Современная медицина позволяет продлить жизнь тем пациентам, у которых без лекарств и технологий не было бы никакой надежды. Смерть откладывается и откладывается. Однако понятие жизнь не является синонимом качества. Человек умоляет о смерти, но она не приходит. Все больше и больше людей отстаивают свое право не только на жизнь, но и на смерть.

В качестве аргументов, почему в Латвии не могут всерьез задуматься о легализации эвтаназии, обычно приводится тот факт, что в стране не хватает качественной паллиативной помощи, есть проблемы с обезболиванием, а также мистическое "общество не готово". Между тем количество самоубийств у нас велико - примерно один случай в день. Часть этих людей серьезно больны, а врачи признают, что некоторые ДТП и случаи утопления на самом деле могли быть самоубийствами.

Все это заставляет задуматься о том, что аргумент "Латвии об этом говорить рано" - лицемерен.

8

И еще: в странах, где эвтаназия разрешена, паллиативный уход находится на высоком уровне, но спрос на "легкую смерть" имеет тенденцию увеличиваться.

Пока в обстоятельствах отсутствия государственных нормативов сами врачи нотариально заверяют свою последнюю волю - в безвыходной ситуации не продолжать поддержание жизни, первый шаг в сторону выбора пациента "уйти достойно" тем не менее был сделан. Министерство здравоохранения обещает, что в сотрудничестве с Латвийской медицинской ассоциацией и отраслевыми экспертами в августе возобновится работа над проектом ограничения терапии, который предусматривает практическую реализацию права каждого человека на достойную смерть путем отказа от терапии, которая в целом не приносит пользы пациенту. Однако, согласно мнению министерства, ограничение терапии или вопросы "последней воли" не имеют ничего общего с эвтаназией или ассистированным суицидом.

На древнегреческом языке эвтаназия означает "хорошая", или "легкая", смерть. Впервые термин был включен в научный цикл английским философом Фрэнсисом Бэконом (1561–1626). Кроме эвтаназии - целенаправленной смерти в результате планового вмешательства (инъекции врача) - для прекращения боли или других страданий существует также ассистированный суицид, когда пациенту выписывают рецепт на смертельный барбитурат, который человек принимает самостоятельно.

Эксперты считают, что именно о таком виде "легкой смерти" можно дискутировать в Латвии. 

8

"Вопрос об ассистированном суициде стоит на месте, потому что никто не берет на себя функцию инициатора. Политические силы в данном вопросе слабы, потому что мобилизовать людей вокруг такой темы невозможно - об этом даже говорить трудно, потому что ясно, что отношение будет неоднозначным", - отмечает Иварс Нейдерс, доцент Рижского университета Страдиня. Ситуация изменилась бы, если бы по этому поводу высказалась организация пациентов.

Болезнь и боль - не главное

За легализацию эвтаназии на портале ManaBalss подписались более восьми тысяч человек. Для передачи вопроса в Сейм необходимо еще около двух тысяч голосов. Автор инициативы Петерис Букс задумался о "легкой смерти" несколько лет назад, когда столкнулся с болезненным уходом близкого человека.

"Летом меня воспитывала бабушка - интеллигентка, эталон морали. В свое время она лечила мелких зверей и прожила долгую жизнь, но конец был плохим. Вместо того чтобы дать ей спокойно уйти, врачи оперировали и оперировали. Моя бабушка терпеливо переносила бессмысленные манипуляции, но я видел, как она постепенно теряла веру в мир. Мне казалось безумием, что в конце жизни человека так мучают. Я начал интересоваться этой темой и узнал, что многие люди в конце жизни подвергаются подобным пыткам, что лишает их возможности уйти из жизни с достоинством. Жизнь человека продлевается за счет полного лишения ее качества. Кроме того, с годами уменьшается энергия человеческого существования. Многие говорят, что до 70 лет еще ничего, а потом буквально "по швам трещишь". Человек уже не чувствует себя счастливым, но ему еще не "позволено умереть". Легкая смерть - большое счастье, - говорит Петерис. - Есть, конечно, противоположные истории. Моя крестная пролежала в кровати 17 лет. Она была слепой, но не теряла связи с жизнью - ​​командовала дочерьми и слушала радио".

