"Мне всегда круто". Сергей Шнуров - об RTVI, Путине и политических амбициях

ФОТО: BBC News

Сергей Шнуров и созданная им "Группировка Ленинград" завоевали стремительную популярность в конце 1990-х песнями с большим количеством нецензурной лексики. Но с годами мата в клипах "Ленинграда" становилось все меньше, а видеопродакшна - все больше. А Шнуров стал находить новое применение для своей бурной энергии. В феврале этого года он вступил в Партию роста бизнес-омбудсмена Бориса Титова и заявил о намерении баллотироваться в Думу, а несколько дней назад стал генеральным продюсером телеканала RTVI.

Корреспондент Русской службы Би-би-си Сергей Горяшко расспросил Сергея Шнурова о столь резком изменении карьеры и задал неизбежный для любого российского политика вопрос - об отношении к Владимиру Путину.

"Я создавал из довольно странных певиц - звезд": о перспективах RTVI

Би-би-си: Вы были Шнуром, а теперь стали телевизионным Шнуром! Как вам в новой роли?

Сергей Шнуров: Шнур - это проводник, такой аппарат, который объединяет разные вещи, который и является, естественно, проводником тока с высоким напряжением. Ток - это то, что дает нам свет, ток - заряженные частицы, которые приносят благо любому человеку и обществу в целом.

Поэтому мое амплуа не сильно поменяется, только чаще меня называют Сергей Владимирович. Причем это давно произошло - после 40.

Би-би-си: А ваша новая роль вообще какая сейчас? Вы музыкант, медиаменеджер, предприниматель?

С.Ш.: Я как был художником с большой буквы "Х", который занимался продюсированием, [так и остался]. Я все свои проекты рассматриваю как контент который я произвожу. Я создавал из довольно странных певиц - звезд, из непоющего фактически человека сделал главного певца России - из себя, я имею в виду. Будучи собственным продюсером.

И надеюсь, что мои эти навыки пригодятся каналу RTVI, и мы станем самым главным СМИ планеты.

Би-би-си: Вы крутой музыкальный продюсер. Зачем вам становиться продюсером на новостном канале?

С.Ш.: Музыки, как таковой, нет, музыку невозможно сейчас отделить от общего потока информационного. Музыка преобразовалась, она стала дополнительной функцией к общему имиджу артиста, к социальным сетям. Ни одна звезда сейчас не существует отдельно от своего образа.

Би-би-си: Я все равно не понимаю, зачем успешному музыкальному продюсеру идти заниматься новостным каналом.

С.Ш.: Я не думаю, что RTVI сугубо новостной канал, это не Би-би-си и не РБК. Мне бы хотелось, чтобы наш канал стал несколько шире. Ну, он и сейчас уже шире. Это просто медийная платформа.

Что такое телевидение? Сейчас без интернета ничего не существует. То, что заходит в интернете, заходит и в телевизоре и наоборот. Без новостной повестки мы не будем существовать, но не будем благодаря новостной повестке выделяться. Понятное дело, есть сильнее игроки, и они давно на этом поприще, и у них гораздо мощнее бюджеты, гораздо больше корпунктов по всему миру.

Би-би-си: У вас сильная, в смысле известности и зарабатывания денег, группа - "Ленинград". Вы здорово этим занимались, у вас классно получалось. А тут вы попадаете на канал, который ну не то чтобы совсем в топе, если брать все российское телевидение.

С.Ш.: Когда я набирал свой коллектив, все эти ребята, которые со мной прошли этот тернистый путь от никого до больших звезд, они не обладали никакими выдающимися качествами. Я не брал виртуозов.

Название "Ленинград" смущало очень многих поначалу, потому что все в 1997 году, когда я придумал это написание: "Ленинград"...

Би-би-си: Плевались от этого названия.

С.Ш.: Плевались, да. [Нельзя представить] более безнадежного дела, чем создать группу, которую не будут брать на радио, которая с негативным периодом истории города ассоциируется, которая фактически не очень хорошо играет, не пытается быть похожими на иностранных звезд - и в итоге, при этих всех показателях становится главной группой страны.

Примерно то же самое я попытаюсь сделать с каналом RTVI. И я думаю, что у меня получится. Вводные данные как раз примерно такие, как в начале моего творческого пути.

Би-би-си: Все так, надо быть немного сумасшедшим, чтобы в 2020 году, в России делать новостное телевидение или в принципе телевидение.

