Когда следователи поняли, что ответственным за смерть женщины является секретный агент милиции Станислав Роголев, была незамедлительно организована операция по задержанию. Он признался во многих преступлениях и предоставил доказательства - оказалось, что трое парней отбывают наказания ни за что.

В восьмидесятых годах прошлого столетия в Латвии часто можно было услышать истории об убийствах молодых женщин - тела находили одно за другим на разных железнодорожных вокзалах. В советские времена преступления, которые было трудно раскрыть, просто не регистрировались, поэтому следователи долго не могли найти связь.

Первую часть истории читайте ЗДЕСЬ

Чтобы расследование продвигалось вперед, следователи не брали во внимание результаты медицинской экспертизы, но прислушивались к показаниям лжесвидетеля и "выбивали" признания. Однако все изменилось, когда один художник по описанию свидетеля составил портрет убийцы - им оказался сотрудник Министерства внутренних дел Станислав Роголев.

Вторую часть истории читайте ЗДЕСЬ.

В статье использованы фрагменты из фильма "Маньяк", созданного режиссером Илзе Шноре и показанном на канале LNT в 2011 году. Фильм основан на историческом романе Андриса Грутупса "Маньяк".

13 мая 1982 года в Следственный совет по уголовным делам позвонил старший лейтенант милиции Валерий Ишболдин. Его агент сообщил, что видел Станислава Роголева в Улброке у какой-то женщины. Агент также смог определить точное местоположение - Роголев жил в одноэтажном деревянном бараке на улице Института.

Задержание, как в остросюжетном кино

"Моя задача была обеспечить, чтобы его конвоировали - главное организовать его задержание. Никакой громкой операции не было - приехали три сотрудника и задержали", рассказывает генерал Алозис Блонскис. 

На место нахождения беглеца выехала оперативная группа, поговорила с соседями и показала им фотографию Роголева.

В документальном фильме LTV "Дела № 1918 - 2018", тогдашний милиционер Валерий Сергеев делится воспоминаниями о задержании: "Насколько я помню, было два штаба - один в Министерстве внутренних дел, а другой - в Рижской думе. Были созданы различные оперативные группы, которые проверяли все поступающие сигналы на наличие подозрительных людей. И в тот день я шел по коридору и встретил генерала Блонскиса. Он сказал мне, что нужно съездить и проверить один адрес".

"По дороге встретил Вячеслава Лашкевича, тоже оперативного сотрудника. Он спортсмен и очень сильный, и я попросил поехать со мной. Нам дали новую Волгу, черный ГАЗ 24. В машине нас было трое - я, Вячеслав и водитель. Поехали. Адрес- Улброка", - вспоминает Сергеев.

"Позвонили. Дверь открыл какой-то мужчина. Мы с Вячеславом зашли внутрь и начали расспрашивать его о жильцах дома. Оказалось, что в здании проживают две семьи - слева женщина, а справа он с родными. После этого мы показали ему фотографию Роголева, на что он сказал, что с его соседкой проживает мужчина, похожий на него. Оказалось, что на тот момент Роголев находился в здании", рассказывает оперативник. 

"Я сразу вспомнил, что одно из окон дома было открыто, и испугался, что Роголев может сбежать. Поэтому я попросил водителя, чтобы он как бы отправился на машине за дополнительной помощью, но главной его задачей было наблюдать за окнами. Он уехал, но вместе с машиной спрятался за кустами сирени. Мы начинаем проверять. Постучали в дверь - никто не ответил", - вспоминает Валерий Сергеев. 

Затем милиционеры начали подбирать ключи - один подошел: "За дверью сразу же раздался шум, а потом засигналила наша машина, а водитель закричал "Роголев!Роголев!".

Выбежали из дома и заметили, как какой-то мужчина бежит в лес. 

Побежали за ним. Испугался, что потеряем его из виду. Пришлось достать пистолет. Честно говоря, это был первый раз, когда я был готов стрелять в человека. Я был молодым - 26 лет, а тут такая "переделка". Первый раз выстрелил в воздух - предупредительный, как учили. По закону я должен был два раза предупреждать, а  третий раз могу стрелять в человека. Получилось так, что я выстрелил выше головы Роголева, и случайно попал в какую-то ветку, которая упала прямо к ногам беглеца. Он испугался и остановился. Нам оставалось каких-то 20 метров до него", рассказывает Сергеев.  

Сотрудник оперативной службы Валерий Сергеев вспоминает, что они медленно подошли к убийце: "Вячеслав занимался каратэ, он так аккуратно ударил Роголева по ноге, что тот упал. Наручников у нас не было, пришлось снимать ремень и связывать руки таким методом. За эту операцию нам дали премию. Мы пошли в "Лир" в Старом городе.

Премия там вся и осталась".

Театр следователей

Когда Роголева доставили в министерство внутренних дел, его отвели в кабинет полковника Важниса. Чтобы заставить его признаться, нужно было придумать что-то оригинальное и привлечь кого-то, кому преступник смог бы довериться. Поэтому следователи пригласили Киршентала, главу Рижского психоневрологического диспансера. Он хорошо знал мышление и логику заключенных и предложил следователям разыграть карточку душевнобольного.