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Петерис считает, что опасения по поводу того, что легализация эвтаназии может привести к злоупотреблению этой возможностью, не выдерживают критики. Создать контрольный механизм не составит труда. "Если в Нидерландах шесть тысяч случаев в год, то в Латвии их может быть 600. 

По его мнению, аргумент о том, что мы не можем допустить эвтаназию, потому что у нас отсутствует хороший паллиативный уход - это такой поиск "медведя счастья". "Паллиативный уход не всегда способен облегчить положение пациента".

Мы уже тридцать лет слышим, что скоро он у нас будет на том же уровне, что и в Швейцарии. Но его как не было, так и нет. И не будет!

8

Кроме того, например, в Америке, в штате Орегон, в опросе на тему эвтаназии большинство, а именно - 89%, заявили, что боятся потерять человеческое достоинство, и лишь немногие назвали в качестве основной причины невыносимую боль. Разговор о помощи в добровольном уходе из жизни в Латвии упирается в стену: "маленькие пенсии, беспомощное существование в старости". Болезнь и боль - не главное, что всю оставшуюся жизнь заставляет большинство людей дрожать от ужаса, - это "обязательный набор" болезней и боли, бедности и беспомощности.

Жил однажды писатель…

Лаймонис Пурс. Старшее поколение помнит его как классика жанра исторического романа и журналиста, горячо ратовавшего за спасение исторического центра Риги. Если совсем коротко: он работал в "Советской молодежи", в журнале "Звезда", но оставил журналистику во времена брежневского застоя, вернулся в восьмидесятые со статьями против строительства метро в Риге, которые получили большой резонанс. Он был членом Союза писателей, издал 24 книги, которые потом были переведены на шесть языков. Важной считается тетралогия его исторических романов Degošais pilskalns, Krusts virs pilskalna, Tālajos pilskalnos, Sūrābele pilskalnā. В 1968 году Драматический театр поставил спектакль по его скандальному произведению "Увидеть море". И еще, и еще...

2016 год. Никто не помнит, кто такой Пурс. А ему 95 лет. 

8

Человек старой закалки - тело болит и не слушает, но дух силен. Он жил в Заубе в крайней нищете, в комнате без удобств, где лестница "шаткая и опасная". Он не был в состоянии дойти даже до библиотеки - единственного удовольствия. Пурс не хотел идти в пансионат и называл его "фабрикой трупов". В "джунглях" жили и пили парочка таких же "изгоев".

Однажды писатель попросил Майю, женщину, которая помогала ему одеваться и есть, отвести его до сарая. Того самого, в котором он еще недавно, пока руки слушались, колол дрова. Там он напился лекарств и водки - ему хотелось уйти из жизни. Но его не пустили - приехала "скорая" и оживила. Писатель неоднократно заявлял, что его самым большим желанием было добровольно умереть, предпочтительно путем законной эвтаназии. Пурс даже составил список веских причин, по которым он хочет покинуть этот мир. Вскоре после неудачной попытки самоубийства он впал в кому и умер. Пусть земля будет пухом!

Лаймонис Пурс

ФОТО: LETA

Не успеть

"Думал ли ты когда-нибудь о смерти, мой незнакомый друг? Нечего там думать, нет ни у кого из нас опыта смерти и не будет. Это то, из чего невозможно получить опыт. Поделиться им или перенять.

Является ли наша боль состраданием к умершим или это просто наш собственный эгоизм?