С.Ш.: Ну, не сумасшедшим, а увлеченным, я бы сказал.

Би-би-си: Вы когда говорили, что будете развивать RTVI как канал, вещающий зарубежом, очень много говорили про русский мир. А откуда такая тяга помогать русскому миру?

С.Ш.: Потому что он есть. Дискурс русского мира подхватили какие-то странные товарищи - немножко красные, немножко коричневые.

Би-би-си: Поэтому словосочетание приобрело негативную коннотацию.

С.Ш.: Да. Мне хотелось бы его отмыть, как я отмыл Питер. Когда Питер в поэтическом языке ассоциировался только с грустью, с блокадой. "Питер, Питер, питерпи, терпи, терпи, терпи", - это придумал Вознесенский. Я эту конструкцию пытался разрушить и я ее разрушил. "В Питере - пить". Сейчас то же самое я сделаю с русским миром. Русский мир станет притягательным. Не вот этим пугалом. Ну, я надеюсь, что я так сделаю.

"Лавировать возможно": о конкурентных преимуществах и приходе в журналистику

Би-би-си: Вы часто уничижительно отзывались о журналистах, сами же говорили: "я могу вбросить то, что мне нужно сейчас, обходя журналистов, то бишь я исключаю журналистику как профессию".

С.Ш.: Конечно.

Би-би-си: Зачем вы тогда в журналистику пришли работать?

С.Ш.: Потому что я вижу в этом потенциал. История не стоит на месте, и маятник, естественно, качается, то влево, то вправо. Этой моей цитате, наверное, лет пять. На тот момент как раз я предвидел пиковое развитие блогеров, интернета, всех социальных коммуникаций, это все осуществилось. Теперь, я думаю, что будет обратный ход. Я хочу быть впереди этого тренда, я не хочу быть последователем, я хочу быть первым.

Би-би-си: Вы классно тренды видите, но все, что происходит вокруг сейчас, говорит об обратном - тот же [предшественник Шнурова на должности генпродюсера RTVI Алексей] Пивоваров ушел в YouTube.

C.Ш.: Он опоздал. Потому что это нужно было делать пять лет назад, когда это делал я.

Би-би-си: Это ваше какое-то ощущение или вы видите определенные причины, почему сейчас этот тренд схлопнется?

С.Ш.: Ну смотрите, мы параллели проводим такие, как возникновение радио. Раньше из каждой избушки можно было вещать. Потом, естественно, туда приходит государство, начинает каким-то образом это все регулироваться, и мы получаем узкий диапазон радиостанций с вкраплением пиратских, которые довольно быстро прикручивают.

Поэтому я думаю, что с блогосферой случится рано или поздно ровно такое же.

Би-би-си: Получается, если власть за блогосферу готовится взяться, то телевидение уже давно зачищено, как тут-то лавировать?

С.Ш.: Лавировать возможно, я знаю, как я буду лавировать.

Би-би-си: Как?

С.Ш.: Это мой секрет, мое конкурентное преимущество. Вы хотите, чтобы я каналу Би-би-си отдал сейчас все свои карты? Нет, конечно.

Би-би-си: Вы с владельцем RTVI Микаэлем Исраеляном обсуждали, как вы лавировать будете, он ваше мнение принял?

С.Ш.: Да. По большому счету это такой авантюрный ход с его стороны и с моей тоже, мы все понимаем резкость и для многих удивительность этого моего решения и его решения. Но такие ходы открывают возможности, при таких странных поворотах бывает такое, что виден невероятный горизонт. И я надеюсь, что я его вижу. И он мне поверил, и я в него поверил. И я надеюсь, что все у нас получится.

Сергей Шнуров

BBC

Би-би-си: Сложно представить, какими еще возможностями вас можно куда-то заманить и на что-то подкупить...

С.Ш.: Вот этот секрет я могу раскрыть: если мне что-то интересно, если я понимаю в этой области, если где-то 60% я чувствую, как делать, а 40% мне нужно научиться, то я туда устремляюсь.

"Я себя солдатом пропагандистской армии не вижу": о Киселеве и Соловьеве

Би-би-си: Вы в интервью RTVI сейчас говорили, что [гендиректором Первого канала] Константином Эрнстом быть не хотите.

С.Ш.: Конечно.

