Совсем недавно, в конце сентября, был опубликован сборник воспоминаний публициста, писателя и журналиста Марины Костенецкой "Мой XX век". Сама автор называет это издание работой всей своей жизни и делится в нем своей историей жизни, воспоминаниями о важных событиях недавней истории Латвии и уникальным свидетельством эпохи - письмами, полученными от читателей и сторонников во время Атмоды.

Марина Костенецкая о своем сборнике воспоминаний рассказывает: "Эта книга - портрет Латвии, она отражает светлую душу людей и их способность объединяться независимо от национальности. Это подтверждение моей любви к Латвии и благодарности людям. Я отдаю свой долг ..."

Книга издана Обществом поддержки Национальной библиотеки Латвии (LNB) и при поддержке многолетнего мецената латышской литературы "Baltic International Bank". У каждого есть возможность ознакомиться с содержанием новой книги автора. Поэтому вместо того, чтобы в интервью с автором говорить о книге, мы хотели узнать о важности литературы в жизни Марины Костенецкой. Интервью было подготовлено специально для Tvnet из неопубликованных архивов проекта по продвижению чтения "Библиотека".

В рамках Проекта по продвижению "Библиотека" мы спрашивали многих из нас о значении литературы и получили совершенно разные ответы. В результате нам становится все интереснее задавать этот вопрос. Мы также хотели бы знать Ваш ответ. Марина, чем для вас является литература?

Что для меня литература? Спасительный маяк. Этот маяк помогает мне не сбиться с пути в самых жестоких житейских бурях, не предать тех моральных и нравственных устоев, которые на протяжении всей эволюции закладываются в человеке Высшим разумом Вселенной. Можно, конечно, слепо довериться стихии и бездумно плыть через жизнь по волнам, но ведь из всех живых существ только человеку дана свободная воля, а ее во многом формирует именно литература. 

Соответственно, книга для меня тот ковчег, в котором я спасаюсь от всемирного потопа зла. 

В более камерном значении книга может быть и своего рода аптекой – в минуты душевного смятения лично я тянусь за томиком любимого писателя на полке, и боль незаметно отступает.

У вас большой писательский опыт, искусству писательства у вас могут учиться и журналисты, и писатели. Что является предопределяющим условием для человека, который хочет писать, создавать качественный текст?

Это сложный вопрос. Однозначного ответа на него нет. Для начала, писателем, наверное, надо все же родиться. Например, я не родилась балериной и прекрасно осознавала это уже с детства – в балете природа на мне отдыхает. А вот к художественному слову меня влекло с первых сознательных лет жизни. Еще не умея самостоятельно читать, я заучивала длинные куски прозы из того, что вслух мне читали взрослые. Хемингуэй утверждал, что начальной школой для писателя должно быть несчастливое детство, в то время как детство Николеньки (Льва Николаевича Толстого) сам гений никак не считал несчастливым. Одно могу сказать совершенно определенно: если у человека есть тяга поделиться своими мыслями и переживаниями с другими людьми, не надо озираться по сторонам в ожидании сиюминутного признания и славы! Просто дерзайте, пробуйте свое перо… 

Марина Костенецкая

ФОТО: publicitātes

Каковы черты характера, без которых вы бы не стали тем писателем, которым являетесь? Почему? Как эти черты характера помогали вам создавать те произведения, которые вы создали?

Думаю, главная черта характера, которую своим воспитанием в меня очень рано заложила через литературу мама, это сострадание. Например, она мне читала рассказ Чехова "Ванька", и, когда я навзрыд рыдала над судьбой отданного из деревни в ученики к городскому сапожнику сироте, мама не спешила меня утешать, не говорила, что это писатель все просто для книжки придумал, а в жизни, мол, так не бывает! Много позднее, уже будучи взрослой, я прочла у Достоевского, что счастливы люди, которые страдают от чужой боли – они забывают о своей. В этом смысле я счастливый человек. И в прозе, и особенно в публицистике, я всегда пропускала боль своих героев через себя. В ответ читатели с благодарностью платили мне сопереживанием. Доказательство тому – тысячи писем, которые хранятся сегодня в моем писательском архиве. 

Как вы отбираете книги для своей библиотеки?

На этот вопрос тоже не так просто ответить. Дело в том, что свою достаточно большую библиотеку я в основном собрала уже в ХХ веке, когда все мы еще жили в СССР. Надо признать, что в то время люди читали гораздо больше, чем теперь. Книги в Советском Союзе издавались огромными тиражами (у меня самой в Москве книги выходили тиражом и в 75 000, и в 100 000 экземпляров), и все равно на полках магазинов не задерживались – книга для советского человека была самым вожделенным дефицитом! И вот одна из немногих привилегий, которой я в своей жизни воспользовалась, заключалась в том, что членам Союза писателей СССР в закрытых книжных магазинах были доступны книги по предварительной записи. Там я и заказывала все – начиная от собрания сочинений классиков русской литературы и заканчивая книгами ведущих мастеров прозы и поэзии как советских, так и зарубежных авторов.

