Никто не знает, что происходит в каждой семье за ​​закрытыми дверями. Часто люди предпочитают хранить молчание о том, что они пережили или переживают, а те, кто вырвался из порочного круга насилия, часто вновь возвращаются туда. В рамках социальной кампании "Откройте глаза на насилие" портал Apollo.lv попытался узнать, с чем ежедневно сталкиваются кризисные центры, каково отношение общества и удастся ли когда-нибудь искоренить насилие.

День изо дня видеть насилие

Skalbes - это организация, в которой работают как сотрудники, получающие зарплату, так и волонтеры с опытом и соответствующими знаниями для оказания профессиональной помощи, поддержки и предоставления необходимой информации людям, попавшим в кризисную ситуацию.

"Для нас в центре тема насилия была одной из приоритетных - это проблемы, с которыми к нам обращаются клиенты",

1

указала порталу Apollo.lv руководитель кризисного центра Skalbes, психотерапевт Зане Авотиня.

На вопрос, как пандемия Covid-19 изменила загруженность центра, Авотиня отвечает, что в начале пандемии на первый план вышли бытовые проблемы клиентов. "Люди были взволнованы, потому что беспокоились относительно безопасности, чтобы у них дома были дезинфицирующие средства, все необходимое. [...] Примерно через полтора месяца [с начала пандемии] прозвучали и первые звоночки о домашнем насилии, которые шли рука об руку со страхом потерять работу и беспокойством родителей по поводу ежедневной поддержки детей".

"Дом кажется нам безопасным местом, где мы чувствуем себя спокойно и комфортно, но если все находятся дома, то в отношениях может возникнуть напряжение - упреки, нетерпимость", - говорит Авотиня о проблеме, которую обозначил кризис Covid-19.

Руководитель центра отмечает, что часто рассказы жертв свидетельствуют о том, что виды насилия комбинируются:

"Если есть физическое насилие, то вместе с ним возникает и эмоциональное. Я бы сказала, что в центр обращаются те, кто это осознает - может быть, в их жизни произошло что-то, что заставило их взглянуть на эту ситуацию и понять, что это не норма".

1

Авотиня указывает, что людям часто бывает трудно вырваться из порочного круга насилия, потому что "мои родители так делали, это было в моей семье", и человеку это кажется нормой, и "он до конца не понимает, что попал в насильственную ситуацию".

По словам Авотини, в звонках, поступающих в кризисный центр, люди в основном говорят об эмоциональном насилии, которое они пережили. "Физическое воздействие сегодня более широко обсуждается, его легче распознать и сложнее скрыть.

Эмоциональное [насилие] труднее обнаружить, оно считается одной из чистейших форм насилия, потому что его эмоциональные последствия могут быть чрезвычайно разрушительными, но внешне его не всегда можно сразу увидеть".

1

На вопрос, есть ли среди звонящих мужчины, специалист отвечает, что "да, есть, но их намного меньше". "Это такой спорный вопрос - разве мужчины не страдают от насилия? Я могу сказать, что они страдают, но если говорить о физическом насилии, то, по статистике, женщин больше".

Авотиня отмечает, что в большой степени молчание представителей сильного пола по поводу пережитого насилия "уходит корнями в нашу культуру". "Годами складывалось понимание того, каким должен быть мужчина - он должен быть сильным, не должен жаловаться, плакать. Часто эти стереотипы подпитываются, и нередко люди попадают в своего рода западню - либо он должен проявить агрессию, не справившись с ситуацией, сделать выбор - чтобы показать силу. И даже если он страдает, об этом стыдно или страшно говорить".

"Сколько семей - столько ситуаций, и каждая уникальна!"

Кризисный центр Mīlgrāvis - это учреждение, оказывающее психологическую помощь женщинам с несовершеннолетними детьми в кризисных ситуациях. Цель кризисного центра Mīlgrāvis - способствовать восстановлению психологической и социальной устойчивости человека в кризисной ситуации.

