Ночью 28 сентября 1994 года в Балтийском море на юге от Финляндии затонул шведско-эстонский паром "Эстония", который направлялся из Таллинна в Стокгольм. Погибли 852 человека. Спустя 25 лет после катастрофы парома "Эстония" дело по-прежнему открыто.

Автор статьи Юта Рабе - продюсер 15 документальных фильмов и полнометражной киноленты "Балтийская буря" ("Baltic Storm")(о гибели парома "Эстония"). Она получала анонимные угрозы, в Швеции ей грозил арест за несколько экспедиций к остову судна. 1 сентября этого года была издана новая книга Рабе ""Эстония": 25 лет после затопления" ("Die Estonia: 25 Jahre nach dem untergang"), которая является дополненной версией написанной ей в 2003 году книги "Эстония: трагедия затопления судна" ("Die Estonia"). По словам самой Рабе, в книге задокументирована не только ложь властей и попытки скрыть произошедшее, но и новые факты и доказательства, а также впечатляющие свидетельства. 

В официальном сообщении созданной правительствами трех стран - Швеции, Эстонии и Финляндии - следственной группы (JAIC) указано, что затопление судна было вызвано поломкой произведенного судостроительной верфью Meyer хрупкой носовой аппарели (визора).

После 22 лет судопроизводства Нантерский суд во Франции эту теорию фактически отклонил. В июле 2019 года суд вынес вердикт, что обвиняемые - немецкая судостроительная верфь Meyer и французская компания Bureau Veritas - невиновны.

Это фактологически корректное решение, так как сомнительное окончательное решение JAIC не только неверное, но и идет в противоречие с законами физики. Согласно ему, на полной скорости визор сломался и рампа оторвалась, затопив автомобильную палубу и вызвав затопление судна в течение 30 минут.

Теория JAIC правдивой быть не может. Во-первых, уже потому, что несколько свидетелей видели, что автомобильная рампа была закрыта до полного затопления судна. Закрыта рампа у остова судна и сегодня.

Кроме того, в противоречие с теорией JAIC вступают и неопровержимые законы физики. На пароме "Эстония" под автомобильной палубой были еще три палубы с каютами и конференц-залами, бассейном и баней, машинным отделением и помещениями руководства судна. Если бы на автомобильную палубу проникли большие массы воды, то затопило бы и три нижние палубы. Вода бы выдавила воздух, потопив судно.

ФОТО: Ekrānuzņēmums

Однако произошло совсем иначе. Выжившие, которые находились в каютах под автомобильной палубой, рассказали, что потоки воды они заметили еще до первого наклона. "Под давлением они поднимались вверх", - рассказали они.

Принимая во внимание эти обстоятельства, есть только один вывод: повреждения появились в подводной части судна. Через них в судно снизу началась просачиваться вода.

Следователи отказались выслушать этих свидетелей, однако это не смутило Нантерский суд, который принял фактологически корректное решение.

Судостроительная верфь Meyer, которая обвинялась в установке нестабильных запорных механизмов, была оправдана, так же как и французская компания Buero Veritas, в ведении которой был надзор за техническим состоянием судна.

Исход суда оказался неутешительным для родственников погибших, так как они надеялись, что Нантерский суд потребует хотя бы нового, независимого расследования. Сейчас им также придется возместить судебные издержки в размере 100 000 евро.

Таинственный груз

Однако у судебного решения есть два позитивных аспекта. Во-первых, оно проложило путь для судебного разбирательства в Таллинне. Во-вторых, теперь можно обратиться в Европейский суд по правам человека. Это можно делать только в случае, когда все судебные возможности на национальном уровне исчерпаны.

Председатель эстонской организации близких погибших пассажиров ELA Хелье Каскел и председатель шведской организации близких погибших пассажиров SEA Леннарт Берглунд надеются, что в конце концов будет проведено независимое расследование дела "Эстонии", так как новые доказательства и показания свидетельствуют, что произошло скорее преступление, а не несчастный случай.

Много вопросов вызвал таинственный груз на борту парома "Эстония".

Сейчас обнародован отчет тайной полиции Эстонии и переписка между на тот момент президентом Эстонии Леннартом Мери и начальником тайной полиции Юрием Пихлом, которые поясняют, почему эта тема с самого начала была объята такой таинственностью.

