Через Беларусь в Германию: как живут беженцы в бывшем Сталинштадте

Лагерь для беженцев в Германии. Иллюстративное фото. ФОТО: OLIVIER DOULIERY/Scanpix

В бывшем городе Сталинштадт на востоке ФРГ растет число мигрантов, попавших в ЕС через Беларусь. Как их встречают местные жители и что говорят о политике Лукашенко? Репортаж DW.

Число беженцев в Айзенхюттендштадте в федеральной земле Бранденбург, что на востоке Германии, с начала 2021 года выросло в 5-7 раз. Это произошло из-за мигрантов, нелегально прибывших в ЕС через Беларусь, говорят в руководстве местного лагеря для беженцев. Только за сентябрь здесь разместили 1400 вновь прибывших.

Абсолютное большинство из них воспользовалось "белорусским маршрутом": они прилетели в Минск, в основном из стран Ближнего Востока, в частности из Ирака, затем при содействии белорусских властей перешли границу, оказавшись на территории государств Евросоюза - Польши или Литвы. Сейчас в лагере находится около 2500 человек. Но ожидается, что уже в ближайшее время это число вырастет до нескольких тысяч. Что по этому поводу думают местные жители и как встречают мигрантов ? Репортаж DW.

Новые жители бывшего Сталинштадта

Айзенхюттенштадт - небольшой провинциальный город на востоке Германии. Жизнь здесь будто замерла, многое все еще напоминает о ГДР и временах, когда город носил название Сталинштадт - в честь Иосифа Сталина: типичная панельная застройка, дом культуры и заброшенные здания. В пустынном городе повсюду стоят металлические статуи людей и зверей, напоминающие о градообразующем предприятии - местном металлургическом комбинате.

От тысяч других немецких городков Айзенхюттенштадт отличают близость к границе с Польшей и теперь - неожиданная связь с белорусскими событиями. После того как Александр Лукашенко в ответ на санкции ЕС стал способствовать нелегальной миграции в Евросоюз, каждый день в этот немецкий городок через Беларусь прибывают от 50 до 100 человек.

Число беженцев, прибывших через Беларусь, растет

"Мы наблюдаем мощный прирост числа беженцев из-за событий в Беларуси", - говорит в интервью DW директор лагеря беженцев Олаф Янсен (Olaf Jansen). В лагере в экстренном порядке создают дополнительные мощности: завозят новые контейнеры, расставляют палатки, привозят продовольствие и одежду.

Главная проблема - медицинская помощь. "Те люди, которые приехали через Беларусь, зачастую в очень плохом состоянии, у них множество заболеваний, до 10% заражены коронавирусом. Первым делом необходимо оказать им помощь", - отмечает Янсен. Для ускорения работы в лагере также работает полиция: она устанавливает личности мигрантов, узнает, как они попали в Германию, после этого начинается рассмотрение ходатайства о предоставлении убежища.

Несмотря на наплыв мигрантов, в данный момент незаметно, что лагерь перегружен. Вновь прибывшие живут в контейнерах и палатках. А те, кто приехал раньше, - в недавно построенных отапливаемых корпусах. Большинство беженцев - мужчины, однако на детской площадке в лагере немало женщин, играющих с детьми.

Основная цель беженцев - Германия

По Дублинскому соглашению, беженцы, которые уже были зарегистрированы в другой стране ЕС, должны быть приняты ею обратно. На практике так происходит не всегда. Многие мигранты сами скрывают свою регистрацию в другой стране, чтобы остаться в Германии.

"Еще одной проблемой является то, что некоторые страны, такие как Ирак, Иран, Ливан, отказываются принимать собственных граждан. Но это неприемлемо", - добавил директор лагеря. В то же время он отмечает, что лагерь в экстренном случае в короткие сроки мог бы принять еще несколько тысяч человек.