В центре Mīlgrāvis имеется в общей сложности 17 мест для взрослых и несовершеннолетних, где они могут укрыться в кризисной ситуации. Руководитель центра Инесе Тетере рассказала порталу Apollo.lv, что на данный момент у центра пять клиентов, в том числе дети. "Неделю назад у нас было 11 человек. Это очень изменчивое число - мы не можем предсказать, насколько мы будем заполнены".

Основная задача центра - создание безопасной среды для пострадавших, оказание психологической помощи, помощь в приобретении новых социальных навыков и умений, юридические консультации, круглосуточное наблюдение. "Если матери нужен совет или помощь - поддержка оказывается всем. И по всем остальным вопросам тоже. Мы смотрим на ситуацию комплексно. Когда женщина попадает в кризисный центр, предполагается, что это ее фактическое место жительства. [...] Чтобы помочь женщине функционировать, мы смотрим шире. Проблем много, и они такие разные! Сколько семей - столько ситуаций, и каждая уникальна!" - отмечает Тетере.

Насильственные отношения часто сопровождаются зависимостями. Тетере говорит, что, по опыту, часто женщина, чтобы выдержать насилие, которое она пережила, начинает употреблять алкоголь или что-то принимать. "В отдельных случаях это делается тайно, и мы узнаем об этом только со временем, тогда мы также привлекаем нарколога и пытаемся помочь и с этой проблемой. Мы принимаем всех и никого не виним".

Тетере говорит, что женщины, обращающиеся за помощью в центр, не всегда пытаются избежать насильственных партнерских отношений.

"Традиционно считается, что насилие исходит от партнера, но у нас были женщины, которые пострадали, например, от матери.

1

Взрослая женщина живет со своей матерью, которая проявляет эмоциональное насилие и унижает человека. Насилие было и со стороны соседа - он не дает жить, делает пакости".

С начала кризиса Covid-19 количество людей, ищущих убежище в кризисном центре, уменьшилось, говорит руководитель центра. "Возможно, это связано с тем, что полиция начала лучше выполнять свои функции, потому что это ненормально, когда женщина с ребенком должна покидать свой дом, а обидчик оставаться там. В прошлом полиция часто привозила посреди ночи женщин с разбитым лицом. Сейчас уже не так".

Иллюстративное фото ФОТО: KieferPix/Shutterstock.com

Чем больше сыр - тем больше дырок, чем больше дырок - тем меньше сыр

На вопрос, каковы основные проблемы кризисного центра Mīlgrāvis, Тетере отвечает, что

"мы неправительственная организация, и на каждого человека у нас есть финансирование, проблемы возникают, когда нет людей, значит - нет денег".

1

"Сейчас людей меньше, но мы как-то выкрутились и выжили, - говорит руководитель центра Mīlgrāvis. - Многие люди находят нас и жертвуют предметы домашнего обихода, детскую одежду. У нас есть возможность обеспечить женщин и детей всем, если они приходят только в том, что на них надето. Есть белье, обувь, одежда. Мы даем посуду, подушки, одеяла, так сказать, первое, что необходимо для начала новой жизни".

Руководитель Skalbes указывает, что кризисный центр недавно получил софинансирование от государства, что позволило увеличить количество консультантов, отвечающих на телефонные звонки. "Так что стало больше звонков и больше тех, кому мы можем помочь, и сегодня есть ощущение, что мы справляемся", - говорит Зане Авотиня.

На превентивные действия по предотвращению насилия Авотиня имеет более широкий взгляд, она указывает, что по-прежнему ощущается явная "нехватка специалистов", а также "по мере того, насколько ситуация становится более узнаваемой и заметной, это может стать очень проблематичным, особенно в регионах, тем более что сотрудники органов власти могут быть близки к семье. В этом случае получить помощь может быть сложно".