8

Может, мы действительно должны радоваться, что кому-то удалось избавиться от боли мира и забот, что кому-то повезло и он стал ближе к сущности бытия, ближе к Богу?" - пишет в своем блоге Виестурс Бунджа. В 2014 году Виестурс узнал, что у него быстро прогрессирует рак языка на четвертой стадии, и начал сбор средств для лечения. Поняв, что борьба проиграна, он обратился к общественности с просьбой о помощи собрать необходимое количество средств, чтобы уйти из жизни методом ассистированного суицида в Швейцарии. "Если следующей ночью услышите сирену со стороны Вантового моста, знайте - это я граблю латвийские денежные хранилища, чтобы достать денег на все эти проверки и анализы - в противораковый год, в стране бесплатной медицины, в долине зеленого коридора..." - писал он. Люди пожертвовали необходимые 10 000 евро. В 2016 году в интервью порталу Apollo Виестурс сказал: "Теперь мне страшно, что не успею добраться до Швейцарии и умру раньше... не успею сделать то, что решил, что выбрал". 

Он умер в ноябре, так никуда и не поехав. 

8

До тех пор, несмотря на физические мучения, активный Виестурс последние несколько месяцев хранил молчание.

На короткое время вопль отчаяния Виестурса поднял вопрос о паллиативном уходе в стране и положил начало дискуссии о возможности легализации эвтаназии для неизлечимо больных людей. После его смерти все снова затихло.

ФОТО: скриншот с Латвийского телевидения

Спустя несколько лет, в марте 2019 года, в эстонском городке Паюсти прошел праздник - в местном клубе с песнями и танцами люди попрощались с 47-летней неизлечимо больной учительницей танцев и матерью четверых детей Янес Паберитас. Женщина уехала в Швейцарию, чтобы добровольно уйти из жизни. Она - первая эстонка, получившая разрешение на добровольное самоубийство. Половину необходимой суммы пожертвовала швейцарская клиника, половину - общественность.

ФОТО: скриншот

В Балтии тема эвтаназии впервые получила широкую огласку в 1990-х годах, когда литовка ввела смертельную дозу лекарства своему 19-летнему сыну Шарунасу, у которого после обширных ожогов были ампутированы руки и обгоревшее лицо. Он непрерывно испытывал невыносимую боль.

Мыль веревку, точи лезвия

"Может ли человеку просто надоесть жизнь? Может, по достижении 80 лет нужно дать возможность уйти из жизни?" - размышляет о "легкой смерти" автор инициативы. "Это тема, о которой многие думают: "Я буду старым, беспомощным, с огромным количеством болезней, бедным и в одном помещении с семью такими же, как и я.

Я буду лежать на изношенном диване со сломанными пружинами и мечтать о новом пальто, которое кто-то подарит".

8

Понятно, что бедность, нехватка социальной поддержки и ограниченные возможности в получении медицинской помощи - это не причины, по которым необходимо говорить о легализации эвтаназии. Наоборот, это причины, чтобы сфокусировать внимание на качестве социальной системы, паллиативном уходе, противоболевой терапии и т. д. Однако может ли неоднозначность этой темы быть причиной того, что мы не можем решить проблему "легкой смерти"? Кроме того, во всем мире существует мнение, что с увеличением продолжительности жизни людей с деменцией и болезнью Альцгеймера, смертью от онкологических осложнений или осложнений после инфаркта паллиативной помощи никогда не будет достаточно, и так происходит во всем мире.

Независимо от того, есть профессиональная дискуссия об эвтаназии или нет, люди так и так обсуждают, как легко уйти из жизни, когда наступит час Х", - говорит Петерис Букс. "Пока часть политиков, чиновников и врачей отступают от сложной темы со словами: "Общество еще не готово, рано говорить об эвтаназии в Латвии", люди обсуждают способы уйти из жизни, собирают таблетки, обмениваются "рецептами", - продолжает Петерис.

60% населения живут "впроголодь" и с большой вероятностью столкнутся с тяжелым уходом в конце жизни.

8

"Но "смертельный туризм" - дорогой товар по цене шикарного автомобиля. Любой, кто видел мучительную смерть близкого человека, поддерживает ассистированный суицид. Как же тогда это общество "созреет"?

