"Спасибо, что сейчас открыто говорят о насилии, спасибо, что теперь есть возможность получить адекватную помощь. Тогда, когда это коснулось меня, о таких вещах открыто не говорили" - история Сармите (имя изменено) о том, как ей удалось вырваться из порочного круга насилия, драматичная и невероятно долгая. С различными проявлениями насилия женщина сталкивалась с 1995 по 2016 год.

"Моя история началась в середине 1990-х годов, а точка в ней была поставлена совсем недавно. Половина моей жизни уничтожена, никто не вернет мне сломанную жизнь, потерянные годы, необратимо поврежденное здоровье, - говорит она. - Иногда я думаю, как далеко может зайти человек в своей одержимости, это нельзя назвать иначе как навязчивой идеей, цель которой - заполучить конкретную женщину (то есть меня). Таким людям нужна помощь, но они не получат помощи, потому что любящие матери, бабушки и другие родственники их во всем прикроют".

Сармите подчеркивает, что история ее опыта не об "опустившихся алкоголиках, с которыми все обычно ассоциируют насильников".

"Это рассказ о состоятельном человеке с приличной работой, правильными друзьями, идеальной семьей, хорошими связями в высших кругах Риги, и в такой ситуации выйти [из насильственных отношений] намного сложнее".

"Его не беспокоило то, что в автобусе были другие люди"

Сармите была новичком в одном из классов профессионально-технического училища, и вскоре на нее обратил внимание "самый крутой парень" в школе. "Угощал чаем, сладостями, провожал до автобуса, который, к моему счастью, ехал в одном направлении для нас обоих. Оказалось, что мы жили в одном городке, только в разных его концах. По мере развития отношений мой энтузиазм насчет большой любви быстро угас, дальше поцелуев у нас тогда не дошло. Я бы сказала, что все кончилось, даже не начавшись. Причина - его неконтролируемые домогательства, переросшие в агрессию и преследование.

По дороге домой он регулярно ухитрялся в автобусе порвать мой бюстгальтер, блузку, сжать мою грудь до синяков, поцарапать, искусать губы до крови.

Его не смущало то, что в автобусе были другие люди, на протяжении всего пути его глаза наливались кровью. Вскоре парень выскочил из автобуса на моей остановке и попытался тут же завершить начатое. Тогда меня спасли мои быстрые ноги - я стремглав помчалась домой. Он - за мной. К счастью, не вышло".

Сармите говорит, что в тот вечер семья заметила состояние девочки и до конца школы ей не разрешали ездить на автобусе - по понедельникам отец возил ее в школу, а по пятницам встречал.

"В общежитии был настоящий ад - постоянные преследования, издевательства, дежурство у дверей комнаты, словесные оскорбления, плетущиеся интриги... Большинству парней их выходки казались забавными, так сказать, бесплатный цирк среди однообразной жизни, но я была доведена до отчаяния.

Даже в туалет в общежитии я ходила только в сопровождении соседок по комнате, жаловалась руководству, но сама получила выговор, что достаю парней.

Родители отреагировали, сняли квартиру. Он быстро меня выследил, узнал адрес и под покровом ночи выбил дверь топором. Меня спасла бдительность соседей, спасибо им за это".

Сармите рассказала, что, воодушевленная школьными подругами, она начала посещать молодежный центр, где обучалась приемам самообороны.

"Вскоре полученные навыки я применила на деле. Короче говоря, как только представился случай, я воспользовалась возможностью дать ему по морде. Своим наивным девичьим умом я думала, что это будет решением - если никто не защитит меня, я хотя бы сама себя защищу, - но на самом деле он еще больше завелся, я видела, как оттопырилась передняя часть его брюк, и через мгновение он "кончил".

"Не знаю, что он рассказал своей семье, но вскоре его родители приехали знакомиться с моими родителями как с потенциальными будущими родственниками.

Отношения в моей семье стали напряженными - родители считали, что я не знаю, чего хочу, что я лживая и двуличная. (...)

Его родители настаивали на том, что я его девушка и вожу их сына за нос, что отношения надо оформить официально, что я регулярно приезжаю к их сыну и ночую там, хотя на самом деле я понятия не имела, где они живут", - вспоминает женщина.

Сармите отмечает, что ее родителям потребовалось много времени, чтобы поверить в то, что парень проявлял насилие по отношению к ней. "Я окончила профессионально-техническое училище и выдохнула, что кошмар закончится, потому что дальнейшая учеба поведет каждого своим путем, но на самом деле это было только начало моей разрушенной жизни..."