"Например, в маленькой деревне кто-то может бояться просить о помощи, потому что анонимность не гарантируется и нет уверенности в том, куда пойдет информация", - говорит Авотиня.

1

Насилие может иметь причинную связь

"Каждый из нас происходит из определенной среды, из определенной семьи, испытываем ли мы насилие или становимся насильниками, зависит от того, в какой именно среде мы выросли, - рассказал порталу Apollo.lv врач-психотерапевт Артурс Миксонс. -

Если мы сами испытали насилие, то чаще всего есть только два сценария на будущее - либо мы неосознанно возьмем и повторим это на себе, либо сами избежим подобного.

1

И здесь тоже есть два варианта: либо мы будем теми, у кого пелена на глазах и кто отказывается замечать насилие, либо мы будем теми, кто будет постоянно идти и бороться с ним. И тут есть риск - с одной стороны, хорошо распознать и помочь, но может случиться так, что человек, ставший жертвой, так страстно борется с насилием, что сам становится агрессивным". В качестве примера специалист приводит недавние протесты Black Lives Matters в США - "протесты и демонстрации могут быть конструктивным способом показать неудовлетворенность и попытаться что-то изменить, но, начав крушить все вокруг и даже причинять кому-то вред, участники протестов неосознанно становятся такими же преступниками, с которыми борются".

Психотерапевт говорит, что есть люди, пострадавшие от насилия, которые не знают, чем они могут ответить, как противостоять, как найти выход из сложившейся ситуации. "Часто такие люди - и женщины, и мужчины - в детстве не научились тому, что они могут постоять за себя, поэтому они не делают этого, когда взрослеют. В экстремальных ситуациях они будут избегать любого контакта с людьми, и ими будут пользоваться, за их счет другие будут чувствовать себя комфортно. Например, этот человек может быть коллегой по работе, который никогда не откажет в помощи, и формально насилия здесь нет, но в какой-то момент это может перерасти в злоупотребление".

На вопрос, как мы можем предотвратить насилие, Миксонс честно отвечает, что он не знает:

"В сущности, насилие будет существовать в обществе всегда. К сожалению.

1

Идея состоит в том, что должно измениться целое поколение, которое считает, что "только моя правда - это правда", ударить - это нормально, кричать на ребенка - это нормально, выражать эмоции нельзя и так далее - это целая система, поддерживающая насилие.

В нас - латышах - этот мазохистский ген уже заложен. - мы сами иногда говорим, что мы жесткий народ.

1

[...] Конечно, все не так страшно, как я описываю. Общество все-таки меняется, и об этом говорят".

Миксонc указывает, что часто жертва могла не оказаться в той ситуации, в которой она оказалась, подчеркивая, что необходимо различать формы насилия: "Есть те, которые неизбежны, такие как нападения, а есть формы насилия, которых можно избежать. Если вас на работе месяц, два, год постоянно унижают, это предотвратимо, это не нападение на улице. То же самое и с партнерскими отношениями.

Но поскольку у каждого из нас имеется свой семейный опыт, мы продолжаем коллективно игнорировать эти ситуации".

1

"Насилие часто передается из поколения в поколение, и этот порочный круг можно разорвать, только увидев положительный пример того, что можно действовать по-другому, - говорит Миксонс. - Если был плохой опыт, но есть хороший пример, мы интегрируем его как альтернативный опыт, что означает, что мы можем видеть альтернативу в определенных ситуациях".

Врач-психотерапевт подчеркивает, что человеку нужно позволять злиться с раннего возраста и учить его управлять агрессией, потому что "куда еще он денет эти эмоции, если это нельзя сделать дома, нельзя в садике - он пойдет и побьет кого-нибудь или начнет болеть". "Если он направит эту энергию на себя, то появятся беспокойство, депрессия, суицидальные мысли. Ребенок разрушит себя или начнет делать плохо другим, потому что его не научили, справляться с этими эмоциями".

Агрессивные люди часто бывают такими, потому что их с детства не научили "справляться с негативными эмоциями", отмечает Миксонс.

