Венесуэла: надвигается ли новый карибский кризис?

ФОТО: Reuters/ScanPix

В последние пару дней накал и динамика событий в Венесуэле несколько снизились. Серьезного дипломатического скандала с США удалось избежать. По крайней мере, пока. Предупреждение советника по нацбезопасности Джона Болтона, что на любые угрозы американским дипломатам и лидеру оппозиции Хуана Гуайдо "будет дан ощутимый ответ", сработало: грозивший разрывом дипконтактов с США Николас Мадуро сделал шажок назад.

И хотя демонстрации в Каракасе и других городах, требующие ухода диктатора, уже не так многолюдны, как на прошлой неделе, оппозиция предупреждает: за кратким затишьем последует новая буря. И очень скоро. 

Гибридная диктатура

Характер венесуэльского государственного устройства для европейца - совершенная экзотика. Вроде и факт, что не демократия, но на знакомые нам авторитарные и тоталитарные модели тоже не слишком похоже. Большой удельный вес силовиков в существующем правительстве (из 27 министров 14 - в мундирах) компенсируется сохранившимися, и - как видим - хорошо себя чувствующими демократическими институтами. Оппозиционное Мадуро Национальное Собрание нисколько не напоминает декоративные парламенты Турции, Китая и  России, являясь прямым каналом трансляции народного недовольства в национальную политику.

Поэтому в отличие от стран с "классическими" авторитарными и тем более тоталитарными режимами, где стагнация может длиться десятилетиями, после чего приходит никогда в точности не просчитываемый "час икс", и диктатура "сдувается" в несколько суток, в Венесуэле видим мы лишь кризисное обострение годами тянущейся политической борьбы.

Противостояние между Национальным Собранием и президентом Мадуро началось уже в 2015 году, когда представители тогда еще разобщенной оппозиции получили там абсолютное большинство. 

И уже однажды - в 2017 году - парламент добился отстранения Мадуро от власти, но его решение было обжаловано в обсаженном "своими людьми" президента Верховном суде. Правда, сейчас верная Мадуро правоохранительная система предпочитает к широким репрессиям не прибегать. Хотя в столкновениях с Нацгвардией на прошлой неделе и было задержано 850 человек - не считая 35-и погибших и сотен раненых - Генпрокуратура заняла выжидательную позицию. Неудивительно, что поспешный арест объявившего себя 23 января временным президентом председателя Национального Собрания Хуана Гуайдо длился ни много ни мало пару часов.

К тому же, следуя букве венесуэльского права, Гуайдо никакой не бунтовщик. В статье 233 конституции Венесуэлы - той самой, чавесовской - черным по белому прописано, что парламентский лидер имеет право на временное президентство и организацию внеочередных президентских выборов в тридцатидневный срок в том случае, если действующий президент не принесет требуемой присяги Нацсобранию.

А именно этого Мадуро в ходе своей январской инаугурации на новую каденцию и не сделал, по понятным причинам ограничившись лишь присягой Верховному суду.

Да и вообще откровенно "левацкая"  чавесовская конституция, которую Николасу Мадуро, на радость оппозиции, недостало сообразительности подкорректировать, теперь выходит ему боком. На сто процентов "custom made", то есть закроенная под конкретную харизматическую персону предыдущего лидера Уго Чавеса, чьи щедрые раздачи денег и жилья, бесплатной медицины и образования сделали его настоящим народным героем, конституция предполагает, например, такие рычаги воздействия на власть как "уличные референдумы" по разным вопросам внутренней политики. Для Чавеса подобное заигрывание с гласом народа было не то что безопасным - оно только усиливало его популярность. "Редкостный безумец, но ведь народ на руках его носит!" - разводили руками в западном мире, изумленно глядя на чавесовскую вакханалию "прямой демократии".

Мадуро счастия такого лишен. Раздавать ширнармассам ему уже нечего: мировые цены на нефть давно не те, что при Чавесе. С момента смерти которого в 2013 году венесуэльский ВВП рухнул на невиданные в мире 45%.