Первое изнасилование и нежелательная беременность

Мужчина преследовал Сармите каждый день, часто на ее машине он оставлял подарки - цветы, безделушки, сладости, духи с прикрепленными записочками, в которых признания в любви чередовалось с угрозами:

"Ты будешь моей навсегда. Не важно как, но я тебя заполучу. Никуда не денешься, даже если отравлю, украду..."

К этим сигналам тогда следовало отнестись гораздо серьезнее, но я восприняла их как бред сивой кобылы.

Он узнал адрес моей квартиры и часами поздно вечером ревел под дверью. Иногда, когда чаша терпения переполнялась, соседи или я вызывали полицию. Он кричал, что я не пускаю его в квартиру, что я его женщина, и никого не интересовала такая "мелочь", что меня годами преследуют, мне советовали разобраться со своей личной жизнью и не мешать окружающим.

Настал момент, когда в присутствии полиции его впустили в квартиру - мои заверения в том, что у меня нет ничего общего с этим человеком, не помогли. Полицейские ушли с чувством выполненного долга, их не интересовало, что мы потом дрались в квартире до изнеможения.

Когда мои силы иссякли, он начал издеваться надо мной, сначала несколько раз изнасиловал, потом тыкал в меня всем, что попадалось под руку, не помогали ни мои слезы, ни мольба, потом он затолкал меня в душ, помылся сам и повел меня в приемное отделение, чтобы мне оказали первую помощь.

Мои жалобы, когда я указала на него как на виновника, никто не принял во внимание, он сказал, что я по натуре гулящая, шляюсь, и вот так получилось. Когда я обратилась в полицию с заявлением, они посмеялись надо мной, потому что ничего же не произошло - я должна радоваться, что на меня обратили внимание, и я сама виновата в том, что хожу где попало и подпускаю к себе не тех людей".

После всех пережитых инцидентов женщина вернулась обратно к своим родителям. Преследования продолжались. "Он часами сидел в своей машине на улице перед нашим домом, когда же я позвонила в полицию, нам объяснили, что он может находиться на улице, это не запрещено.

Когда, к своему ужасу, я узнала, что беременна, у меня была только одна мысль - избавиться... Избавиться от нежелательной беременности как можно скорее. Мне это удалось, я сделала легальный аборт и каждый год вспоминаю этот день как праздник.

Это жестоко, но я не чувствую ни малейшего сожаления. Конечно, чтобы ничего подобного не повторилось, я начала принимать контрацептивы на случай, если снова буду страдать".

"Домогательства на протяжении долгих лет отупили меня"

Наступила весна, и женщина заболела гриппом. Тот же мужчина, который всегда умудрялся находиться рядом с ней, помогал Сармите лекарствами якобы от этого заболевания. "Не вдаваясь в подробности, он дал мне какие-то наркотические вещества, которые изменили мое восприятие. Спустя годы я также узнала, откуда он брал эти медикаменты - в очередной раз деньги и связи.

Я была заторможена, все время хотела спать и постоянно чувствовала себя уставшей, так что он мог использовать меня как секс-тренажер, у меня не было сил сопротивляться, и я едва осознавала всю серьезность ситуации.

Я кричала на своих близких, когда они мне ставили в укор, как я теперь вдруг могу жить с ним вместе. Мне казалось, что это идеальный вариант, потому что мне больше ничего не было нужно, кроме новой дозы, но я же не понимала, что меня травят.

Я вышла за него замуж. Когда я вспоминаю то время, у меня возникают отрывистые, смутные воспоминания, что-то похожее на состояние опьянения.

Я существую. Мои идеальные зубы внезапно начали разрушаться, у меня начался необъяснимый набор веса - килограммы набирались каждую неделю, за короткий промежуток времени из стройной женщины я превратилась в более чем стокилограммовую".

Поскольку здоровье Сармите ухудшалось, а ее внешность резко изменилась, родители забеспокоились - семья отвезла ее в частную клинику для обследования. "Я кричала на медсестер, что со мной все в порядке, а одна из них сказала мне, что, если бы со мной все было в порядке, я бы вряд ли здесь находилась, и это меня отрезвило.

Врач понял, что со мной произошло, и посоветовал мне ничего не пить и не есть в его присутствии, короче говоря, не употреблять ничего, к чему он мог бы иметь доступ.

Я написала заявление в полицию, приложив копии анализов. Результат: его родственники меня отругали и начали шантажировать, что подложат наркотики в мои вещи и меня арестуют, поверив им, а не мне.

Подключился и директор компании, в которой он работал, и он тоже объяснил моей семье, что, мол, смотрите, им не нужны проблемы, это клевета, которую я возвела на уважаемого человека.