"Пытаясь создать среду, в которой вообще нет гнева или негодования, мы создадим еще больше насилия. Мы будем только поощрять агрессию,

1

и агрессия есть и будет, но если мы попытаемся искоренить любую агрессию или гнев как таковые, тогда остается вопрос - куда направить эти эмоции?"

В Латвии достаточно говорят о насилии?

Руководитель кризисного центра Skalbes говорит, что в последние годы достаточно много говорят о насилии, и это действительно радует.

"Эта тема и призыв не молчать, а говорить о насилии - постоянная задача, потому что это никогда не закончится.

1

Как проблема это не какая-то актуальная тема сегодняшнего дня, она актуальна на протяжении веков. Конечно, со временем она изменила свою форму", - говорит Зане Авотиня.

Руководитель центра Mīlgrāvis отмечает, что сейчас "об этой неудобной теме" говорят много и широко по сравнению с 2006 годом, когда кризисный центр начал работу. "Это не было так широко распространено, потому что сейчас доступно много информации о том, где искать помощь жертвам, и легко узнать, что такое насилие?" - говорит Инесе Тетере.

Врач-психотерапевт Артурс Миксонс согласен с тем, что в наши дни много говорят о насилии, что, конечно, хорошо, но он отмечает, что на социальном уровне существует большая полярность, когда дело касается насилия. "Существует либо радикальная позиция против агрессора, которая заключается в защите жертвы. Да, мы помогаем таким образом. На какой-то момент. Нам нужно сосредоточить внимание на обеих сторонах".

"Я считаю, что это также некий непрерывный политический путь - как сформировать убеждения о том, где чье место.

Хотелось бы, чтобы эта позиция была стабильной и ясной на уровне глав государств, что насилие - это преступление, что не может быть "но" и что это наказуемое деяние", - говорит руководитель центра Skalbes.

1
Иллюстративное фото ФОТО: IR Stone/Shutterstock

"Насилие любит тишину", или Мысли жителей Латвии

В рамках исследования "Насилие любит тишину", проведенного Министерством благосостояния, жители Латвии были опрошены, чтобы выяснить их отношение по различным вопросам, связанным с насилием - участников попросили выразить свое отношение к домашнему насилию в адрес женщин и мужчин, указать, знают ли они кого-то, кто пострадал от домашнего насилия, а также описать свои взгляды на эту тему, оценить свое отношение к различным насильственным ситуациям.

В опросе приняли участие граждане Латвийской Республики в возрасте от 15 лет. Данные опроса, проведенного в 2018 году, сравниваются с данными исследования Special Eurobarometer 449: Gender-based Violence, проведенного в июне 2016 года.

2% респондентов считают, что домашнее насилие в отношении женщин в целом приемлемо, также 2% считают домашнее насилие в отношении мужчин нормой.

С тем, что домашнее насилие не только неприемлемо, но и должно быть наказуемо по закону, согласно большинство населения: 75% высказались об этом, говоря о насилии в отношении женщин, и 67% - о насилии в отношении мужчин.

В 2018 году респонденты чаще, чем в 2016 году, указывали, что насилие в отношении как женщин (2018 - 75%; 2016 - 64%), так и мужчин (2018 - 67%; 2016 - 55%) в семье недопустимо и всегда должно быть наказуемо в соответствии с законом.

Какую-либо женщину, мужчину или обоих, кто пострадал от домашнего насилия, в ближайшем окружении или по-соседству знает 20% респондентов, среди друзей или в семье - 17%, а на работе или по месту учебы - 5%.

Во всех трех ситуациях женщины чаще становились жертвами: 14% заявили, что насилие в их ближайшем окружении наблюдается только в отношении женщин, 6% - как в отношении женщин, так и мужчин, и 1% - только в отношении мужчин.

