Режиссер картины "Покидая Неверленд": "Это фильм не о Майкле Джексоне"
Интервью с Дэном Ридом

Dens Rīds

ФОТО: HBO

Документальный фильм "Покидая Неверленд"(Leaving Neverland) режиссера Дэна Рида уже сразу после премьеры на кинофестивале "Сандэнс" вызвал широкий резонанс в СМИ и дискуссии в обществе по всему миру. Предлагаем небольшое интервью с режиссером, который известен также как автор картин The Paedophile Hunter" ("Охотник на педофилов") и "3 дня террора: Атаки на Шарли Эбдо" (Three Days of Terror: The Charlie Hebdo Attacks).

Контроверсальная работа в подробностях рассказывает про опыт двух мужчин, который они испытали в детстве с иконой поп-культуры - Майклом Джексоном.  Она открывает возможные темные стороны из биографии звезды, которым жесткие акценты придает сексуальное использование малолетних мальчиков. 

Фото: Кадры из фильма

После премьеры несколько радиостанций убрали из ротации песни Майкла Джексона,  от использования символики поп-звезды отказался модный дом Louis Vuitton, его музыка больше не звучит в перерывах во время игр команды НБА "Лос-Анджелей Лейкерс". В тоже время самые ярые фаны Джексона начали громкую кампанию по защите своего кумира, к тому же семья Джексона сообщила, что подаст в суд на героев картины за клевету. В Латвии фильм можно посмотреть через интерактивное телевидение LМT.

Кто этот человек, которому удалось всколыхнуть общество во всем мире? Созданные ранее Дэном Ридом документальные фильмы также не оставили людей равнодушными, среди них можно упомянуть скандальный фильм "Охотник на педофилов" (The Paedophile Hunter), который получил две премии BAFTA, трилогию канала HBO "Террор" (Terors), документальную драму о наемниках "Стрелки" (Shooters), фильм об отмывании денег "Из России с наличными" (From Russia With Cash) и другие. 

Вам не чужды противоречивые темы - вы создавали фильм о детях-преступниках, террористах и международной политике. Какое ваше отношение к главной теме в картине "Покидая Неверленд", которая разворачивается в мире знаменитостей и поп-культуры?

Ну во-первых, это не фильм о Майкле Джексоне. Это история двух совершенно обычных семей, пути которых совершенно случайно пересеклись с жизнью Джексона, и невероятными возможностями, которые он предлагал. Семья полюбила эти блага, одновременно не понимая, какое влияние это оставит на их детей и близких.

В своем послании я выбрал не критиковать Джексона, не комментировать его поступки, мотивы и причины. Я осознанно оставил послание полностью нейтральным. Все-таки рассказ о преступном сексуальном мучителе. 

Я хотел, чтобы люди понимали, что когда ребенок попадает под крыло мучителя, это очень сложные отношения. Идет манипуляция родителями. Все происходит очень мягко и часто выражается, как любовь к ребенку. Семьи до сих пор чувствуют привязанность к опеке, любви и вниманию, которые принес Джексон в их жизнь. Они до сих пор соприкасаются с этими противоречиями. Фильм "Покидая Неверленд" - это о том, что Майкл Джексон им предоставил, а также о том, что он у них отнял. 

ФОТО: AFP / Scanpix

Фокус документального фильма нарочно сужен. В начале я опрашивал и бывших детективов и прокуроров, которые работали над двумя расследованиями по делу Джексона, но потом понял, что рассказ семьи не требует дополнения. Изменения, которые происходят с матерями и сыновьями, братьями и сестрами, мужьями и женами, сами по себе рассказывают эту сильнейшую историю. Во время просмотра, вы начинаете чувствовать себя одним из членов семьи, и я почувствовал, что интервью "со стороны", из публичной сферы, разрушит эту магию и оставит зрителя опять "вне кадра". 

Что из вашего предыдущего кинематографического опыта помогло определить фокус этого документального фильма? 

Я пришел из военных зон, мира секретности и преступности. Из тех мест, где моей задачей было показать скрытую драму, внутренний ход действий и реальность, которые люди не видят в заголовках новостей. Это события, которые наполняют нас ужасом, но в СМИ преподнесены в облегченной форме. Например, создавая документальный фильм на HBO о террористических атаках, я использовал архивные материалы с особым доступом и проводил многомесячное изучение, чтобы создать детализированный, через личный опыт пропущенный обзор мировых событий, которые люди считают уже знакомыми. 

Многие из моих новых фильмов  - это уже перспектива прошлого. Я создаю у этих рассказов человеческое лицо и голос, драму этого интервью, к которому отношусь очень осторожно. Так вы соприкасаетесь лично с этими отчетами и показаниями, и с отношениями опрашиваемого, и это то, что я полюбил - сила показаний, сила слов.Способность человека сказать: "Я не повторю официальную версию, а расскажу свою, которая обогащена моим личным опытом".

Это довольно амбициозный способ, как рассказать - две части длинной в 120 минут мы смотрим только архивные материалы и различные интервью с членами семей. 