Би-би-си: На российском телевидении много одиозных фигур, есть, допустим, Владимир Соловьев, который сейчас перешел тоже в блогосферу, ведет стримы на YouTube.

С.Ш.: Я смотрел его, да.

Би-би-си: Что вы о нем думаете? Теперь он ваш коллега, в общем-то.

С.Ш.: Нет, он не мой коллега, потому что я, конечно, не ведущий, мы все-таки на разных позициях. Если бы я начал вести свой блог...

Би-би-си: Вы не исключали, что у вас и программа появится, возможно.

С.Ш.: Возможно. Вот когда она и появится, тогда мы станем конкурентами и коллегами. А сейчас нет.

Би-би-си: Окей, есть Дмитрий Киселев - он медиаменеджер.

С.Ш.: Дмитрий Киселев - серьезная фигура, большой солдат пропагандистской армии. Я себя солдатом пропагандистской армии не вижу, да и они меня не видят в своем строе. Я махновец, хулиганистый, готовый ко всяким экспериментам и не связанный никакими обязательствами, кроме профессиональных.

"Я авантюрист": о связях с Чемезовым и продюсерском бизнесе

Би-би-си: О канале RTVI писали, что он связан с главой Ростеха и давним другом Путина Сергеем Чемезовым.

С.Ш.: Да, я читал об этом.

Би-би-си: А вы нашли какую-то связь с "Ростехом" и Чемезовым?

С.Ш.: Пока нет. Но, как найду, первым делом прибегу на Би-би-си и первым делом обязательно вам расскажу.

Би-би-си: А с Чемезовым вообще не виделись никогда?

С.Ш.: Никогда.

Би-би-си: А с кем вообще вы обсуждали свой приход на RTVI, кроме Микаэля Исраеляна?

С.Ш.: Я обсуждал со своей женой, ей мое решение не понравилось, она задавала примерно такие же вопросы, как и вы. Вы, кстати, с ней не знакомы? Вопросы были, примерно, такого же свойства, и кстати, про "Ростех" она тоже спрашивала.

Она сказала, что это уменьшает мою фигуру, будет мне мешать, что канал RTVI станет кандалой на моих ногах. Но я нашел аргументы и нашел доводы переубедить ее.

Би-би-си: У вас очень мудрая жена, она привела очень здравые аргументы.

С.Ш.: Да, да, да, я понимаю. Ну потому что я авантюрист. Она понимает, что если у меня горит глаз, то этого вполне достаточно. Человек движим идеями.

Би-би-си: Старт проекта с Тиной Канделаки - продюсерская компания Carbon Production - это как-то связано с вашим дальнейшим решением прийти на RTVI?

С.Ш.: Я занялся продюсерским бизнесом, и для Микаэля [Исраеляна] это послужило спусковым крючком, чтобы мне это предложение окончательно сделать и вступить со мной в активную фазу переговоров. Тина тоже была против. Потому что она понимает, что для "Карбона" у меня будет оставаться меньше времени. Мы произвели этот сериал "Чума", который опять же зашел. Там и на политические темы была сатира, и на социальные, он довольно смелый сериальчик.

Би-би-си: Мне показалось, что стихи в "Инстаграме" у вас намного смелей.

С.Ш.: А на то они стихи в "Инстаграме". Стихи не претендуют быть топовым продуктом, я их пишу для себя, а продюсерство - это несколько иная профессия. Здесь я должен думать о вкусах аудитории и каким-то образом идти на компромиссы.

Би-би-си: В планах у RTVI покупки продукции Carbon Produсtion скорее нет?

С.Ш.: Скорее нет. Хотя это было бы классно, конечно. Фактически я бы повторил путь Константина Эрнста, но я же не Константин Эрнст.

Би-би-си: Мне кажется, у вас есть амбиции круче стать.

С.Ш.: Круче, да.

"Воспринимается как сугубо зашкварная тема": про путь в политику и Партию роста

Би-би-си: У вас есть еще одна ипостась: членство в Партии роста. Зачем вам политика?

С.Ш.: Это не жена моя вам прислала вопросы? Потому что вопрос абсолютно ее.

Мне кажется, что наступают те времена, когда в политической сфере будет какая-то интересная возня и буча. Я бы не хотел бы отстать. Я бы хотел бы оказаться в эпицентре событий.

Би-би-си: Последние события показывают, что будет скорее не возня и буча, а забетонированное поле.

