Грета Тунберг, библейский потоп и новая религия

ФОТО: AP/Scanpix

Кажется, не написали о Грете Тунберг только самые ленивые да самые равнодушные - либо к экопроблематике, либо персонально к Грете, либо к ним обеим. Но это только на первый взгляд. Как обычно, в действительности все несколько сложнее. Есть ведь, к примеру, и те, кто не торопился принять участие в глобальном риалити-шоу шведской школьницы по крайней мере до тех пор, пока та не предложит что-либо конкретное. Неужто у столь пассионарной особы нет идей? Но поскольку время идет, а мы не слышим ровным счетом ничего, то стоит задаться вопросом: а ждут ли вообще дельных предложений те, кто от Греты без ума и так? Или сойдет, какая есть? Да и уместно ли в принципе требовать активных действий от тех, кому, похоже,  отведена роль этакого апостола новой веры?

Пока в больших столицах постиндустриального мира друг за другом разрывались хлопушки эффектных акций юных экозащитников, оставлявшие на улицах горы мусора, а по всему свету кружили слухи о "нобелевке" для Греты (по счастью, не сбывшиеся), Барак Обама успел громко назвать ее "одним из величайших защитников нашей планеты". Если экс-президент ставил целью упугать тех, кому кризис биосферы что слону булавка, то, надо думать, ему удалось. Право же, кто не ужаснется от мысли, что живет на планете, чей величайший защитник - инфантильный неврастеник старшего школьного возраста?

И будет ли этот страх таким уж необоснованным? Аккурат пока мировые медиа наперебой обсасывали "защитника", как ярмарочный леденец, в самом сердце евразийского континента завершилась подготовка акции, которая вот-вот взорвет биосферу долины реки Тигр.

Строительство турецкой гидроэлектростанции Илису завершено, и в ближайшие недели под водой нового водохранилища, чью экономическую эффективность, по мнениям экспертов, сильно преувеличивают заинтересованные госкорпорации, исчезнет один из древнейших городов Земли, где жизнь не прерывалась 12 000 лет.

Многие ли населенные пункты мира могут похвастаться тем, что были домом четырнадцати цивилизаций? Хасанкейф в юго-восточной Турции может. Пока. Но, не сегодня-завтра исчезнув под водами широко разлившейся реки, прегражденной плотиной - ниже по течению, поблизости границы с Ираком, - он и сам скоро станет легендой.  

ФОТО: Reuters/ScanPix

"Допотопные" снимки 2009 года. Теперь башни передвинуты, часть исторической застройки снесена, а пещерные города целиком уйдут под воду

ФОТО: Reuters/ScanPix

Собственно, воды Тигра еще не хлынули на Хасанкейф и окружающие его 199 селений по единственной причине: несмотря на официальный дэдлайн 8 октября, эвакуация местных жителей, подозрительно смахивающая на депортацию, задерживается.

И неудивительно: очень немногим из 60 000-ного населения округи позволено перебраться в специально отстроенный на каменистом плато неподалеку Новый Хасанкейф. Даже тем трем тысячам, что населяли город, было поставлено несколько бюрократических условий. 

Нужно обладать официальной регистрацией в Хасанкейфе. А также иметь семью. К тому же за каждый дом, выделенный заботливым государством перемещенным гражданам, надлежит заплатить в пересчете на наши евроденьги по 28 000. С такими доходами, как в этой части Турции, - кредит целую жизнь будешь выплачивать.    

А неохваченные программой переселения жители, у которых отняли тысячелетиями кормившую их землю, вольны податься на все четыре стороны. Пока их не захлестнул вполне библейский - особенно с учетом мест, где все это творится, - потоп.

Обернется он не только гуманитарной и культурной катастрофой, но и экологической. В расположенном ниже по течению Ираке давно бьют тревогу: турецкая "инновация" приведет к еще большему обезвоживанию и без того засушливых районов южной Месопотамии. Британские, американские и немецкие ученые уже который год предупреждают, что затопление долины нарушит экологический баланс. И, следовательно приведет исчезновению редких видов местной фауны.

Слышат ли в мире эти голоса? Или от необычайно содержательной проповеди Греты всем заложило уши?   

Не нужно думать, что о происходящем в долине Тигра известно лишь тамошним жителям да паре сотен специалистов. И что за Хасанкейф никто не боролся. Очень даже боролись.

Уже в 2009 году под давлением общественного мнения немецкие и швейцарские компании, поначалу участвовавшие в проекте, из него вышли. А европейские банки прекратили финансировать строительство ГЭС. Но руководство Турции, страны не самой бедной, это не удержало. 