Тут уж не до народа: достать бы на себя любимого и ближайшее окружение. Называющий себя духовным наследником Чавеса (чему до сих пор по инерции верит не более четверти населения, хоть подачки им и скуднеют с каждым днем), в глазах большинства венесуэльцев Мадуро превратился в обычного диктатора в латиноамериканском стиле - коррумпированного и полукриминального наркотороговца. Банально узурпировавшего власть путем "подчистки" результатов выборов 2018 года.

Вот только банальной диктатуры внедрить ему никак не удается: законы мешают! 

Так что наблюдаемое нами сейчас фактическое двоевластие никак не выходит за рамки венесуэльских правовых норм.

Гуманитарная катастрофа как фон (пока) мирной революции

Когда в 1998 году к власти пришел Чавес, очевидых бедняков в стране было аж 48% населения. И добрым 20% в период его правления (и, конечно, благодаря тогдашним ценам на нефть!) удалось из нищеты выпрыгнуть. Увы, ненадолго. 

В прошлом году, по данным ООН, за чертой бедности оказалось свыше 50% венесуэльцев. Эта цифра прирастает в таком удручающем темпе, что сегодня некоторые эксперты говорят даже о 80%.

Щедро раздавая нефтедоллары направо и налево, Чавес, похоже, считал, что сей праздник жизни никогда не кончится - в чем, впрочем, не был одинок. За примерами далеко ходить не надо. Но даже коррумпированный и вороватый кремлевский режим некоторые денежки в кубышку умудрился отложить - что сегодня оказалось очень кстати, так как несколько смягчает действие санкций. Пока. Но пламенный революционер-боливарианец был выше подобного крохоборства. В результате страна, чье нефтяное богатство сопоставимо с Эмиратами, оказалась "на подсосе".

В результате индекс инфляции в Венесуэле таков, что что его трудно подсчитать. Разные источники называют разные цифры - от нескольких тысяч до двух миллионов процентов. Наиболее правдоподобным представляется индекс от ВВС News - 1 300 000.

Минимальная зарплата, которую получают две трети населения, сегодня не превышает 10$ (три кило мяса), а пособия, понятно, и того меньше. Учитывая же, что страна уже очень давно ничего кроме нефтяного сырья не производила, покупая у соседей даже элементарные продукты, неудивительно, что 9 из 10-ти венесуэльцев хронически недоедают.

В супермаркетах - пустые полки, владельцы мелких магазинчиков приходят торговать только по предварительному вызову, и цену определяют на месте. Грабежи и разбой стали обыденным явлением. В страну вернулись давно забытые болезни, вроде малярии. Число пораженных быстро растет, а лекарств нет, и купить их не на что. 

По разным данным, еще недавно 31-миллионную Венесуэлу в ушедшем году покинули от 3 до 4 миллионов жителей. Самые удачливые отбыли в Испанию, где сохранились резервы недорогой недвижимости. Самые бедные - ушли пешком в соседние страны - в основном, в Колумбию, которая официально приняла миллион венесуэльцев.

Значительно менее привлекательной была для них соседняя Бразилия: и режим ксенофобский и расистский, и язык иной - португальский. Нашли там приют только 85 тысяч граждан Венесуэлы. 

По данным той же ВВС News, к ноябрю 2018 года миграция в остальные страны была вот какой:  221 000 осела в Эквадоре, 94 000 - в Панаме; в Перу выехали 506 000, в Чили - 108 000, и, наконец, 208 333 венесуэльцев официально эмигрировали в США.   

Как отреагировал мир

За сутки до (само)провозглашения Гуайдо временным главой государства вице-президент США Майк Пенс опубликовал официальное видеообращение к гражданам Венесуэлы, где выразил мнение Белого Дома: Николас Мадуро - нелигитимный президент, так как сфальсифицировал выборы. А законно избранное правительство - Национальное Собрание! 

Вскоре в американских медиа появилась информация, что еще неделей ранее, 15 января, Майк Пенс даже звонил Хуану Гуайдо, которому пообещал поддержку. А если верить респектабельному The Wall Street Journal, то существовал даже некий секретный план отстранения Мадуро от власти, разработанный группой высокопоставленных республиканцев - в том числе Джоном Болтоном и Майком Помпео - в соавторстве с лидерами венесуэльской оппозиции.  