С.Ш.: Не-не-не. Я так не думаю.

Би-би-си: 77% проголосовали за обнуление сроков президента, за поправки в Конституцию.

С.Ш.: Я как житель Петербурга знаю, что погода меняется очень быстро, и солнечное утро может закончиться такой грозой.

Би-би-си: А власть-то после революции 1917 года уехала в Москву из Петербурга. Где с погодой все не так.

С.Ш.: Здесь погода тоже может меняться, и она будет меняться в связи с тем, что происходят какие-то глобальные процессы с общемировым климатом. И политическим в том числе.

BBC

Би-би-си: Вы планируете идти в Госдуму?

С.Ш.: Пока нет. До 2021 года нужно дожить, сейчас голова занята каналом и больше ничем. Будет сложно, бесспорно [совмещать кампанию с руководством каналом], я понимаю все риски, понимаю, что моя политическая карьера сейчас несколько отодвинута на второй план.

Би-би-си: Говорили о том, что вы пойдете от Партии роста на довыборы в заксобрание Петербурга.

С.Ш.: Я не выдвинулся, это было их предложение, от которого я отказался.

Би-би-си: А почему отказались-то? Нормальный старт политической карьеры.

С.Ш.: Было много причин тому. Я посчитал, что это ненормальный старт. Само по себе - довыборы, летом, в дачный сезон, я бы сам на них не пошел.

Би-би-си: Ваши поклонники отреагировали на новости про Партию роста словами "продался", "скурвился", от "Шнура до шныря один шаг"...

С.Ш.: Да половина СМИ уже пишут, что я депутат, я еще ничего не сделал, а уже у них в сознании стал депутатом. Хорошо, что не президентом.

Би-би-си: Так поклонникам что могли бы ответить?

С.Ш.: А ничего. Это общее настроение такое, когда воспринимается политика как сугубо зашкварная тема. Того же Навального обвиняют в аффилиации с ФСБ. И что, что ему на это отвечать?

Би-би-си: Конкретно про вас писали, что вы ходили в администрацию президента еще до Партии роста и вы там предлагали свои услуги - вступить в "Единую Россию".

С.Ш.: Это вот полнейший бред. Вот представьте, где я со своей популярностью, зачем мне "Единая Россия"? Чтобы стать одним из этих товарищей, призывающих голосовать за Конституцию? Зачем мне "Единая Россия" при моем статусе, моей популярности, моей узнаваемости. Мне "Единая Россия" будет обузой.

Би-би-си: А Партия роста зачем?

С.Ш.: Я все-таки предполагаю, что это станет оппозиционным таким гнездом, откуда полетят боевые осы. Я увидел перспективы, я их так чувствую, так понимаю. Как в канале RTVI. Как в тех музыкантах, которые не умеют играть, которые играли на похоронах в духовых оркестрах. Никто не думал, что эти люди будут собирать стадионы. Максимум, какой прогноз ставился, что они сопьются через пять лет.

Би-би-си: А что Титов? (речь об основателе Партии роста бизнес-омбудсмене Борисе Титове - Би-би-си)

С.Ш.: Титов? Да ничего. Все у него в порядке.

Би-би-си: Как он отреагировал на ваше назначение в RTVI?

С.Ш.: Ему тоже не понравилось.

Би-би-си: Вы из принципа делаете то, что всем не нравится?

С.Ш.: Меня всегда такая стратегия приводила к успеху. Если бы я делал то, что всем нравится, я был бы как все. И сейчас бы очень надеялся получить один МРОТ.

"Я не выступал после инаугурации Путина": о предложениях из Кремля и работе в Думе

Би-би-си: Есть у вас друзья, знакомые в администрации президента, с которыми вы могли бы посоветоваться по политической программе?

С.Ш.: К сожалению, нет. Я в 2003 году общался с [Владиславом] Сурковым на том знаменитом собрании, где присутствовали все рок-герои на тот момент, и имел наглость отказаться полететь на "Селигер". Все. На этом мои взаимоотношения с ним закончились. (В 2003 году Владислав Сурков работал замглавы администрации президента, "Селигер" - форум, которых проводило прокремлевское молодёжное движение "Наши" - Би-би-си).

BBC

Би-би-си: Вы часто говорили, что выступать в Донбассе не поедете, потому что вы ни за красных, ни за белых. На митинги оппозиции вы по этой же причине не ходите?

