Николай Халезин: Что общего у Лукашенко и "Талибана"?

ФОТО: Sputnik/Alexei Nikolskyi/Kremlin via REUTERS

Николая Халезина называют одним из самых известных белорусов, живущих за границей страны. Он - выдающийся режиссер и драматург, но в последнее время активно занимается политической и общественной деятельностью. В разговоре с Вадимом Радионовым Николай Халезин рассказал о методах Александра Лукашенко, гибридной атаке на Латвию и Литву, а также сравнении ситуации в Беларуси с Афганистаном при талибах.

Гибридный ход

- Со стороны Беларуси в последние недели тысячи нелегальных мигрантов пытаются пробраться на территорию балтийских государств. Как вы оцениваете эту ситуацию? Можно ли говорить здесь о гибридной атаке, как это называют власти Литвы и Латвии?

- Если говорить про методы Лукашенко, то начинал он с сигарет. Грузим сигареты в государственный транспорт, который перевозит калий или лес, и все это гоним в Европу. Но это в чистом виде заработок. Если же говорить про следующий шаг, то это перевалка мигрантов. Это гибридная война совершенно однозначно, и я, к сожалению, не уверен, что странам Балтии удастся так легко победить, как это сейчас показалось. Лукашенко использовал иракцев, потом самые разные страны, в том числе беженцев из стран Африки. Сейчас будет, естественно, разрабатываться Афганистан, учитывая, что в Афганистане очень плотные связи у Шеймана (Виктор Шейман, близкий соратник Лукашенко, до недавнего времени управляющий делами президента. - Прим. ред.) и у других его людей, которые имели отношение в том числе и к перевозке наркотиков, и к другим грязным схемам. Я думаю, что это будет следующая фаза. Ему это, конечно, не выгодно, потому что это ведет к новым санкциям.

Но ему нужна сейчас какая-то небольшая победоносная война, или даже не победоносная, чтобы белорусы решили, что они во время этой войны менять власть не будут.

7

- В Афганистане "Талибан" захватил власть, и сейчас уже слышны разговоры о том, что с ним нужно общаться, что это новые лидеры страны. С Лукашенко происходит не та же история? Белорусскую оппозицию в Европе поддерживают, признают, что президентские выборы 2020 года были сфальсифицированы, но с Лукашенко тоже надо вести диалог.

- Эта фаза уже прошла. На сегодняшний день никто не считает, что с ним нужно разговаривать. Речь идет о том, что, если он попросит, ему может поступить предложение о переезде в какую-то из стран, которая согласится его принять на тех или иных условиях. Это возможно, но других переговоров быть не может. На сегодняшний день, даже если он заявит, что будет отпускать политзаключенных, - а он этого не заявит, - даже если он это скажет, это ничего не будет значить. Человек должен уйти. Огромное количество преступлений, страна погружена в тотальную коррупцию, вся экономика работает исключительно на семью Лукашенко. Даже если европейские политики говорят, что нужно обсуждение, они на самом деле не хотят этого и делать этого не будут.

Возможен ли диалог?

- А что вы можете сказать по поводу восприятия белорусской ситуации в США? В Госдепе заявляли, что диалог с Лукашенко возможен, если он отпустит политзаключенных.

- Мы вернулись буквально пару дней назад из США, где были больше месяца и вели переговоры с абсолютно всеми структурами, за исключением, наверное, только ЦРУ. И неприятие в отношении Лукашенко было абсолютное, и разговор был только о том, какие санкционные пакеты могут быть эффективны. Я не думаю, что что-то поменяется. Надо понимать, что такое кабинет Джо Байдена. Это люди, которые провели огромное количество серьезной работы разного уровня. Я имею в виду даже не то, что они делают сейчас в кабинете, а то, что они делали раньше. Если мы возьмем, например, главу Госдепартамента (Энтони Блинкена. - Прим. ред.), то это человек, у которого за спиной две победы. Надо четко понимать, как разговаривать с такими людьми. Это человек, который хочет, чтобы принимались решения и эти решения влияли на ситуацию. И точно так же во многом.

Допустим, не просто так ведь одновременно были сформированы два крупных кокуса (собрание сторонников или членов политической партии или политического движения. - Прим. ред.) в нижней палате Конгресса и в Сенате. И вошли туда очень влиятельные конгрессмены и сенаторы. Причем оба этих кокуса двухпартийные. Значит, и у одной партии, и у второй есть понимание ситуации по Беларуси и четкие решения, которые они принимают. И я не могу представить себе формат, чтобы кто-то из американского руководства, да и из европейского тоже, начал бы переговоры с Лукашенко.

Повторю, за исключением единственного формата: условия ухода. Они могу оговариваться, это может быть даже предметом торга. Но других вариантов я не вижу.

7

- К кому Запад должен обратиться, чтобы решить вопрос с Беларусью? К Кремлю или к Китаю?

- Россия все больше отодвигается сейчас в массовом сознании белорусов, поскольку Россия не ведет игру, она пассивна. Да, наверное, эти кремлевские башни между собой переговариваются на сей счет. Я знаю, что в Кремле есть три политические группы, которые занимаются вопросами Беларуси. Но никаких действий мы не видим, потому что у Путина получился такой цугцванг. То есть любой ход ухудшит его положение. Пытаться вводить войска в Беларусь невозможно, повлиять на Лукашенко он не может, полоний применить не может. Те варианты, которые у них были до выборов и сразу после, отпали, их разрушил сам Александр Лукашенко.

Если же говорить о Китае, то я вообще не понимаю, откуда этот фактор Китая берется. Не работает Лукашенко с Китаем.

7

Точнее, работает по нескольким проектам и ненавидит китайских партнеров, потому что они всегда выкручивают ему руки. Они никогда не дают несвязанных кредитов. И Китаю крайне невыгоден тот режим, который имеется в Беларуси. Для Китая идеально, чтобы Беларусь была интегрирована в европейскую экономическую систему. Уж точно ему не нужны никакие санкции. Китаю важно, как транспортируется его продукция в Европу. И Украина, и Беларусь ему только для этого нужны.

Когда день Х?

- Перед 9 августа были ожидания, что в годовщину массовых протестов состоятся какие-то новые акции. Этого не случилось. Следует ли сейчас делать акцент на каких-то датах или это уже не имеет значения для протеста?

- Я бы не делал этого акцента. Ситуация будет динамично меняться, и окно возможностей все равно откроется. У диктаторов не бывает так, чтобы их власть длилась вечно, особенно когда они находятся, как Лукашенко, в острой фазе, а не в долгоиграющей, как, например, Саддам Хусейн. Но сегодня говорить о датах и просить людей выйти на улицы категорически нельзя, потому что не было же в варшавском гетто демонстрации против антисемитизма. Было потом восстание в особый момент, но до этого не было никакого гражданского общества и тому подобного.

Люди друг другу помогали, потому что они находились в общей беде, так же, как сейчас находятся белорусы.

7

Да, белорусы помогают друг другу, собирают деньги, помогают какими-то вещами, помогают перевезти или спрятать кого-то. Но не нужно пытаться подталкивать людей к насильственным действиям, потому что на сегодняшний день мы в одном шаге от Новочеркасска (в 1962 году в Новочеркасске советские власти жестоко подавили забастовку рабочих, протестовавших против повышения цен. - Прим. ред.). Когда выйдут просто автоматчики и покрошат демонстрацию. И никто не будет знать, что с этим делать.


НАВЕРХ
Back