Айк Карапетян: Зритель должен поверить, что в наше время можно убить в порыве страсти

Плакат к спектаклю

ФОТО: Пресс-фото

21 февраля в Латвийской Национальной опере состоится премьера: в одном спектакле покажут две оперы - очень редко исполняемое "Волшебство" Итало Монтемецци и популярных "Паяцев" Руджеро Леонкавалло. "Эти оперы не о любви или ревности, а о времени, которое уничтожает все", - пояснил режиссер Айк Карапетян. Идея проекта принадлежит директору ЛНО Зигмару Лиепиньшу, решившему объединить две оперы, которые никогда ранее вместе не исполнялись. 

На самом деле любовь в этих операх, написанных в разное время, конечно, присутствует - и романтическая, и трагическая. Еще одним объединяющим элементом будет, по мысли режиссера, цикличность времени.

Сюжет "Волшебства", написанного в 1951 году, разворачивается в Средневековье. А действие "Паяцев", созданных в 1892 году, режиссер перенес в наши дни, значительно поменяв характеры персонажей.

"Мы чувствуем себя первооткрывателями. Опера Итало Монтемецци "Волшебство" ставилась только раз в Питсбурге, и больше нигде. У нас будет если не мировая, то европейская премьера", - сказал директор ЛНО Зигмар Лиепиньш. По его словам, интерес к постановке проявила платформа "Arte Concerts", которая будет транслировать спектакль в течение полугода.

Работа над "Волшебством", стала большим вызовом для творческого коллектива, об этом в унисон говорили все вокалисты: россиянин Владислав Сулимский, грузин Ираклий Кахидзе, латвийцы Валдис Янсонс и Дана Брамане.

"Спасибо режиссеру, что сделал оперы по-доброму, с уважением к традиции, не ломая психику ни актеров, ни зрителей", - поблагодарил Айка Карапетяна маститый певец Владислав Сулимский, участвующий сразу в двух постановках. 

Дирижер Янис Лиепиньш

ФОТО: Evija Trifanova/LETA

Дирижер Янис Лиепиньш отметил, что в мире отсутствует традиция исполнения оперы "Волшебство".

"Если "Паяцы" полны переживаниями момента, то "Волшебство" - это сказочная постановка, позволяющая отключиться от реальности.

Так как нет традиции ее постановок, я наслаждаюсь свободой ее интерпретации". 

В свою очередь сценограф из Германии A.J. Weissbard подчеркнул, что большую роль в постановке сыграют зрители. По его словам в сценографии будет использовано пространство не только сцены, но и зала, чтобы зрители смогли пережить ощущение грандиозности происходящего, и одновременно его интимности.  

Айк Карапетян (справа)

ФОТО: Evija Trifanova/LETA

По просьбе Русского TVNET режиссер Айк Карапетян, известный по фильмам "Люди там", "Первенец" и опере "Фауст", согласился ответить на несколько вопросов

- Вы ставите малоизвестный шедевр рядом с хрестоматийным. Почему согласились на этот проект? 

- Мне показалось дикой идея поставить вместе "Волшебство" и "Паяцы". Поэтому и согласился. Тем более, что музыку "Волшебства" невозможно услышать, в YouTube есть только одна запись в очень плохом качестве. 

- Как вы соедините в одном спектакле две столь разные оперы?

- Оперы не будут плавно перетекать друг в друга. Зрителю может показаться, что мы вообще не пытались их связать. Но внимательный зритель заметит, как деликатно и ненавязчиво повторяются в этих операх одни и те же детали. "Волшебство мы ставим как сказку для взрослых, но серьезную. Эту оперу стоит 2-3 раза послушать - чтобы проникнуться музыкой. "Паяцы" - более динамичный, живой спектакль, зрителю будет легче его воспринять, потому что главные герои более приземленные.

Сюжет "Паяцев" развернется в условной современности, в пансионате. Главные герои - бомжи и бродяги - приезжают в пансионат, чтобы развлечь стариков и старушек.

Те засыпают в процессе и главный герой Канио пользуется вомзожностью, чтобы совершить вендетту. Самое сложное было - сделать так, чтобы зритель поверил, что в наше время можно убить человека в порыве страсти. 

- Крови будет много?

- Будет, но чуть-чуть. Как шутка скорее. 

- Вы сказали, что делаете оперы не о любви, хотя любовь в сюжете присутствует. О чем же тогда?

- Это спектакль скорее о времени, которое все уничтожает. Ничто не существует вечно и не имеет значения само по себе - мы сами придаем смысл своему жалкому существованию. Конечно, в эти операх есть любовные треугольни, но рассказывать о них нет смысла - они не имеют значения. 

- Если помечтать, какую оперу вы бы сами хотели поставить?

- "Ринальдо" Генделя. Я баррокальную музыку очень люблю и слушаю ее в свободное время. 

- Недавно вы поставили во французском Монпелье оперу Бизе "Кармен". Как восприняли ее французы?

- По разному восприняли. Мы переработали диалоги и полностью переделали жанр:  сделали фантастику. Там средневековые рыцари попадают на другую планету, где обитают синие женщины, а Кармен там является королевой. 

- Что сейчас у вас в планах? 

- Ставлю в Норвегии "Фауста", вернее переношу постановку из нашей Оперы. И работаю сразу над тремя проектами в кино. Пока не знаю, какой из них выстрелит. 

НАВЕРХ