С.Ш.: Ровно по этой же причине. По этой же причине я не выступал после инаугурации Путина. Хотя мне предлагали. Ровно после его речи. В 2018 году (речь о победном митинге-концерте Путина на Манежной площади, который состоялся 18 марта 2018 года, после президентских выборов. На митинге, в частности, пел "Хор Турецкого" — Би-би-си).

Би-би-си: Вы же говорили, что у вас нет знакомых в администрации президента!

С.Ш.: У меня нет знакомых в администрации президента, но есть люди, которые от них пришли и сказали, что есть такое предложение.

Би-би-си: Имена не назовете?

С.Ш.: Нет, конечно.

Би-би-си: Вы же все равно не собираетесь.

С.Ш.: Я не собираюсь, но зачем мне их сдавать? Зачем мне подводить людей? Эту новость я же могу красиво преподнести в своей авторской программе на RTVI.

Би-би-си: Артемий Троицкий сказал, что вы готовитесь повторить судьбу Ксении Собчак. Ксения Собчак - дубль два. Хотелось бы повторить ее политическую карьеру?

С.Ш.: Артемий Троицкий был не очень музыкальный критик. А политолог из него еще хуже. Какой спрос с таких людей и с таких реплик? Ну, хорошо, Собчак номер два. Сейчас я поеду с репортажами "Осторожно, Шнур!"

Би-би-си: Почему бы нет? Хорошее название.

С.Ш.: Наверное. Но я отдаю эту тему Артемию Троицкому, предлагаю занять эту нишу. Ради бога!

Би-би-си: Помимо Партии роста, вы были в общественном совете по культуре при Госдуме. Зачем вы согласились?

С.Ш.: Во-первых, посмотреть, каким образом власти предержащие мыслят культурную повестку. И меня нисколько это не разочаровало. Я увидел, что эти люди ни черта не понимают, в какой стране они живут, ничего не знают о тех людях, которым пытаются втюхать свою культуру. Мои короткие выступления внесли какую-то живость, какую-то яркость, но я думаю, что это мертвому припарки.

Би-би-си: А вас не напугало, что они не понимают, что происходит?

С.Ш.: Нет.

Би-би-си: В смысле, отлично - они мне не конкуренты?

С.Ш.: Да, именно так. Это же происходило все в момент обсуждения закона о культуре. Мне хотелось принять участие в этом обсуждении, чтобы этот закон не стал совсем уж запретительным. Я думаю, что я свою функцию выполнил и несколько расширил их представление о культуре, о русском языке, о русском народе, в конце концов.

Би-би-си: А вы входите еще в этот совет?

С.Ш.: Да. Если я на этом участке смогу что-то сделать и хотя бы чуть-чуть расширить эти шоры, я буду считать свою задачу выполненной.

Би-би-си: Вы входите, помимо прочего, в совет по культуре российско-китайского комитета дружбы. Почему вам так интересен Китай и эта тема?

С.Ш.: Я туда вошел, кстати, благодаря Борису Юрьевичу Титову, который ведет этот проект. Только вошел, только хотел разобраться с делами, и тут начался коронавирус. Китай закрылся, и сейчас я ничего не могу сказать по этому поводу. Я только хотел этим заняться, и тут же у меня выбили инструмент из рук.

Би-би-си: Что вы вообще думаете о российско-китайских отношениях?

С.Ш.: Я думаю, что они сложные.

Би-би-си: И вам интересно в этом разобраться?

С.Ш.: Я думаю, что Китай в плане культурной повестки будет в ближайшей перспективе сильнее влиять на весь мир.

Би-би-си: Песню на китайском не думаете написать?

С.Ш.: Нет. Песня на китайском ничему не поможет. Здесь нужно смотреть методологию, нужно деконструировать те принципы, в которых существует эта большая китайская культура. Мы с ней, к сожалению или к счастью, совсем не знакомы. Мы даже не знаем, что это такое.

Би-би-си: Удивляет, что вы были на сцене, в сценическом образе вы были таким панком - никуда не входил, нигде не сидел, в 2003 году отказались ехать на Селигер. А теперь почему-то Партия роста.

И к этому есть вопросы, потому что Титов - сотрудник администрации президента, в его независимости есть сомнения. Потом совет по культуре при Госдуме, российско-китайский комитет. Чем вызвана такая перемена взглядов на жизнь, на политическую ситуацию?