Таинственным образом из кабинета терапевта внезапно исчезла моя карточка пациента, а также заявления в полицию и результаты моих анализов. Даже не упоминалось, что я когда-либо была в частной клинике, короче говоря, я все это выдумала, зато появились незнакомые мужчины, которых я раньше никогда не видели и которые представились моими любовниками".

"Хотела развестись, но не могла, потому что боялась"

"Постепенно я поправилась. Он признался, что пичкал меня медикаментами, чтобы подчинить себе, поскольку иначе я была слишком упряма.

Только я сама виновата в том, что убегала много лет, у него не было выбора, кроме как кормить меня гормонами роста, чтобы сделать толстой и уродливой, непривлекательной для других мужчин. Он защитил меня от непристойного образа жизни, разве я сама не понимала, что у меня слишком много любовников?

Только он один может удержать меня от праздного образа жизни", - объясняет Сармите мнение мужчины о себе.

"Он шантажировал меня - если разведусь, скажет всем, что я употребляла наркотики, что я психически больна, и он легко это докажет. Я написала заявление в полицию, что меня травят, заявление это вообще не было рассмотрено, зато от компании, где работал и он, и мой отец, я неожиданно получила жалобу на клевету в отношении уважаемого человека.

Директор компании шантажировал моего отца тем, что, если я разведусь и открою рот о том, что происходит на самом деле, он потеряет работу. Для отца было важно сохранить место работы, и семья посоветовала мне держать язык за зубами, и если уж я была такой умной, чтобы выйти за него замуж, то сейчас нечего ныть, и вообще - как можно нормального человека накормить лекарствами, я, мол, сама эти лекарства ела. Для меня это был удар, поскольку я поняла, что ради того, чтобы не потерять работу, моя семья теперь встала против меня.

Тогда начался ад совместной жизни в прямом смысле этого слова, я хотела развестись, но не могла, потому что боялась. Просить помощи было негде и не у кого, лучшее, что мне посоветовали в социальной службе - сходить к психологу, после чего уже указали, что пора бы перестать распространяться в маленьком городке о своих семейные проблемах и своими интригами обижать хорошего и уважаемого человека.

Каждый день происходило эмоциональное, физическое и сексуальное насилие. Я была доведена до такого состояния, что думала о том, как лучше, быстрее и безболезненнее покончить с собой.

Мне было все равно, что моя семья будет страдать, меня останавливала только мысль о том, что я не смогу довести дело до конца, поэтому я отказалась от идеи самоубийства".

Супруг Сармите днем был безупречным сотрудником компании, кроме того, он работал на полставки в полиции, но когда он возвращался домой, следовали постоянные ругательства, домогательства, унижения, избиения и изнасилования. "По вечерам он менялся - переступая порог дома, из приятного человека, каким он был на работе, муж превращался в насильника.

Чем тяжелее у него был день, тем больше я страдала.

Он уничтожил мои картины, выбросил тюбики с масляной краской, потому что она воняет, разбил все часы, потому что они тикают у него в голове. Если я пыталась подобраться к своим музыкальным инструментам, он бил меня мокрым полотенцем, завязанным в узел, и чем больше я сопротивлялась, тем больше он зверел. Его это в своем роде возбуждало.

Позже, поняв, что музыка для меня важна, он уничтожил музыкальные инструменты - у скрипки оторвал струны, у аккордеона порезал меха, срезал ремни, синтезатор разбил молотком, а затем толкнул меня на осколки и изнасиловал, при этом насмехаясь, что "теперь я, су*а, получила по заслугам".

Только спустя годы я поняла, что он был зависим от секса, плюс еще со своими болезненными отклонениями, которые он воплощал.

Когда я искала помощи, какой-то чиновник сказал мне, что "мужья не насилуют своих жен, это просто более жесткий секс, и нет же у меня там внизу резины - не износится...". Открытое издевательство".

Сармите говорит, что все знакомые и друзья пары были проинформированы о том, что она "больна на голову и пристрастилась к наркотикам". Ее телефон был под контролем, все ее действиями отслеживались. "Временами мне самой начало казаться, что я не очень дружу с головой... Эпизоды здесь можно перечислять бесконечно, каждый день был наполнен всевозможными проявлениями насилия. Родственники, друзья отвернулись от меня.

Из счастливой, уверенной в себе женщины я превратилась в половик для одного негодяя. У меня все было перевернуто: меня выдали замуж насильно, не по моей воле, травили медикаментами, и к тому же мне пришлось терпеть унижения и шантаж в собственном доме.

Добавились ко всему его выходки на моем месте работы. Движимый ревностью, он приходил ко мне на работу и выяснял отношения со всеми моими коллегами-мужчинами в плане того, нет ли у кого-то из них на меня каких-либо видов, пока не избил одного из них.