Среди друзей и родственников 13% замечали насилие только в отношении женщин, 4% - как в отношении женщин, так и мужчин, и 1% - только в отношении мужчин. Насилие на работе или по месту учебы вообще замечалось реже, но и в этом случае 2% ответили, что жертвами были только женщины, 2% - и мужчины, и женщины, а 0,3% - только мужчины.

Респонденты, проживающие в сельской местности и других городах (не в Риге), чаще сообщали об известной жертве насилия в непосредственной близости, а о случаях среди друзей и в семье - респонденты, проживающие в Риге.

36% опрошенных заявили, что не слышали об организациях или службах, оказывающих поддержку женщинам, пострадавшим от насилия. Мужчины сообщали об этом чаще, чем женщины (46% и 28% соответственно).

Самым узнаваемым стал кризисный центр Skalbes (36%). Центр Marta знают 26%, а телефон службы поддержки пострадавших - 116006 - 22%.

Опрос SKDS показывает, что абсолютное большинство признает неправильным:

  • принуждение партнера к сексу (85%),
  • неуместное или нежелательное физическое насилие в отношении коллег (87%),
  • нежелательные электронные письма и текстовые сообщения сексуального характера (84%),
  • попытки контролировать партнера, не позволяя ему/ей встречаться и поддерживать связь с семьей и друзьями, оставляя его/ее без денег или забирая его/ее мобильный телефон или официальные документы (87%),
  • неоднозначные замечания или "шутки" сексуального характера в адрес женщины на улице (82%),
  • регулярная критика партнера с целью заставить его/ее чувствовать себя неполноценным (85%).

Однако мнение о необходимости объявить эти ситуации незаконными менее однозначно. Признавая, что это неправильно, 13% считают, что принуждение партнера к сексу не должно считаться незаконным, 18% указали неуместное или нежелательное физическое насилие в отношении коллег, 20% - нежелательные электронные письма и текстовые сообщения сексуального характера, 26% - попытки контролировать партнера.

Следует отметить, что все перечисленные ситуации чаще воспринимаются как неправильные женщинами, чем мужчинами, а также чаще воспринимаются ими как незаконные.

Оценивая различные утверждения о насилии, в апреле 2018 года 39% респондентов в целом согласились с тем, что "насилие в отношении женщин часто провоцируется самими жертвами".

1

29% считают, что "женщины часто придумывают или преувеличивают истории о насилии или изнасиловании", 27% заявили, что "женщины чаще подвергаются изнасилованию незнакомцами, чем теми, кого они знают", а с тем, что "домашнее насилие - личное дело и с ним нужно разбираться в семье", согласились 19% респондентов.

ГДЕ ИСКАТЬ ПОМОЩЬ?

Предлагаем заполнить тест, который облегчит выявление различных типов насилия, и призываем быть бдительными и не пропустить признаки насилия по отношению к себе.

Помощь можно искать в социальной службе самоуправления или в кризисном центре:

Центр Marta

Ул. Матиса, 49-3, Рига

Тел.: 67378539

Э-почта: centrs@marta.lv

Лиепайский филиал центра Marta

Просп. Курмаяс, 11, Лиепая

Тел.: 29195442

Э-почта: centrs@martaliepaja.lv

Семейный кризисный центр Mīlgrāvis

Ул. Эзера, 21, Рига

Тел.: 67012515, 67398383

Э-почта: gimenes@krize.lv

Кризисный консультационный центр Skalbes

Ул. Кунгу, 34, Рига

Тел.: 24551700, 27722292

Э-почта: skalbes@skalbes.lv

Кризисный центр для семей с детьми Paspārne

Ул. Талсу, 39, Вентспилс

Тел.: 63661515, 22012434

Э-почта: pasparne_kc@inbox.lv

Фонд Centrs Valdardze

Ул. Райня, 9f, Валмиера

Тел.: 64220686

Э-почта: valdardze@inbox.lv

Статья написана в рамках общественной инициативы "Откройте глаза на насилие".