По мере приближения юбилея акции протеста Балтийский путь, TVNET предлагает своим читателям особый исторический анализ крупного события того времени. Хотя в медийном пространстве большое внимание уделялось внутренним аспектам Балтийского пути и его влиянию на восстановление независимости стран Балтии, международные аспекты протеста рассматривались гораздо меньше. Эта статья посвящена вопросу отношения западных стран того времени как к Балтийскому пути, так и к стремлению стран Балтии к свободе в целом.

На следующей неделе, 23 августа, отмечается 30-летие знаменитой акции протеста Балтийский путь, в рамках которой около двух миллионов человек взялись за руки и образовали живую цепь длиной 600 км, соединяющую три столицы стран Балтии. Таким жестом население выступало против пакта Молотова-Риббентропа 1939 года, в котором Германия и Союз Советских Социалистических Республик (СССР) согласились разделить Восточную Европу на сферы своего влияния. В результате этого договора страны Балтии были оккупированы и утратили независимость. Эта оккупация также не была признана большинством международного сообщества.

Акция Балтийский путь совпала с эпохой, которая в конечном итоге закончилась распадом СССР и восстановлением независимости стран Балтии. В рамках этого были предприняты усилия умеренно либерализовать  и трансформировать медленно движущейся страны, чтобы обеспечить их долгосрочное существование. Аналогичным образом были предприняты усилия для построения конструктивных отношений с великим капиталистическим врагом - Западом.

Логично, что такая политика была очень выгодна для Запада, поскольку открыла возможность ослабления напряженности в отношениях с его главным противником на международной арене.

В связи с этим возникает вопрос, не был ли Балтийский путь, который открыто передавал сообщение о том, что часть территории СССР находится в незаконном владении, помехой для Запада?

В конце концов, с одной стороны, необходимо отстаивать право людей выражать свое осуждение того, что их страна незаконно стала частью другого государства. Однако, с другой стороны, такая поддержка прав может разозлить правительство в Москве, с которым необходимо говорить о таких деликатных вопросах, как сокращение ядерного оружия и т.д. Чтобы ответить на этот вопрос, TVNET обратился к историкам и экспертам по международным отношениям.

ФОТО: AFP / Scanpix

Что говорят эксперты?

Марис Анджанс, старший научный исследователь Латвийского института международных отношений, в интервью TVNET сказал, что говорить об акции Балтийский путь, как о помехе - не стоит. А вот независимость стран Балтии определенно не являлось приоритетом Запада.

"Во-первых, здесь определенно происходило то, что происходило в международной системе в целом. Для Запада было намного важнее то, что будет с СССР.

В течение нескольких десятилетий происходило как идеологическое, так и иного вида противостояние, и, с одной стороны, было хорошо, что СССР разрушается, но, с другой, вставал вопрос: а что будет дальше? Никто не хотел, чтобы это разрушение прошло в неконтролируемом виде", - говорит Анджанс.

В качестве примера исследователь упоминает ядерное оружие. "Существовало множество опасений касаемо того, что после распада СССР оно может попасть в руки злых сил. Точно так же, никто не хотел войны, которая могла создать новые миграционные потоки. США, чья внешняя политика была основана на обуздании СССР, должны были переосмыслиться и перестроиться. Судьба стран Балтии была в принципе подчинена судьбе Советского Союза", - продолжает исследователь.

Профессор Рижского университета имени Страдыня Дайна Блейер согласна с тем, что Балтийский путь был помехой для Запада. "Главы государств и правительство были довольно осторожными, и было бы достаточно сложно найти человека, который бы решительно поддержал независимость стран Балтии", - говорит Блейер.

Она также указывает на некоторые серьезные изменения в западной риторике после акции Балтийский путь. "Первоначально движения народов Балтии представляли свое сопротивление как ненасильственное, которое следует по пути Махатмы Ганди. На Западе акцию изначально воспринимали очень позитивно. Журналисты снимали эти события и в хорошем свете показывали общественности. Я предполагаю, что политики также видели в этом что-то очень позитивное", - говорит Блейер.

"Однако через несколько дней последовало заявление из Москвы, которое было неадекватно резким. В нем говорилось о национальной истерии, экстремизме, сепаратизме и вводящем в заблуждение народном движении. Этот язык очень сильно взволновал западных политиков, потому что он очень напоминал язык, который использовался до вторжения в Чехословакию в 1968 году. Надо сказать, что реакция Запада на уровне глав государств и правительств стала крайне осторожной. Президент США Джордж Буш старший отправил Михаилу Горбачеву письмо с призывом не прибегать к насилию в странах Балтии. В целом главы государств и правительств отреагировали довольно тихо, с тревогой и возбуждением", - продолжает Блейер.

"Балтийский совет написал письмо Генеральному секретарю ООН, но ООН не реагировало вообще. Во времена Атмоды международные организации, как правило, были наименее активными в поддержке независимости стран Балтии", говорит профессор.

"Были декларации и призывы к неприменению силы, но в принципе поддержка была утеряна. Мы уже видели, что произошло в Китае на площади Тяньаньмэнь. Но все по-прежнему торгуют с Китаем и очень тихо говорят о нарушениях прав человека", - заключает Блейер.

ФОТО: Reuters / Scanpix

Профессор Рижского университета имени Страдыня Илга Крейтусе также согласна с мнением, что Балтийский путь являлся крупной неприятностью для Запада. В интервью TVNET она отмечает, что крупные западные игроки наблюдали за акцией Балтийский путь не только сдержанно, скрытно, но и без поддержки.

"Эта позиция может быть объяснена тем фактом, что в политике один большой и известный противник намного лучше, чем группа небольших стран, от которых вы не знаете, что ожидать. Играть с одним противником намного проще", - говорит Крейтусе.

Она, как и Марис Анджанс, отмечает, что поддержка независимости стран Балтии определялась не теми процессами, которые происходили здесь, в Латвии, а процессами, которые происходили в связи с СССР в Москве. Она, как и Дайна Блейер, согласна с тем, что восстановление нашей независимости было обусловлено дальнейшим распадом СССР. "Видя, что время горбачевской перестройки идет не так, как должно, и центробежные силы начинают проявляться все больше и больше, позиция сверхдержав в отношении независимости стран Балтии также изменилась", - говорит профессор.