ФОТО: Ekrānuzņēmums

Еще 28 октября 1994 года Мери в письме спрашивал Пихла о неком незаконном грузе на борту парома "Эстония".

Ответ от Пихла был получен 5 ноября 1994 года. Он писал:

"...тайная полиция провела расследование, результаты которого свидетельствуют, что на палубе находились 83 автомобиля. Однако, согласно данным судоходного предприятия Estline, проданы были только 75 транспортных билетов. И в таможенном отчете были задекларированы только 75 транспортных средств".

Пихл продолжает ""...на борту "Эстонии" находились восемь незадекларированных грузовых автомобилей без билетов Estline, но они не были нелегальными. Тайная полиция завела уголовное дело и подготовило 300-страничное сообщение (как предварительное расследование). Один из этих автомобилей перевозил груз - шесть тонн незадекларированного кобальта".

Сказанное Юрием Пихлом, что восьмитонный автомобильный груз не указывается как "нелегальный", означает, что у этих автомобилей была транспортная лицензия или особое разрешение, которое могло выдать министерство, министр или чиновник высокого ранка, и которое затем утвердило другое уполномоченное учреждение.

Предварительное 300-страничное следственное сообщение тогда пропало в архивах тайной полиции, однако сейчас было предано огласке. В нем можно найти результаты расследования того времени. Взять интервью у Юрия Пихла не удалось, так как 3 февраля этого года он внезапно умер.

Другой начальник тайной полиции (сейчас на пенсии) указывает:

"В ходе дальнейшего следствия мы получили доказательство того, что на борту "Эстонии" находились две коробки/чемодана с ядерными материалами - конечно, они задекларированы не были".

Неотвеченным остается вопрос - кто являлся заказчиком и получателем. Это выяснить не удалось до сих пор, так как с 1997 года не было ни одного официального расследования.

Важные показания

Однако сейчас появился важный свидетель, который, послушав приказания начальства того времени, молчал 25 лет. Впервые с сообщением по делу парома "Эстония" выступил пограничник Янно Й.

Вечером 27 сентября 1994 года он был начальником смены охранной команды из восьми эстонских пограничников, во время погрузки он находился в терминале Estline. В его ведении была не только охрана терминала, но и учет загруженных на судно транспортных средств.

В списке были несколько групп транспортных средств - легковые автомобили, фургоны, грузовики и спецтранспорт. Этот список позднее сравнили с таможенной декларацией и, согласно сказанным Янно, сдали в архив в здании погранохраны на улице Эдалас 4 в Таллинне.

Янно рассказал, что 27 сентября 1994 года он во время своей смены видел, как на терминал Estline заезжают четыре серых военных российских грузовика.

Он это сразу обсудил со своим другом и коллегой Юрием, так как на терминале Estline российский военный транспорт ранее замечен не был. Он никогда не видел, чтобы такие транспортные средства загружали на паром "Эстония".

Галерея: Вспоминая трагедию парома "Эстония"

В военных российских грузовиках среднего размера могло находиться тяжелое оборудование или тяжелая машинерия, каждая единица была проложена брезентом. Как можно было понять со стороны, груз был большим и тяжелым. Янно и его коллеге Юрию это показалось очень странным, они внимательно следили за колонной из четырех машин. Их водители показали документы таможенникам, которые не сделали никаких возражений, и военному транспорту разрешили заехать на борт судна.

Янно и Юрис решили, что все происходит законно. Коллега Янно также записал четыре российских военных транспортных средства в список, который Янно потом подписал.

В 10 часов следующего утра, когда уже распространились новости о катастрофе парома "Эстония", в терминал приехали двое мужчин в темных костюмах и попросили отдать им список. Так как Янно мужчин не знал, и они не представились, он сначала спросил у вышестоящего работника, действительно ли список нужно отдать. Начальник Янно подтвердил, что список отдать надо, что Янно и сделал.

Начальник Янно приказал об этом никому ни в коем случае не рассказывать. С того момента Янно больше список не видел. Спустя 25 лет после катастрофы Янно решил больше не молчать.

Янно Й. дал эти показания эстонской прокуратуре и повторит их в суде. Пока что его фамилия держится в тайне, чтобы не подвергать его опасности.