Меня сразу же уволили, потому что я вынесла свою личную жизнь на работу, им не нужны были скандалы, хотя я бесчисленное количество раз просила руководство не пускать его на мое рабочее место, но это никого не интересовало, ведь он был моим мужем.

Ну хорошо - муж, но по какому праву так называемый муж может приходить ко мне на работу и решать только ему одному известные проблемы?".

Женщина открыто говорит, что больше не искала помощь на стороне. "Я вынесла его вещи во двор, поменяла ключи и сказала ему, что все кончено. Уходя, он сломал мне руку, а маме - челюсть, других родственников не было дома. Может быть, даже хорошо, что не было, потому что он всем уже надоел, и кто знает, не убил бы кто-то еще кого-то? Позже он всем рассказывал, что я в состоянии помешательства так била свою мать, что сломала себе руку, а маме - челюсть..."

21 год, полный проявления насилия

"Я нашла другую работу, боролась с проблемами со здоровьем, потому что, к сожалению, последствия остались. Прошло время, я встретила своего следующего мужа, была осторожна и скептична, но он убедил меня в том, что все плохое уже позади. Он - такое совпадение - тоже пережил насильственные отношения, только в этом случае со стороны женщины. Казалось, жизнь наконец наладилась. Мы поженились, через некоторое время я поняла, что жду ребенка. Я была рада, что после воздействия таких медикаментов все еще могу забеременеть.

Он оставил нас в покое, все было тихо, но эта тишина была обманчивой...

По пути со стоянки на работу на меня внезапно напали несколько мужчин, повалили на землю и начали целенаправленно пинать по беременному животу... Исход здесь был ясен. Спонтанный аборт. Он отправил в больницу четыре розы с запиской: "Су*а, ты никогда не будешь счастлива, твой калека никогда не родится, свари и скорми на ужин своему ублюдку...".

"21 год был наполнен проявлением насилия... Всем хватило. Родители вышли на пенсию, брат уехал с семьей за границу, мы продали семейный дом и купили другой в нескольких сотнях километров, можно даже сказать - переехали через всю Латвию. На новом месте мы были пришлыми. В чужом городе я встретила любовь всей своей жизни, мы отпраздновали сердечную свадьбу, ведущими которой были родители моего второго мужа.

Я училась жить заново, наслаждалась каждым мгновением, когда меня никто не преследовал, не бил, не унижал ... У меня родились дети, мы обычная семья.

О своем первом муже я вообще не думаю, он для меня умер, не хочу ничего о нем знать, пустое место, упоминание его имени вызывает у меня только равнодушие и отвращение. Здоровье я никогда не поправлю, но по крайней мере я научилась сосуществовать. 21 искалеченный год жизни, несколько потерянных из-за него детей, физические и эмоциональные травмы - таков баланс этих лет..." - признается Сармите.

Порочный круг насилия

О том, что такое порочный круг насилия и как его разорвать, в рамках социальной инициативы "Откройте глаза на насилие" рассказывает психолог кризисного консультационного центра Skalbes, психолог Анта Айзпуриете-Кролмане.

"Разорвать цикл насилия не невозможно. Конечно, это очень сложно, пребывая в таких отношениях, это может занять много времени, но если вы видите, что кто-то страдает, или замечаете, что кто-то находится в таких насильственных отношениях, убедите этого человека обратиться за помощью, поддержите и объясните, где можно получить поддержку", - говорит специалист.

Предлагаем пройти тест, который облегчит выявление различных типов насилия, и призываем быть бдительными и не пропустить признаки насилия по отношению к себе.

ГДЕ ИСКАТЬ ПОМОЩЬ?

Помощь можно искать в социальной службе самоуправления или в кризисном центре:

Центр Marta

Ул. Матиса, 49-3, Рига

Тел.: 67378539

Э-почта: centrs@marta.lv

Лиепайский филиал центра Marta

Просп. Курмаяс, 11, Лиепая

Тел.: 29195442

Э-почта: centrs@martaliepaja.lv

Семейный кризисный центр Mīlgrāvis

Ул. Эзера, 21, Рига

Тел.: 67012515, 67398383

Э-почта: gimenes@krize.lv

Кризисный консультационный центр Skalbes

Ул. Кунгу, 34, Рига

Тел.: 24551700, 27722292

Э-почта: skalbes@skalbes.lv

Кризисный центр для семей с детьми Paspārne

Ул. Талсу, 39, Вентспилс

Тел.: 63661515, 22012434

Э-почта: pasparne_kc@inbox.lv

Фонд Centrs Valdardze

Ул. Райня, 9f, Валмиера

Тел.: 64220686

Э-почта: valdardze@inbox.lv

Статья написана в рамках общественной инициативы "Откройте глаза на насилие".