В то время как дебаты об эвтаназии то начинаются, то исчезают с публичной сцены, без дальнейших действий в Латвии, как и в других странах Северной Европы, наблюдается высокий уровень самоубийств. В среднем у нас ежедневно происходит более одного самоубийства. Например, в 2018 году 299 мужчин и 261 женщина покончили с собой. Мужчина средних лет, решивший повеситься - это наиболее типичный портрет самоубийцы. Эксперты отмечают вероятность того, что некоторые люди, погибшие в ДТП или утонувшие, на самом деле покончили жизнь самоубийством. Женщины совершают самоубийство в более старшем возрасте, и причиной чаще всего является болезнь, говорится в публикации Петериса Апиниса в журнале Latvijas Ārsts.

Говорить об ЭТОМ

Петерис удивляется, что бывают времена, когда поддержание жизни "любой ценой" - это игра с жизнью, когда Бог давно уже зовет человека к себе. "Мне рассказали о картинах, которые можно увидеть в Детской больнице.

У ребенка агрессивный прогрессирующий рак - он желтый, как лимон, живот как футбольный мяч.

8

У матери заплаканные глаза, а жизнь ее ребенка днями искусственно поддерживают". Статистика показывает, что в Латвии по сравнению с другими европейскими странами очень большой процент инвалидов. Автор инициативы видит взаимосвязь между дискриминацией по возрасту и самоповреждением для получения хотя бы каких-то средств к существованию. "Продолжительная бедность, когда человек не способен к саморефлексии, может нанести огромный вред, - говорит Петерис, отклоняясь от темы эвтаназии. - В Латвии ярко выражена возрастная дискриминация. После 55 лет мужчина все еще силен, но не может найти работу. Однажды в секонд-хэнде я подслушал разговор двух женщин - одна учила вторую, как сломать руку и не давать ей зажить, чтобы получить группу инвалидности".

Петерис считает: важно включаться и разговаривать на эту тему - высокомерно утверждать, что "непрофессионалы" не компетентны судить. В качестве аргумента он приводит факт, что ежегодно в Латвии от онкологических заболеваний умирает около 6000 человек (из общего числа около 28,8 тысячи - данные за 2018 год). В период с 2010 по 2017 год у 92 447 человек было диагностировано злокачественное образование. В среднем 32% больных раком умирают в течение первого года после постановки диагноза. 

По данным Центрального статистического управления, опухоли являются второй по значимости причиной смерти после болезней системы кровообращения. Эта причина смерти чаще встречается у мужчин. Третья группа - внешние повреждения. У мужчин основной причиной внешней смерти является умышленное членовредительство (самоубийство) - смертность в 8 раз выше, чем у женщин.

В журнале Latvijas Ārsts упоминается, что исследования на тему эвтаназии и ассистированного суицида показывают, что более чем в 70% случаев добровольный уход из жизни выбирают больные раком. Чаще всего пациенты, выбирающие ассистированный суицид - это образованные белые мужчины. Во всех случаях пациенты получали качественный паллиативный уход. Между тем наш омбудсмен Юрис Янсонс заявил, что о легализации эвтаназии можно будет говорить только тогда, когда услуги паллиативного ухода будут на соответствующем уровне.

Оплаченный государством паллиативный уход предоставляется шесть дней в году, но что происходит в остальное время?

8

"Статистика показывает, что существует вероятность того, что в будущем от рака будет умирать каждый шестой из нас, - продолжает инициатор. - Ну и каковы наши перспективы?".

Петерис Букс добавляет, что упорядоченное законодательство, прозрачная процедура и высокая квалификация латвийских врачей позволят нам открывать клиники эвтаназии и для жителей других стран. Это облегчило бы экспорт медицинских услуг и позволило бы медицинскому персоналу зарабатывать деньги.