С.Ш.: Да нет никакой перемены взглядов. Я согласуюсь с собственными представлениями о жизни и собственными интересами. Если я понимаю, что для того, чтобы выступить на стадионе, мне нужно войти в контакт с - не знаю - президентом федерации футбола, я вхожу в контакт, я объясняю почему это нужно. Я пока ничего не сделал такого, что бы считать зашкваром. Я вошел в контакт. Корить меня пока не за что.

Би-би-си: Корить не за что, но вызывает вопрос, зачем вам в принципе этот контакт.

С.Ш.: Поживите и увидите! Не все телодвижения… они не одношаговые. Жизнь - она же такая многоаспектная штука.

"У меня сомнения, что он пойдет еще на один срок": об отношении к Путину

Би-би-си: Вы, когда в 2017 году отвечали на вопрос Дудя по поводу того, красавчик ли Путин, говорили, что он то ли заложник ситуации, то ли ситуация им управляет. Прошло три года, 1 июля голосовали по поправкам в Конституцию. Вам стала яснее ситуация с Путиным? Он заложник?

С.Ш.: На данном этапе он стал больше заложником. В силу многих факторов. В силу возрастных причин, в силу того, что очень сложно маневрировать ему становится. У него несвободы больше, чем свободы.

BBC

Би-би-си: А что вы думаете об изменениях в Конституции? О том, что Путин будет до 2036 года вероятным президентом?

С.Ш.: Я в эту вероятность не верю. У меня есть сомнения, что он пойдет еще на один срок. Я думаю, что это некий отвлекающий маневр. Сейчас общественность настроена - оппозиционная - резко негативно. Она понимает, что есть такая вероятность, эта возможность воспринимается ими как сильно вероятная. Представляете, как красиво будет со стороны Путина, когда он говорит "Нет, я на следующие выборы не пойду!"

Би-би-си: Красиво. Но во власти-то он все равно, скорее всего, останется.

С.Ш.: Неважно. Красиво? Красиво!

Би-би-си: Если бы вы встретились с Путиным завтра, о чем бы вы его спросили и что ему сказали?

С.Ш.: Я бы ему сказал: "Бросьте читать [Ивана] Ильина. Это не самый лучший философ".

Би-би-си: А если бы стали президентом, что бы сделали первым делом?

С.Ш.: Прочитал бы Ильина.

Би-би-си: Вы сами?

С.Ш.: Конечно!

Би-би-си: Как Путин? А что, по-другому в России никак?

С.Ш.: Смотря в какой России. Это, конечно же, шутка. Я скажу сейчас банальные вещи - народ заслуживает правителя, и все эти пошлые интенции. Но, тем не менее, в них есть какая-то толика правды. Избитая формулировка, но как говорил очень неплохой режиссер Люк Бессон: "Банальности хороши тем, что они работают".

Би-би-си: Вы говорили, что, распустив группу "Ленинград," вы зарезали курицу, несущую золотые яйца. Зачем же вы эту курицу зарезали?

С.Ш.: Потому что внешне она выглядит курицей, но я-то знаю, что это птица Феникс. Банальности хороши тем, что они работают.

Би-би-си: Правда ли, что у вас выходит новый клип?

С.Ш.: Да.

Би-би-си: Что за песня?

С.Ш.: Песня "Фотосессия".

Би-би-си: Это и есть то самое возрождение?

С.Ш.: Нет. Это просто творческая избыточность. Мне захотелось выразить себя в этом жанре, и я сделал это ровно за день.

Би-би-си: Почему "Фотосессия"? У нас карантин, все сидели, грустили, денег нет, и тут фотосессия.

С.Ш.: Заметьте, в карантине люди общались посредством "Инстаграма", "Зума". И конечно же Facetune - это большая философская концепция современности.

"Слово "телки" короче, чем "жен-щи-на": о жене и о сексизме

Би-би-си: Вы считаете себя сексистом?

С.Ш.: (пауза) Когда я сверху - да, когда я снизу - нет.

Би-би-си: Попробую упростить… А почему тогда у Дудя вы все время говорили "Телки, бабы"… Не женщины и девушки?

С.Ш.: Потому что я хотел быть коротким и понятным. Слово "телки" короче, чем "жен-щи-на". По слогам.

Би-би-си: Короче, но обидно достаточно.