Надо ли говорить, что на сей раз мнение Конгресса со мнением Белого дома счастливо совпали. Вкупе с наконец завершившимся шатдауном и выплатой жалований его заложникам это заметно оптимизировало настроения в Вашингтоне. Даже проклятия в адрес Трампа в течение нескольких дней не были главной темой в либеральных медиа - пусть и ясно, что пауза сия долго не продлится.

На уикенде к числу государств, признавших легитимность временного президентства Гуайдо, присоединились Австралия и Израиль. С самого же начала его законность признали США, Канада, Грузия, Украина и все страны Латинской Америки, кроме Уругвая, Боливии и Кубы. Мексика заявила о своем нейтралитете.

Первоначально к оглашению нейтралитета близок был и ЕС, но под давлением Германии, Великобритании, Франции, и в первую очередь Испании, флагового европейского эксперта в латиноамериканских делах, - 26 января Брюссель призвал Мадуро не препятствовать досрочным президентским выборам. В противном случае, говорилось в документе, подписанном Федерикой Могерини, политическая Европа признает президентом Гуайдо.

В числе поддержавших Мадуро нелатиноамериканцев имеем все ту же известную компанию:  Китай, Иран, Сирию, Турцию и Россию. 25 января венесуэльский внутриполитический кризис стал центральной темой заседания Совбеза РФ. Еще бы: начиная с 2006 года в то, что условно называется венесуэльской экономикой, Кремль вбил 17 миллиардов. А не так давно, 5 декабря, Мадуро собственной персоной явился в Москву, и еще "пятерочку" попросил - не считая договоренности о поставке в Венесуэлу 600 000 тонн зерна. А то кушать стало совсем нечего - и это в стране, владеющей 17% всех известных на Земле нефтяных месторождений!

Ясно, что РФ необходимо венесуэльское углеводородное сырье, поставками которого, собственно, и намечено погашать кредит. Сырье из российских источников достаточно грубое, и для продажи нужно его разбавлять. Отсюда и заинтересованность РФ в контактах с другими нефтяными экономиками.

Не говоря уж о том, что многие среди них демократиями не являются, а значит, и дело иметь с ними проще.

К тому же смотрящая "фасадом" на Карибское море Венесуэла в теории могла бы стать для РФ стратегическим полигоном, подобным тому, каким была для СССР Куба. Еще и пошикарнее: ведь расплачиваться вотчина Мадуро - опять-таки, в теории - могла бы не одними только сигарами и соками из манго и гуайавы. На практике же неэффективность экономики Венесуэлы бьет все рекорды: в 2018 году добыча сырья сократилась почти на треть. Не диво, что 24 января котировки акций Роснефти начали падать на московской бирже.

Тревожные ноты в текстах некоторых обозревателей, пытающих спроецировать многим еще памятный Карибский кризис октября 1962 года, однако, едва ли оправданы: нынешняя РФ, какие бы речи ни произносили господин Лавров и мадам Захарова, все же не СССР. И Венесуэла 2019 года уж точно не Куба 1962-го. Но  "сражению за Венесуэлу"  - пусть и в менее угрожающей версии -  похоже, не миновать. Просто так, без боя, Мадуро власть не отдаст - несмотря на то, что Национальное собрание гарантировало ему в этом случае амнистию. Не отступят и Соединенные Штаты, поддерживающие оппозицию. 

Многое зависит от армии

21 января Минобороны Венесуэлы объявило об аресте группы военных Нацгвардии, восставших в южной части столицы. Им инкриминируется попытка переворота. Но в отдаленных от столицы штатах Меридо и Боливар нацгвардейцы успешно перешли на сторону оппозиции.

26 января военный атташе посольства Венесуэлы в Вашингтоне Хосе Луис Сильва объявил, что признает Гуайдо законным президентом.

Он стал первым военным высокого ранга, отказавшимся подчиняться Мадуро.

В интервью The Washington Post Хуан Гуайдо поведал, что оппозиция уже много дней ведет персональные переговоры с людьми из высшего командного состава. Всем им гарантирована свобода и безболезненный переход на службу новому правительству. Чем больше генералов удастся (пере)убедить, тем выше вероятность, что  венесуэльская революция не потребует много крови.   

НАВЕРХ