Конечно, при формировании домашней библиотеки я никогда не упускала из виду и такие важные источники, как антикварный книжный магазин и частные книжные собрания библиофилов, у которых всегда можно было что-то выменять, а что-то просто купить по предложенной цене.

Как на ваш взгляд характеризует личность человека его библиотека, книги, которые он читает? 

Домашняя библиотека не всегда может объективно характеризовать человека. Мало ведь просто поставить на полку томик модного писателя в своем доме, надо еще эту книгу и прочесть! Но если человек действительно читает, то я за него просто рада и не берусь давать ему свою субъективную оценку со стороны. Кто-то больше увлекается детективами, кто-то историей, кто-то искусством, кто-то поэзией – главное, что через книгу человек заставляет трудиться душу, а, следовательно, формирует и свою личность. 

Согласны ли Вы с утверждением, что книга может изменить жизнь человека? Если у вас есть какая-то книга (книги), которые повлияли на вашу жизнь, мы будем рады об этом узнать. 

На разных этапах моей уже очень долгой теперь жизни разные книги заставляли меня пересматривать свои взгляды. То, чему меня не учили по обязательной школьной программе, приходилось открывать для себя самостоятельно. В то же время я благодарна судьбе за то, что книге в нашей семье всегда уделялось внимания больше, чем прочим материальным благам. Вот всего лишь один пример. Мой отец был арестован в 1945 году за месяц до моего рождения и приговорен к 20 годам ГУЛАГа. После смерти Сталина в 1955 году он был освобожден, признан не имеющим судимости и поражения в правах, и мы с ним впервые встретились на Рижском вокзале. Мне было уже 10 лет. Путь из места заключения до Риги занимал три дня, и на эти три дня лагерной администрацией, помимо железнодорожного билета в бесплацкартном вагоне, отцу была выделена минимальная сумма денег на пропитание в дороге. В Ленинграде у него была пересадка. В ожидании поезда на Ригу папа успел найти в городе книжный магазин и на все выданные ему на питание деньги купить книгу Даниэля Дефо "Робинзон Крузо". Эта книга и по сей день свято хранится в моем доме. На титульном листе рукой отца сделана очень сокровенная надпись, вторая часть которой выглядит так: "…Будь в жизни такой же настойчиво трудолюбивой как Робинзон Крузо, и ты всегда и во всем будешь победительницей. Твой папа". 

Думаю, что именно эта книга стала одним из первых нравственных литературных маяков в моей жизни.

Марина Костенецкая

ФОТО: publicitātes

Какой книге, на ваш взгляд, надлежит быть на книжной полке каждого человека? Почему? 

В зависимости от того, к какой мировой религии конкретный человек принадлежит по рождению, на его книжной полке обязательно должна находиться Книга Книг этой религии: Библия, Коран и т.д. Но это отнюдь не означает, что человек должен быть религиозным фанатиком! Просто в таких книгах хранится мудрость веков. Без фундамента нравственных основ, на которых зиждется нынешняя цивилизация, невозможна дальнейшая эволюция человечества. Без такого фундамента мы быстро скатимся обратно к первобытно-общинному строю. 

Если не секрет, что вы читали в детстве? С чего начался ваш путь в мир книги и писательства?

Самые первые книги, конечно, сказки. Причем разные. Помню, что у меня была и книга "Сказки народов СССР", и сказки Андерсена, и сказки Пушкина… Когда я училась во втором классе, мама записала меня в городскую библиотеку, и в этом возрасте, по наводке библиотекаря, я прочла книгу Виктора Гюго "Отверженные". На всю жизнь незабываемым переживанием для меня осталась судьба девочки Козетты, мальчика Гавроша – наверное, это тоже стало той школой сострадания, которое определило дальнейший путь в литературе. Много в детстве читала Чехова, но одновременно и Жюля Верна, Джекa Лондонa, Гоголя, и Маршака, и журнал "Вокруг света" – читала жадно, без особого разбора, все, что попадалось на глаза. Ведь в моем послевоенном детстве довольствоваться приходилось тем, что действительно можно было просто достать! Могу признаться, что когда мама гасила в комнате свет, я тайком читала под одеялом с карманным фонариком. Современные дети, вероятно, так грешат под одеялом с гаджетами. Но это уже ХХI век…