Министр обороны: "Прямой угрозы для Латвии нет"
Интервью TVNET

Артис Пабрикс

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Артис Пабрикс - министр обороны в недавно утверждённом правительстве Кришьяниса Кариньша. В политике Пабрикс с 1998 года, когда принял участие в создании Народной партии. Последние четыре года, до выборов в Сейм 13-го созыва, был депутатом Европарламента от "Единства". Сейчас Пабрикс представляет политическое объединение "Для развития/За!". В разговоре с TVNET министр рассказал об обучении солдат в сфере социальных сетей, финансировании обороны, психологической защите и о других актуальных вопросах. 

Вы уже больше месяца занимаете должность министра обороны. Каковы ваши главные задачи?

То, что я должен выделить как наиважнейшую задачу - это наша всеобъемлющая концепция обороны [её введение]. Это означает, что мы хотим до сентября представить один серьёзный документ Кабинету министров.

Нам нужно внести ясность, как мы можем в нашей небольшой стране с ограниченными ресурсами, через другие отрасли и министерства, обеспечить и увеличить безопасность Латвии. 

Второе. Сотрудничество с нашими союзниками. Это означает делать всё возможное для размещения наших союзников в том количестве, которое нам необходимо.

В том числе создать (и это наша новая инициатива) штаб Северной дивизии в Адажи. Это значит, что у нас будет лучшее и наиболее удачное планирование в регионе.

В любом случае при любом гипотетическом кризисе мы будем лучше подготовлены и будем знать, что делать. 

И третья [задача] - всё, что связано с нашими собственными вооружёнными силами Латвии. Это означает профессионалов, земессрадзе, солдатов резерва, повышение мощи, обеспечение безопасности, тренировки и все остальное. 

Делать всё с этим связанное для того, чтобы армия Латвии стала как можно сильнее. 

Штаб планирования предполагается создать уже в этом году? 

Нет, за один год мы не успеем. Однако я уже подписал в Брюсселе меморандум о сотрудничестве с ключевыми странами штаба. Это значит, что тут будет Латвия, Дания, Эстония. Я полагаю, что присоединится и Германия. Возможно, что ещё какая-нибудь страна. Если правильно помню, то штаб должен начать функционировать в следующем году.

О Всеобъемлющей системе национальной обороны. В первоначальной фазе внедрения предусматривается "ориентация на развитие военного потенциала и разработку оборонительных стратегий (...) осведомлении общественности, защиту граждан, психологическую защиту..." Что такое "психологическая" защита? 

Психологическая защита означает создание лучшего понимания и устойчивости против, например, лживых новостей, против различных обманов современного мира, где часто доминируют различные социальные сети.

Уже сейчас в образовательной программе учебных заведений есть вопросы медиаграмотности. Какой в таком случае будет вклад "психологической защиты"?

У нас есть ряд своих экспертов, которые в школах могут предложить очень профессиональные советы для молодёжи. У нас есть возможности делать это намного качественнее, чем у людей, которые не связаны с военной областью.(..)

Например, я был в Кулдиге. Мы также планируем ехать и в другие города Латвии. Там мы встретились с руководством школы, учителями, директором. Мы провели лекции, подискутировали и проинформировали их. 

Но как проявится эта психологическая защита на практике?

Беря во внимание, что мы маленькое государство в асимметричной ситуации, мы планируем ввести государственные оборонительные учения в школах Латвии. Сейчас это происходит добровольно.

Есть много школ, которые сами присоединяются. Если правильно помню, у нас сейчас около 60 школ, которые подали заявки. Есть очень большой интерес. И мы думаем, до 2024 года, ввести эти учения во все школы Латвии, что даст молодёжи не только наше понимание, осведомлённость о разных критических ситуациях (не только в военных, но и в гражданских), но и возможность усовершенствовать свои профессиональные навыки.

Может быть, откроет в ком-то желание вступить в вооруженные силы, стать рядовым или рядовой. Может, потом вступить в Земессардзе или просто полезнее провести летнее время, так как мы предлагаем лагеря различного вида. Как с обучением, так и с возможностью развлечься. 

О финансировании обороны. Планируете ли вы поднять его выше двух процентов от внутреннего валового продукта (ВВП)? Если да, то когда это может произойти?

Я считаю, что два процента [от ВВП] такому государству, в такой геополитической ситуации, в какой мы сейчас, это минимальный прожиточный минимум для обороны, который не может быть всегда приемлемым, однако он всегда необходим.

Смотря чисто технически, мы знаем, что бюджет любой страны "гуляет". В один год прирост больше, в другой меньше. Из-за чистой амортизации было бы очень хорошо, если бы бюджет [обороны] был бы, по крайней мере, 2,1% от ВВП. Потому что тогда у нас не было бы опасения, что в результате колебаний или доходов и расходов бюджета мы можем упасть ниже 2%. (..)

Говоря об этих 2,1 процента от ВВП для обороны, вы планируете представить это как новую политическую инициативу в 2020 году во время формирования государственного бюджета?

Мы посмотрим. Мы пока ещё не говорили с министром финансов об этом, потому что мы должны закончить с бюджетом этого года. Но в любом случае, мы посмотрим. Мы будем понимающими со стороны Министерства обороны. Постараемся прийти с хорошими предложениями. (..)

Однако ясно, что два процента это только минимум.

