламенте, в моем мнении о нем не изменилось - это одна большая и бесполезная говорильня. Люди в Европарламенте очень театрально самовыражаются на пленарных заседаниях, используя выделенное для выступлений время, чтобы набрать очки, чтобы сравнивать себя друг с другом. Я уже не в том возрасте, чтобы с кем-то соревноваться и равняться на кого-то. Я не вижу никакого смысла в выступлениях и речах.

Существует больше возможностей письменно пояснить свое голосование, но и в этом нет никакого смысла. С самого начала я состояла в руководстве делегации по связям с Центральной Азией, куда меня избрали осенью 2014 года. Деятельность делегации охватывает шесть государств - Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан, Туркмению и Монголию.

Этому я посвящаю большую часть своего времени, а остальное - это работа в комитетах, голосования, пленарные заседания, то есть повседневные и рутинные дела. За работу в комитетах очков не дают, насколько мне известно, но это реальная работа, которая приносит удовлетворение, потому что есть отдача, отношения с парламентами этих стран улучшаются. Я больше концентрировалась на этой работе, чем на пустой болтовне в зале пленарных заседаний Европарламента.

- Если Европарламент - это говорильня, то что-то нужно менять?

- Наш парламент - тоже хороший пример. Маленькая страна, а в Сейме 100 депутатов. Это тоже в большой мере говорильня, где выступают напоказ, и в Европарламенте происходит то же самое. Европарламент однозначно слишком велик. Это огромный корабль, "Титаник", которому очень трудно быстро маневрировать. Нужно много времени и достаточно пространства, чтобы этот корабль развернуть.

Несколько лет назад был кризис беженцев - пока ЕС развернулся, появились уже другие актуальные вопросы. ЕС и Европарламент не способны активно и быстро реагировать, потому что механизм принятия законопроектов очень неповоротлив. Я не знаю, что нужно делать. Мне кажется, за ответ на этот вопрос можно дать Нобелевскую премию. Мне очень сложно находиться в процессе неопределенный срок. Мне нравится, когда есть работа, которую я делаю и вижу результат, от которого получаю удовлетворение.

А Европарламент это не место для людей, которые ориентированы на результат. Он подходит для людей, которые ориентированы на бесконечный процесс, бесконечную болтовню и продолжающееся годами решение простых вопросов.

В прошлом году в силу вступили единые тарифы на роуминг, но сколько лет на это ушло? 12 лет на такой простой вопрос. Теперь одобрен переход на единое время, что тоже кажется достаточно простым, но говорят, что начнет оно действовать как минимум через три года.

- Какой, по вашим прогнозам, будет явка на следующих выборах Европарламента? Будет ли она выше, чем в прежние годы?

- Думаю, что больше точно не будет. Это показала и явка на выборах Сейма. Активность избирателей на выборах Европарламента определенно не будет выше, думаю, даже меньше. По всему ЕС наблюдается тенденция к снижению активности избирателей, за исключением Бельгии, где участие в выборах является обязательным. Она уменьшается, так как люди все лучше понимают и видят, что не могут ни на что реально повлиять.

- Насколько серьезны опасения о возможном вмешательстве России в выборы Европарламента? Говорят ли об этом в группе АЛДЕ?

- Нет, таких опасений в нашей группе нет. Больше обеспокоенности вызывает евроскептицизм, который царит в странах ЕС.

В АЛДЕ даже есть поговорка - если где-то что-то происходит, то в этом виновата Россия. Но никто не может быть только белым или черным. Нам повезло, что Россия рядом, и мы всегда можем указать на нее, найти в ней виноватого.

Насколько далеко это может зайти - об этом следует задуматься. Человек всегда ищет вину в других, а нужно смотреть в зеркало, потому что то, что мы видим в других, есть и в нас. К сожалению, наше общество подобным образом раскалывается на два полюса, и преувеличивают зачастую обе стороны. Не думаю, что мы должны бояться российского вмешательства в выборы, тем самым оправдывая свою бездеятельность, неспособность, лень и нежелание что-то менять. Люди не дураки - те, кто идут на выборы, чего-то ждут и проецируют свои желания и ожидания на людей, за которых голосуют. Если кому-то не нравится результат, он, конечно, может сказать, что причина в популизме, в том, что кто-то вмешался, что виноват кто-то другой, а не он сам.

- В чем в настоящее время заключаются главные внутренние и внешние угрозы для ЕС?

- Все угрозы начинаются с внутренних угроз на всех уровнях. Если все страны ЕС будут счастливы, довольны и благополучны, если различия между государствами сравняются, то внешние угрозы уже не будут так важны. Каким бы сильным ни был шторм на море, если у корабля нет пробоин и других проблем, то шторм рано или поздно пройдет, и корабль поплывет дальше. Но ЕС сегодня - это большой корабль с многочисленными пробоинами и повреждениями. Внутри ЕС нет единства, поэтому говорить о стабильности нельзя. Это увеличивает возможности угрозы извне. Как достичь внутренней стабильности? Чем меньше будет правил, условий и жестких требований, тем прочнее будет внутреннее единство.

НАВЕРХ