В свою очередь, международная бюрократия, вольно или невольно, маргинализировала движение в защиту Хасанкейфа и долины Тигра, спихнув его с глобальной повестки в нескончаемый ряд локальных общественных инициатив, рассматривать которые ей недосуг. 550-ти апробированных памятников архитектуры и урбанистики в "рамочке" двух древнейших на Земле пещерных поселений по обеим сторонам реки (о которых также имеются авторитетные экспертные заключения) вполне хватало, чтобы включить Хасанкейф и окрестности в список объектов мирового культурного наследия ЮНЕСКО.

Более того, в 2016 году международная охранно-репрезентативная организация Europa Nostra внесла Хасанкейф в список памятников мировой культуры под угрозой. Но все это - не считая многочисленных протестов и в стране, и за ее границами - оказалось напрасным.

Потому что для включения в список ЮНЕСКО не хватало единственной бумажки - предусмотренного процедурой заявления от Минкульта Турции. Которое по понятным причинам из Анкары не направили.

Последняя акция протеста - 2 октября - прошла в Париже как раз перед входом в секретариат ЮНЕСКО.               

Считается, что когда по разным причинам буксует бюрократия, на помощь приходят СМИ. Но привыкли мы так думать из-за тех скандальных историй, что нам известны. А знаем ли мы, сколько остается в тени? Могу утверждать, что и на сей раз медийное эхо оказалось не громче шепота. В частности, по-русски о трагедии Хасанкейфа 8 октября написал единственный крупный новостной портал - Meduza. За что его команде поклон в пояс.

Четырьмя днями спустя на событие отреагировала влиятельная польская Gazeta Wyborcza. Но в целом - и по-английски, и по-французски, и по-немецки написано было ничтожно мало, почти что ничего. Все внимание медий было поглощено "одним из величайших защитников нашей планеты".

В объективности климатических изменений я не сомневаюсь ни минуты. И лично против Греты Тунберг не имею решительно ничего. Вполне себе нормальная юродивая, каких история помнит немало. Европа Средневековья и  раннего Ренессанса ими кишела. Нередко окружали их толпы фанатиков, готовых идти за своими кумирами хоть в преисподнюю. В рациональную эпоху Просвещения число носителей "откровений" существенно снизилось: исчез социальный запрос. Еще в меньшей степени генерировал его позитивистский ХlХ век; о ХХ-м нет и речи.

Но уже на заре постиндустриальной эпохи ситуация стала быстро меняться. В цивилизованной части мира начали все больше задумываться об эффектах безответственной эксплуатации природы. Год от года набирающее влияния "зеленое" движение, однако, быстро обнаружило свою двойственность. Одна его сторона - отряды самоотверженных и вполне бескорыстных эко-активистов. Другая - big business, во мгновение ока разросшийся вокруг них. 

Широкая сеть заинтересованных (и хорошо дотируемых) НПО под опекой наднациональных "зонтичных" организаций вроде Greenpeace стала эффектной - и иногда лишь стартовой - площадкой для разного рода демагогов.

Которых рост собственных политических акций, воздействие на общественное мнение и манипуляция им занимает куда больше, чем проблемы климата и биосферы. Тем более, что в институционализованном экодвижении сегодня вертятся очень серьезные деньги. 

Впрочем, такая метаморфоза постигла не одно лишь экодвижение. По аналогичной модели - хотя и в несопоставимом масштабе - было институционализировано, например, антидискриминационное движение ЛГБТ. 

И еще в последние декады прошлого века видели мы, как на обломках того, что прежде было известно как пластическое искусство, поднялся очень внушительный - и с самых первых шагов наглухо институционализированный монстр так называемого искусства актуального. Где роль творцов не стоит переоценивать, ибо все в данной области, структурно схожей с глобальной корпорацией, вершат кураторы. Котировки, рейтинги, гранты, привлечение музеев и меценатов, работа со зрителями и СМИ - обо всем решают они. По сути режиссируя тот сегмент шоу-бизнеса, в который превратилось визуальное искусство.

И, похоже, все уже давно свыклись с тем, что координатор важнее креатора, эффектная "раскрутка" дороже оригинальных идей, а любой липкий скандал всегда соберет максимум "лайков". 

В глобальное риалити-шоу, массам на радость, втащили все составляющие общественной жизни - политику, культуру, гражданский активизм и отчасти даже спорт. Стремительное развитие соцмедий этот тренд лишь усилило. В результате в нашей, казалось бы, умудренной опытом цивилизации снова завелись фанатики. 