​В исследовании Центра стратегических коммуникаций НАТО (StratCom) сказано, что опубликованные солдатами фотографии и записи в социальных сетях обеспечивают информацию об их деятельности и создают риски. Как вы планируете справиться с этой проблемой?

Очень хорошо, что эта проблема была освещена, она показывает не только уязвимость латвийского общества, но и любого мирового общества в эпоху современных технологий.

Мы в вооруженных силах будем обеспечивать ряд действий, чтобы в будущем сократить (истребить мы никогда не сможем, ни одна армия не сможет) любые риски (здесь говорю не о солдатах, а о земессаргах и резервистах), которые могут угрожать безопасности Латвии, её национальным интересам.

Вы сказали, что будет целый ряд действий. Каких действий?

Это технические вещи. Мы, в первую очередь, хотим обучить своих граждан, так как земессарг - это гражданин в униформе. Я думаю, что это конкретное исследование хороший пример, с которым мы должны их познакомить.

Затем, как на любом рабочем месте, в любой области есть ряд семинаров и возможностей осведомить людей о том, что нужно и не нужно делать.

Другими словами, вы расскажете солдатам, что не нужно пользоваться телефонами во время учений...

Ну, можем это так интерпретировать. Однако есть множество других вещей, которые нужно сделать.

Если ты работаешь с источниками информации повышенной опасности, существуют известные процедуры, которым нужно следовать. Это относится к солдатам.

Планируете ли запретить использование телефонов во время учений?

Я думаю, что это зависит от необходимости командного состава. Мы можем всё сделать. Если необходимо, можем и запретить. Я этого не исключаю. 

Планируется ли расширить присутствие союзного контингента в Латвии? 

У нас нет конкретного плана, но я этого не исключаю. Будет необходимость - расширим.

С этой точки зрения, у нас нет границ. Если мы, например, сравним латвийскую территорию и территории Балтии с соседями, которые не в НАТО, будь, то Россия или Беларусь - мы всё ещё в асимметричной ситуации.

Это означает, что балтийский регион намного больше демитализирован и менее защищён, чем те, кто находятся на востоке и юго-востоке от наших границ.

Например, даже удвоенное присутствие союзных войск в Латвии будет всё ещё слишком мало, чтобы хоть каким-то образом поставить под угрозу наших соседей.

В связи с этим нашим соседям и общественности не нужно волноваться.

О мюнхенской конференции безопасности. Каковы три наиважнейших результата?

Я думаю, что одним из важных моментов было то, чего опасались европейские партнёры от США: что Америка захотела бы уменьшить свою роль в НАТО или сократить поддержку европейской безопасности. Майкл Пенс [вице-президент США] дал твёрдую уверенность в том, что всё в порядке.

Второе. Всё ещё сложный вопрос отношений с Россией. Вследствие аннексии Крыма, вторжения в восточную Украину и вообще из-за напряжения в целом. Если мы говорим об Азовском море, тогда проблема Запада и России не решена. 

Также, учитывая приостановку соглашения о ракетном оружии средней и малой дальности, так как Россия давно нарушает этот договор. Потому он перестал существовать. Конечно, нам нужно смотреть вперёд, как мы можем сесть за стол переговоров. 

Тогда я думаю, что существенным вопросом является способствование продвижению безопасности европейского континента и сотрудничество между НАТО и ЕС.

И, конечно, проблема Азии, позиция Китая, так как это важно для мировой безопасности. В контексте безопасности ситуация на Дальнем Востоке быстро меняется.

Что именно беспокоит относительно Китая? 

Хотя это напрямую и не влияет на позицию Латвии (так как у нас нет границ с Китаем и мы далеко), однако мы видим, что за последние годы напряженность нарастает относительно Южно-Китайского моря из-за необитаемых рифов.

Рождается всё больше вопросов относительно интерпретации морских границ. И мы видим, что напряжение между Китаем и Америкой намного больше, чем десять лет назад.

США недавно предупреждали страны Европы о сотрудничестве с Huawei. Например, государственный секретарь США Майк Помпео сказал, что страны, которые используют технику Huawei, создают риски для США. Какова позиция Латвии в этом вопросе?

Ну, это предупреждение не только США. Есть ряд государств, которые приняли решение в отношении использования систем Huawei. Насколько помню, Великобритания, Австралия и ряд других стран.

Латвия не хочет видеть эту проблему в политизированной атмосфере. Это вопрос технологий. И мы ждём полную технологическую оценку ситуации от наших союзников, в том числе от США, и от латвийских экспертов также ожидаем.

До сих пор, до этого конкретного интервью, в моём распоряжении нет полноценной информации, чтобы сказать сегодня и здесь о том, что мы должны отказаться от всего этого. Конечно, у нас есть некоторые опасения, которые мы слышали от других стран и служб о том, что эта компания как-то связана с китайскими государственными органами и службами. Поэтому нам необходимо выяснить, есть ли здесь какое-либо беспокойство.

У Латвии с Китаем хорошие отношения. Мы хотим выдержать хорошие отношения с Китаем.

Но, конечно, если появятся какие-либо доказательства того, что что-то угрожает безопасности Латвии, нам придётся рассмотреть этот конкретный случай. 

Латвия в настоящее время под угрозой?

Прямой угрозы для Латвии нет.

НАВЕРХ