Пожар в соборе Парижской богоматери безусловно трагичный день для искусства и мира в целом. Однако, это печальное событие для некоторых стало возможностью, например, для президента Франции Эммануэля Макрона. 

Что случилось?

Для тех, кто не следит за новостями, напомним - в понедельник вечером, 15 апреля, в соборе Парижской Богоматери начался огромный пожар, разрушивший часть исторически важного строения. При пожаре пострадали две третьих кровельного покрытия, а также часть 800-летней деревянной конструкции, однако пожарным удалось спасти главное строение собора, а также обе главные башни и башню с колоколом. Спасена и коллекция художественных ценностей и святынь

Галерея: Разрушения в соборе Парижской Богоматери 

Чем эта трагедия помогла Макрону? 

Несмотря на то, что разрушения собора - огромная потеря как для Франции, так и для всей Западной цивилизации в целом, кризисы могут оказаться и выгодными. К тому же, особенно выгодными они могут оказаться для политиков, которые борются с низкими рейтингами. 

Макрон - отличный пример. Стоит ли напоминать, что во Франции все еще продолжаются протесты "желтых жилетов" и поддержка президента в обществе критически мала (согласно опросу Общественного института Франции, она составляет ничтожных 27%). 

Трагедия собора Парижской Богоматери помогла Макрону переключить внимание общественности с внутреннего напряжения на одну из актуальнейших тем для французов - необходимость сохранить Францию как сердце европейского наследия. 

Чтобы понять, о чем речь, остается оценить речь Макрона на следующий день после пожара. В рамках своего высказывания он старался обозначить пожар в соборе как первоочередную задачу, которую необходимо решать. Об этом говорит цитата, которую особенно подчеркнуло издание Politico:

"Я вернусь к вам в будущем, чтобы мы вместе работали после больших дебатов, но пока для этого не подходящий момент".

Под большими дебатами Макрон подразумевает диалог правительства с протестующими. К тому же стоит напомнить, что в вечер пожара у Макрона было запланировано выступление на телевидении, в рамках которого президент ответил бы на требования протестующих и предложил бы конкретные меры для преодоления кризиса.

Вместо этого он прибыл на место трагедии и свое выступление отложил на неопределенное время. 

ФОТО: EPA/Scanpix

Отодвинуть требования "желтых жилетов" на второй план Макрону выгодно по двум причинам.

Во-первых, он может избежать обсуждения чувствительных вопросов и не рисковать еще большим падением своего политического рейтинга.

Во-вторых, поставив себя во главе решения трагедии, он может показать себя в выгодном свете, что как раз может сработать наоборот и поднять его рейтинги. 

К тому же отложить дискуссию на неопределенное время теоретически позволяет ему искусственно продлить возвращение к вопросам протестующих. Он просто очень долго может утверждать, что кризис еще не миновал. По крайней мере так долго, пока общество Франции не начнет ворчать, что жизненно важные вопросы отложены уже до смешного уровня.

Такая ситуация в любом случае даст ему необходимое время, чтобы более качественно продумать свой следующий шаг. 

Помимо этого, в этой речи прозвучал и призыв рассматривать трагедию и как возможность объединиться и вместе сделать страну лучше. Можно предположить, что Макрон подчеркнул внутреннюю разрозненность французов, вызванную протестами "жилетов", пишет Politico. 

ФОТО: AFP/SCANPIX

Стратегия Макрона, вполне возможно, - попытка уменьшить силу протестов, подчеркнув, что пока для этого неподходящее время и такие действия неблагоприятны для преодоления кризиса. Намного продуктивнее был бы диалог общества. К тому же, что происходит, когда протестуют меньше людей? 

Снижается и давление на правительство, и необходимость поддаваться требованиям протестующих также снижается. 

В конце концов, нельзя забывать и о международной дименсии и важности этого культурно-исторического объекта для всего мира. Большая часть стран мира выразили поддержку Франции в этот тяжелый час, а президент Европейского Совета Дональд Туск даже пригласил страны ЕС пожертвовать для восстановления собора. Поддержку выразила и ЮНЕСКО, планируется даже организовать международную донорскую конференцию. 

Галерея: Эмоции людей во время пожара в Париже

Логично, что в такой ситуации Макрон защитился от критики на международном уровне. Если какая-нибудь из стран и хотела бы его раскритиковать из-за ситуации с "желтыми жилетами", то по крайней мере пока что этого делать не будет.

Скорее совсем наоборот, некоторые страны даже видят возможности усиления своего международного престижа в контексте поддержки Франции и Макрона. К этому списку можно причислить и Латвию.

Чтобы понять, о чем речь, остается взглянуть на твит министра иностранных дел Эдгара Ринкевича в связи с его разговором с послом Франции в Латвии. 

Он написал, что, возможно, в будущем в конструкции в Париже будет и латвийский дуб, и пригодятся навыки умельцев Латвии. Если нечто такое случится, узнавание нашего государства в мире, конечно, возрастет.  

Как бы не разрешилась парижская трагедия, жаль, что даже такое событие можно окутать политической дымкой. Также жаль, что пожар одного религиозного строения может вызвать такой мировой ажиотаж, пока в то же самое время в Сирии равняются с землей целые города, а мир словно закрывает глаза на это.

Маловероятно, что восстановительные работы в Сирии когда-нибудь соберут миллиард евро международной помощи за несколько дней после того, как будет объявлен сбор средств. 

Как бы нам ни хотелось верить, что трагедии не делятся на приоритетные и второсортные, реальность совсем иная. К сожалению, с этим приходится свыкнуться. 

Галерея: Пожар в соборе Парижской Богоматери