Конечно, экофанаты из постиндустриальных стран пока что менее агрессивны, чем исламские джихадисты. Но из этого не следует, что мыслят они более рационально. Мало того, что они в упор не видят фактов, противоречащих их догматике, - они еще активно  распространяют небылицы, которые многие наивно берут на веру. К примеру, что выбросы углекислого газа вредят биоразнообразию. Или что в уничтожении природы виновны технологический прогресс и так называемые "богатые". 

Хотя на деле все как раз наоборот.  Биоразнообразие выбросы диоксида углерода не только не губят, но стимулируют. А главные причины экологического кризиса - нищета и перенаселенность. Масштабы которых большинству из нас, функционирующих внутри "золотого миллиарда" наиболее обеспеченной части жителей Земли, даже не представить.

Разве под угрозой биосфера на родине Греты? Или в Канаде? Или в Японии? Или в Австрии? Ведь и в на порядок менее богатых Латвии и Эстонии ни у кого нет нужды утром убить кабана или антилопу, чтобы вечером их съесть. Или быстренько вырубить лес, а то зима на носу, и мерзнуть совсем неохота. 

Но людей, существующих на подобном "подсосе", на планете абсолютное большинство. Стремительно с каждым годом прирастающее.  Им ли до экологической дальновидности? Знают ли они вообще такие слова? Им бы осень продержаться. Да зиму перезимовать. Наша же проснувшаяся чуткость к биосфере - на сто процентнов достижение той цивилизации, на которую ополчились экофанатики.

Хотя не будь ее - не было бы и их.   

"Если бы Израиль был нищим, никаких нильских гусей у него в парке не ходило бы. Их бы съели", - заметила на днях Юлия Латынина.

Можно как угодно критично относиться к этому автору. Вынужденная бежать из России, где подвергалась всем видом травли, Латынина, безусловно, вывезла оттуда бациллу посттоталитарного синдрома, от которой едва ли отделается. Теперь и в свободном мире тут и там мерещится ей Глобальный Заговор Леваков, последствия которого не дают покоя ее воображению. 

Не берусь ее осуждать. Переживи то, что пережила Латынина, кто-нибудь другой, -  вообще умом бы тронулся. А она не только не утратила рабочей формы, но и по-прежнему вполне безошибочно распознает фейк, в каких бы обличьях тот ни подсовывали. Приведенный Латыниной корпус доводов убедительно показывает, кто, что и почему является главным разрушителем биосферы. Любопытным ее анализ с радостью рекомендую

Но, боюсь, этим моя солидарность с колумнистом Новой Газеты и ограничится. Очень уж заметные антенны конспирологии торчат из утверждения, что бедняжку Грету использовали "для принуждения общества к единомыслию".

Лево-"зеленые" лобби действительно имеют место, но не они создают главную проблему для цивилизованного мира. Эта проблема скорее в том, что все мы - условные правые, левые и центристы - очень уж сконцентрированы на поисках виновных в возможной  катастрофе будущего внутри нашего "золотого миллиарда". При этом будто и не замечая, что число несчастливых жителей Земли растет в угрожающем темпе.

Мы что-нибудь заметное предпринимаем для оптимизации вопиющего неравенства, которое напрямую угрожает не только биосфере, но и всей нашей цивилизации?  Мы даже разговоров на эту тему старательно избегаем. 

Ни словом не обмолвился на сей предмет и "один из величайших защитников нашей планеты". Как и на предмет менее глобальной, но не менее конкретной цивилизационной угрозе, исходящей от авторитарных режимов. Ни варварству, ни нищете Грета войны не объявляла. Как, впрочем, и технологическому прогрессу.

И сильно сдается мне, что главную часть своей роли "величайшего защитника" Грета уже отыграла. Принял же ряд правительств соответствующие (хотя и несколько расплывчатые) декларации!   

Фанаты, понятно, на радостях пошли бузить, но экстрима пока мы не наблюдаем. И если даже под воздействием проповеди Греты кто-нибудь вдруг надумает пойти еще дальше и ринется крушить направо и налево чужие или общественные высокотехнологичные гаджеты, то, уверяю, полиция вмешается тотчас же.

Если же, выбросив собственные смартфоны и компьютеры, наиболее радикальные фанаты без лишнего шуму удалятся в леса, где заживут, собирая грибки-ягодки, в полном единении с матерью-природой, - силой никто их вытаскивать оттуда не будет. 

Другое дело, на как долго их хватит - и тех фанатов, и тех ягодок. 

НАВЕРХ