С.Ш.: Кому?

Би-би-си: Девушкам, женщинам.

С.Ш.: Да я бы не сказал. Смотрите, я мужчин называю самцами, быками - в зависимости от контекста и ситуации. В контексте того разговора с Дудем мне казалось, что это уместно. И я до сих пор так думаю.

Би-би-си: Жена не обижается, когда вы женщин телками называете?

С.Ш.: Во-первых, моя жена не смотрела интервью с Дудем.

Би-би-си: Вы просили не смотреть?

С.Ш.: Нет, она просто не смотрела. Ей не нравится Дудь. Я не знаю почему. А другого такого случая я не припомню.

Би-би-си: Про супругу: вы говорите, что решение по RTVI она не поддержала, с Партией роста тоже не поддержала. А в чем поддерживает?

С.Ш.: Поддерживает во всем остальном. Дело в том, что если меня вовремя не хватать за трусы, то я начинаю метаться по комнате и сносить всякие предметы. Во мне огромное количество энергии, и она буйствует. И Оля - тот самый причал, к которому я всегда могу пристать.

BBC

Би-би-си: Получается, что вы распускаете "Ленинград", начинаете метаться по комнате, вам становится скучно, и отсюда Партия роста…

С.Ш.: Нет. Если бы я начал метаться по комнате, то этот список просто зачитали бы, и на этом бы мы и расстались.

Би-би-си: То есть это не от скуки, не от того, что захотелось что-то новое поделать?

С.Ш.: Мне вообще не скучно. Как скучно может быть, если я могу придумать стишок? Если мне становится скучно, я тут же беру новостную повестку и начинаю придумывать стихи. Довольно забавные. Если мне становится скучно, я беру гитару и сочиняю песню. Если мне становится скучно - у меня, в конце концов, три кошки.

Би-би-си: Вы стали классным продюсером, вы сделали группу номер один в России, вас читают сотни тысяч людей и лайкают в "Инстаграме". Может и наскучить. Захотелось чего-то еще.

С.Ш.: Совершенно верно. Если ты достигаешь каких-то вершин, дальше либо ты должен менять среду, либо ее подпитывать чем-то. Я предпочитаю менять среду. Ну вот я собрал стадионы, дальше что? Что мне еще собрать? Города? Это вряд ли возможно.

Никаких амбиций захватить американский рынок, как у многих молодых артистов, у меня нет. Потому что я взвешиваю шансы и понимаю, что это биться головой о стенку. Все. Я там сделал все. Программу максимум я выполнил.

Би-би-си: В политике и в бизнесе с RTVI, вы считаете, не будете биться головой о стенку?

С.Ш.: Нет, конечно.

Блиц

Би-би-си: Блиц-вопросы. Любимое матерное слово.

С.Ш.: Никакого.

Би-би-си: Ни одного?

С.Ш.: Давайте я вам задам встречный вопрос - любимое деепричастие. Или любимое наречие. Любимый глагол. Ну, это глупость!

Би-би-си: Пиджак или майка-алкоголичка?

С.Ш.: Зависит от погоды.

Би-би-си: Ленинград или Петербург?

С.Ш.: Буду исходить из того, что у меня в паспорте написано Ленинград.

Би-би-си: Дудь или Познер?

С.Ш.: Скорее, Дудь.

Би-би-си: Эрнст или Канделаки?

С.Ш.: Канделаки.

Би-би-си: Пиво или водка?

С.Ш.: Вместе. Взболтать, но не смешивать.

Би-би-си: Когда было круче - в 90-е или в нулевые?

С.Ш.: А мне всегда круто, мне всегда интересно. Мы времена не выбираем, времена выбирают нас. Поэтому, все зависит от собственных целей, устремлений, собственного драйва. Если он есть, то всегда классно.

Би-би-си: Про питерскую лексику: булка или батон?

С.Ш.: Батон, наверное.

Би-би-си: Шнур или Сергей Владимирович?

С.Ш.: Сергей Владимирович. Я бы, конечно, не хотел взрослеть, стареть, умирать, становиться Сергеем Владимировичем, но физиологические обстоятельства выше нас.

Видео: Мария Заходяйченко. Операторы: Максим Ломакин, Владимир Пирожков. Фото: Евгений Журавлев. При участии Татьяны Преображенской и Юрия Вязовского

НАВЕРХ