Показания Янно дополняют раcсказанное в 2006 году на Шведском телевидении шведским таможенником Леннартом Херниксоном о двух военных грузах, которые были погружены на паром "Эстония": один из них - за две недели до катастрофы, второй - лишь за неделю до нее.

Оба показания рисуют интересную картину - они доказывают, что паром "Эстония" с разрешения военных и правительственных чиновников двух сторон (Эстонии и Швеции) использовался как средство для перемещения российских военных технологий, несмотря на то, что каждый раз на борту находилось около 1000 гражданских пассажиров.

Чувствуют ли себя Эстония и Швеция виновными в сокрытии того, что произошло?

Заказ?

Почему нет адекватного расследования, неотвеченным остается вопрос о том, кто, возможно, потопил судно.

Есть версия о националистически настроенной группе российских военных, для которых было неприемлемо новое сотрудничество США и России в начале 90-х годов. Они были настроены против крупных сделок с высокотехнологичным оружием.

Прозвучала версия, что они наняли "банду" убийц, которые разместили на борту взрывчатые вещества: один груз был размещен на обеих сторонах переднего перекрытия судно (он взорвался только частично), а второй - сделал большую дыру на внутренней стороне правого борта. Эти дыры как с технической точки зрения, так и с точки зрения законов физики поясняют ход затопления парома "Эстония". Если вода сочится снизу, то вытесняет воздух вверх. Судно затонуло, так как из-за попавшей воды оно стало тяжелее и больше не могло удерживаться на поверхности воды.

Препятствия в поисках правды

В 2000 году в месте, где затонул паром "Эстония", было проведено погружение, в ходе которого из найденной в переднем перекрытии парома дыре были взяты две металлические части.

Была проведена экспертиза, чтобы выяснить, произошли ли взрывы. Лаборатории в Банденбурге, Клаустале-Целлерфельде и Техасе, США, независимо друг от друга констатировали на металле следы взрыва.

Однако главный редактор журнала Der Spiegel хотел провести свою экспертизу. Автор этой статьи Юта Рабе уже договорилась о публикации в журнале, поэтому ей пришлось с этим условием не согласиться. Однако, экспертиза не была проведена в высококвалифицированной лаборатории Вооруженных сил Германии в Мепене, как и было запланировано изначально. Эта задача после длительного разговора главного редактора с на то время руководителем Федеральной разведывательной службы Германии Агустом Ханингом внезапно была передана Федеральному институту экспертизы материалов в Берлине (ВАМ).

ВАМ никогда ранее не проводил экспертизы, чтобы установить следы взрыва, однако сразу же выступил с пояснениями по конкретным изменениям микроструктуры металла: они были вызваны процедурой антикоррозийной обработки во время строительства "Эстонии".

ВАМ считает, что сталь в 1978 году перед использованием в судостроении обрабатывали дробноструйным методом, в котором поверхность метала подвергается столкновению с дробью из различных материалов, что вызвало микроструктурные изменения металла. Однако этот метод Германия ввела только в 1982 году.

Гипотеза ВАМ была ужасной. Однако, как доказало тщательное исследование, это была только гипотеза, упоминание. В сообщении ВАМ  в едва заметной сноске идет отсылка к факсу Meyer Werft. В этой судостроительной компании на вопрос о дробноструйной обработке ответили, что сталь обрабатывалась струей кварцевого песка. Однако этот материал ни коим образом не может изменить структуру стали.

Ответ ВАМ на вопрос, почему сказанное Meyer Werft было проигнорировано или искажено, сбивал с толку: "...эксперты решили, что судоверфь Meyer задумывала дробноструйный метод", несмотря на то, что в факсе было ясно указано, что речь идет о пескоструйном методе.

ВАМ пришлось признать, что экспертиза не проводилась в реальных условиях под водой, и также не принималась во внимание возможность, что взрывчатка была прикреплена к некой пластине, возможно, магнитной. Список умолченного можно продолжить. Продолжается поверхностный стиль расследования, который уже наблюдался во время JAIC.

Спустя 25 лет после катастрофы по-прежнему нет ответов на многие вопросы. Власти и политики надеялись, что дело о катастрофе "Эстонии" быстро будет похоронено в морской глубине, однако этого не произошло. Неудобные вопросы не закончатся, так как дети жертв продолжают задавать их все громче.