Чувство безопасности

Уругвай упоминается как первая страна, которая в Уголовном кодексе определила термин "убийство из сострадания". Закон был принят государством в 1933 году. По сути, он предусматривал помощь в самоубийстве, позволяя врачу назначать дозы лекарств, которые сокращали бы продолжительность жизни неизлечимо больного пациента. В Швейцарии врач имеет право выписывать смертельные лекарства неизлечимо больным с 1942 года. Лекарство пациент должен принять самостоятельно. Уйти из жизни в Швейцарии стоит недешево - более 10 000 евро, но услуга доступна не только гражданам страны, но и иностранцам. В стоимость входит серьезное обследование психического и физического здоровья, проверка документов, назначение препарата, приготовление барбитуратов. Оказывается, половина пациентов приготовленное лекарство так и не используют. Возможность ассистированного суицида дает им определенное чувство безопасности: если боль будет невыносимой, существует вероятность легкой смерти. В свою очередь, колумбийское законодательство, например, гласит, что нельзя подвергать судебному преследованию лицо, если он или она помогли неизлечимо больному человеку и напрямую дали разрешение покончить с собой. В Колумбии есть четко поставленные диагнозы, которые позволяют пациенту выразить такое желание - рак, СПИД, печеночная недостаточность.

Нидерланды, Люксембург, Бельгия, Канада, несколько штатов США (например, Вашингтон, Калифорния, Нью-Джерси и т. д.) - у них большой опыт "достойной смерти". Нидерланды легализовали эвтаназию в 2001 году. Однако реализовать процедуру можно только после того, как человек получит всю возможную паллиативную помощь. Вскоре, в 2002 году, легализацию эвтаназии поддержала и Бельгия. В этой стране ежегодно самоубийства совершали от 1400 до 1800 человек, чаще всего мужчины.

Несколько лет назад бельгийцы разрешили умирать тяжелобольным детям.

8

Чтобы уйти из жизни, боль должна быть сильной, а возможности ее облегчить ограничены. В Бельгии и Нидерландах 4,6% всех смертей являются добровольными. С 2018 года в Южной Корее пациенты без шанса на выздоровление также имеют возможность остановить свою жизнь. В настоящее время нет данных о злоупотреблении эвтаназией. (Данные составлены с использованием публикации Петериса Апиниса в журнале Latvijas Ārsts от 03.11.2019.)

Что делается у нас? 

Проект по ограничению терапии, над которым сейчас работают Латвийская медицинская ассоциация, Министерство здравоохранения, реаниматологи, специалисты по медицинскому праву и этике, будет означать возможность для всех отказаться от лечения в определенных ситуациях, выбрав смерть. "Это означает, что либо медицинские процедуры не улучшают здоровье, не продлевают жизнь или не приносят другие выгоды, такие как психические, эмоциональные или социальные, либо страдания, вызванные лечением, перевешивают потенциальные блага", - объясняет советник министра здравоохранения Анна Жабицка.

"Тот факт, что право пациента на достойную смерть не регулируется нормативными актами, ограничивает как волю пациента, так и право принимать решение о своей жизни и достойной смерти в соответствии с ценностями пациента и ставит врачей в позицию заложников - с одной стороны, есть ситуации, в которых объективно ясно, что смерть неизбежна и в соответствии с Кодексом медицинской этики Латвии врач должен позволить пациенту умереть достойно, облегчая возможные страдания, но с другой стороны, есть рекомендации по активной реанимации", - поясняет советник. Принятие правовых, этических и клинических правил в этом вопросе будет означать, что пациент имеет возможность составить, а также изменить ранее выраженную волю или предыдущее указание о методах лечения и ухода, которые будут использоваться в конце жизни. В свою очередь, это окажет всестороннюю поддержку врачам в обеспечении наиболее подходящего лечения и ухода в конце жизни пациента.

В будущем, вероятнее всего, будут внесены поправки в Закон о правах пациентов, в Закон о лечении и в несколько постановлений Кабинета министров. Где и как люди могут выразить свою волю в отношении лечения, ухода, реанимации и других важных аспектов в конце жизни, все еще обсуждается. Обдумывают варианты - портал latvija.lv или e-veselība, но нужно учитывать, что не все жители пользуются этими инструментами.

Следует отметить, что высказанная выше воля по таким вопросам является международно признанной практикой, основанной на фундаментальных принципах медицинской этики.

Поддержи платформу ManaBalss пожертвованиями!