Преступнику нужно было внушить, что если он признается, его не будут судить, а посадят в "дурку" и будут лечить.

Сценарий расследования Роголева был продуман заранее - было решено не возбуждать дело на агента, объяснив, что никто не сможет его защищать. Будучи рациональным человеком, Роголев согласился. Следователи начали играть в театре самого жестокого убийцы в истории Латвии - первоначально было объяснено, что по трем случаям убийств уже было собрано достаточное  количество доказательств для того, чтобы расстрелять его.

Роголеву сказали, что Киршенталь пишет диссертацию о больных людях с такими же наклонностями, как у него, - если человек убил многих, он не может быть нормальным. Следователи продолжили свою версию - если Роголев все это расскажет, "дурка" гарантирована и институт Москвы примет его с распростертыми объятиями. Аргументы были убедительными, и после небольших раздумий Роголев согласился. Когда следователь получил от полковника Важниса дело Роголева, преступник уже признался в шести убийствах.

"Почему Роголев попался? Каким бы хитрым он ни был, уровень образования у него не был высоким, за исключением тюремной академии, которую он окончил. И такие люди обычно наивны - если ты не слишком умен, ты поверишь", прокомментировал обман Роголева Андрис Грутупс.

Неожиданные повороты и скандал в Верховном суде

С первых же дней расследования начались выезды на места убийств. Роголев показал, где задушил и изнасиловал, где спрятал тела своих жертв и их вещи.

Преступник общался только с двумя следователями - Янисом Скрастинем и Гинтом Грутупсом. Второму Роголев охотно признался, что недалеко от Айзкраукле убил и изнасиловал женщину. Ее вещи и документы он спрятал под корнями дерева в Улброке. 

Видя, что следователь удивлен признанием, Роголев решил осчастливить Грутупса и сообщил ему, что у него произошел еще один инцидент в этом же месте.

Роголев рассказал, что неподалеку изнасиловал молодую женщину. Грутупс понял, что речь идет об аптекарше, которую обнаружили мертвой в лесу, но дело было закрыто, а убийцы найдены. Дело было рассмотрено Верховным судом, и его решение являлось окончательным и не подлежало обжалованию: Дрейманису - смертная казнь, Валевичу - 15 лет, Криеву - 10 лет тюрьмы.

Изучение доказательств показало, что убийство действительно было совершено Роголевым. Получалось, что трое парней были ложно осуждены.

"Это был большой скандал. Мне кажется, в Латвии никогда не было такого, чтобы человек был несправедливо осужден за убийство", - вспоминает Рита Аксенока, глава отдела расследований в то время.

В конце 1982 года все трое осужденных были освобождены из тюрьмы. Большинство следователей, которые пытали парней, были осуждены, говорит Аксенока: "Прокурора судили, следователей и судью уволили. Я думаю, что судья просто не читал дело и доверился прокурору, так как то, что это ошибка, нельзя было не заметить".

"Симпатичный и приятный" маньяк

Роголев пытался рассказать обо всем, потому что серьезно ухватился за спасательную соломку, признаваясь в новых преступлениях, создавая тем самым очередные проблемы для властей СССР, так как многие из преступлений вообще не расследовались. Оказалось, что некоторые следователи уничтожали дела, чтобы поддерживать все отчеты в порядке. Кроме того, некоторые из убийств, в которых признался Роголев, были признаны естественными смертями в ходе расследования.

Во время допроса Роголева было раскрыто 12 преступлений, в том числе четыре нерасследованных убийства.

Убийца предстал перед судом 4 апреля 1983 года в 11 часов утра. Сам обвиняемый смотрел на все происходящее с интересом и колоритно свидетельствовал: "Ну, девчоночка, по этому вопросу я уже объяснил, что мужчина остался в Балдоне с другой женщиной... Учитывая то, что я уже взрослый мужчина и немного понимаю, когда женщину можно, а когда нельзя обмануть. У меня практика в этом".

В ходе процесса Роголеву могли задавать вопросы потерпевшие и родственники жертв - многие впервые увидели своего мучителя и были удивлены.

"Не думала, что он такой. Визуально он был симпатичным, приятным человеком", - рассказывает в фильме одна из жертв. 

11 мая 1983 года суд продолжал заслушивать свидетелей, но в тот же вечер, самый авторитетный врач латвийской психиатрии в СССР, доктор Сочнев, поделился своим заключением: Роголева следует считать здоровым человеком, он ориентируется во времени и пространстве, целеустремленный и аккуратный, эмоционально адекватный, психопат. Услышав это, Роголев побледнел - он выглядел смущенным и удивленным.

В полночь в тюрьме послышались странные звуки, казалось, что воет волк. Надзиратели вспоминают, что звук становился все более резким, яростным и страшным - Роголев кричал, словно животное.

Через несколько дней судья зачитал окончательный приговор. Станислав Роголев был застрелен 19 июня 1984 года.