Фильм длится четыре часа. Рассказ сам требует четыре часа, чтобы расскрыть полностью всю его сложность. Мы позволяем зрителю окунуться в жизнь семьи и пытаемся дать понять всю сложную комплексную, семейную динамику, которая развивалась на протяжении многих лет. Почему мать никогда не понимала, что происходит? Почему это продолжалось так долго?

Почему Робсон и Сейфчак никому ничего не сказали? И почему они решили заговорить об этом сейчас, после многих лет отрицания? Ответы вы получите посмотрев фильм, но его надо посмотреть от начала и до конца. 

Ответы скрываются в привычках поведения каждого человека и его отношении с другими. Вам необходимо познакомиться полностью с этими отношениями, чтобы увидеть как все случилось. Мы просим людей уделить немного времени, чтобы понять эти необычные показания.

Как вы себя чувствовали, когда работали с Сейфчаком и Робсоном, в основе показаний которых противоречивые чувства к Майклу Джексону?

Я брал интервью у низ в феврале 2017 года, до того, как поговорил с кем-то еще. Еще до интервью принял решение дать им возможность говорить, но не был готов принять ничего как неприемлемое. Как журналист и режиссер с 30-летним стажем я обратился к ним с известным скептицизмом, пока не получил уверенность, что все, что они говорят - это абсолютно правдоподобно. 

Первым я опрашивал Робсона. Он неоднократно выступал на телевидении, он очень хороший рассказчик. Мы быстро установили комфортные отношения, которые позволили обо всем говорить откровенно и эмоционально.

Я расспрашивал его три дня, и инстинк мне подсказал, что он говорит правду. 

Все же я проверил каждый аспект и деталь их рассказал, в поисках подтверждения, изучая каждое утверждение и разыскивая противоречия. Тогда я начал понимать, через что он прошел. Я понял, и это для меня было шоком, что он с семи лет был полностью влюблен в Джексона, и что в действительности эта любовь к своему мучителю, повлияла на его поведение в будущем. Уэйд был очень точным, уравновешенным и уверенным. Робсон уже раньше говорил об этом преступном использовании публично, в интервью с Мэттом Лауэром, но настолько детальнро он говорил впервые. Именно в деталях скрывается то, что позволяет понять его рассказ. 

В свою очередь, для Сейфчака это был первый раз, когда он разговаривал с журналистом. Его история была еще неуслышанной, и действительно, на протяжении двух дней можно было понять, что он заново переживает то, что с ним происходило. Во время его рассказов можно было видеть, как он подбирает слова, как он пытается смириться со своими воспоминаниями, переживает эти противоречивые ощущения, в которых перемешиваются удивление и страх. Его внутреннее потрясение ощущается полностью. Оба рассказа дополняют друг друга, и это, возможно, самое важное интервью, которое я провел за всю мою карьеру. 

ФОТО: HBO

Джой и Стефания, их матери,сначала не хотели рассказывать о пережитом,но они проявили огромную храбрость, заговорив откровенно о допущенных ошибках. Они обеспечили самый главный контекст рассказу о сексуальных отнрошениях их сыновей с Джексоном, отношений, о которых они даже не осознавали, хотя это происходило прямо у них под носом. Теперь, когда они увидели фильм, я думаю, они поняли - как важно пережить момент открытия правды. Они сказали, что надеются, что храбрость поможет и другим родителям и детям начать говорить о пережитом сексуальном насилии. 

Джексон как икона культуры столь вездесущ, что несмотря на мелкие подробности, с которыми фильм рассказывает историю Робсона и Сейфчака, скорее всего найдутся такие, кто пожелает забыть, уменьшить или игнорировать выраженное обвинение Джексона в насилии. 

Во время исследования я говорил с бывшим следователем из Калифорнии, который был задействован в более чем 4000 дел, расследуя насилие над детьми, в том числе и расследование полиции Лос-Анджелеса об обвинрении Джексона в сексуальном насилии в 1993 году. Он утверждал, что поведение звезды "соответствовало обычному профилю педофила". Сейфчак и Робсон описали классическую книгу поведения педофила: он проникает в семью настолько, что может полностью изолировать и отделить ребенка. Он очаровывает родителей, чаще разговаривая с матерью, а отца держа в стороне, до момента, - помните, Робсон говорит, что хотел бы , чтобы Джексон был бы его родным отцом. В личных беседах он разрушает авторитет родителей, особенно, авторитет мам, что и происходило с обоими мальчиками, заставив их представить матерей виновными в разводе родителей. Он становится для детей всем: отцом, братом, поддержкой... и сексуальным мучителем. Ребенок разбит и не может вырваться к вещам, которые ранее создавали его идентичность. Бывший детектив также подчеркнул, что нет ничего необычного, если жертвы молчат много лет после сексуального насилия. Это происходит до тех пор, пока больше не могут справиться с проблемами поведения и эмоционального характера.

Рекламный ролик фильма

Интервью подготовлено в сотрудничестве с интерактивным телевидением LMT и Kew Media Group

НАВЕРХ