10 тысяч долларов за "белорусский маршрут"

О своем маршруте через Беларусь в интервью DW рассказал 17-летний беженец из Ирака Балан: "Я прилетел самолетом сначала в Бейрут, затем в Минск. В Беларуси меня довезли на машине до Бреста. Потом мы перешли границу с Польшей. И вот я здесь, приехал неделю назад. Немцы с нами очень хорошо обращаются, но я собираюсь добраться до Великобритании, где находятся моя мама и брат. Весь маршрут обошелся мне в 10 тысяч долларов".

Прямое нарушение Дублинского соглашения - случай другого беженца, 36-летнего Амтони Сувэйя из Либерии. Хотя он и не приехал в Германию через Беларусь, но 10 лет прожил в Польше. "Все это время польское правительство отказывалось выдать мне документы на пребывание. В Либерии я воевал с 12 лет во время революции, и когда бежал в Европу, надеялся пойти учиться, жить нормальной жизнью. Польша не дала мне образования, никаких документов", - рассказывает мужчина.

Амтони понимает, что по закону не может остаться в Германии, но отказывается принять это: "Я никогда не вернусь в Польшу. Я лучше умру здесь прямо на улице, чем вернусь туда. Я хочу жить в Германии, я люблю эту страну, хочу начать здесь мою жизнь заново". Во время беседы Амтони показал корреспонденту DW застарелый внушительный шрам на ноге, полученный во время войны.

Многие мигранты, находящиеся в лагере, подтвердили, что приехали в ФРГ через Беларусь, но не смогли рассказать подробности из-за трудностей перевода: большинство не знают других языков, кроме курдского.

Местные жители о новых соседях

После регистрации и прохождения карантина мигранты беспрепятственно перемещаются по городу. В Айзенхюттенштадте проживает чуть менее 24 тысяч человек. Таким образом, недавно прибывшие мигранты составляют более 10% населения города. Что же думают по этому поводу сами жители?

Из нескольких опрошенных местных жителей негативно о мигрантах не высказался никто. Их возмущение вызывает скорее политика Лукашенко и иногда - миграционная политика самой Германии.

"С беженцами у нас нет проблем, мы помогаем друг другу. Но с 2015 года все хотят в Германию, и все из-за фразы "Мы справимся" (знаменитое высказывание Меркель, сделанное во время миграционного кризиса. - Ред.). Здесь, на востоке, никто ее не забыл", - говорит мужчина пожилого возраста. "Но то, что делает Лукашенко - это полное свинство, дипломатично тут и не скажешь ничего", - добавил он.

"Мы должны помогать людям. Мои родители тоже были военными беженцами. Поэтому я решила помогать мигрантам, я преподаю им немецкий. Большинство людей быстро и хорошо учатся, хотя многие вообще никогда не учились в своих странах. Расскажите вашим читателям - здесь живут не только сторонники АдГ (правопопулистской партии "Альтернатива для Германии". - Ред.). А то, что делает Лукашенко, - с этим нельзя мириться. Чудовищно, что люди там умирают", - отметила пенсионерка Зиглинда.

Правда, местные девушки говорят, что беженцы-мужчины могут быть навязчивыми. "Ко мне часто подходят знакомиться, заговаривают. По ночам я уже несколько лет здесь не гуляю. Пока они держатся в стороне, все о´кей. Но есть некоторые, кто этого не слышит", - говорит 20-летняя жительница Айзенхюттенштадта.

Нужно ли изменить политику приема беженцев?

"Мои родители тоже были в лагере беженцев. И всегда говорили, что надо помогать. Ведь это люди, каждый из них - человек. Мне вот даже, наоборот, нравится, что здесь стало поживее, появились семьи с маленькими детьми. А мои внуки уехали жить в Берлин", - сказала в интервью DW пенсионерка Ингеборг.

"У нас нет с беженцами никаких проблем. Но мне не нравится, что многие злоупотребляют нашим гостеприимством и не работают месяцами или даже годами. Думаю, что миграционную политику государства надо ужесточить, значительно сократить сроки рассмотрения заявок на убежище. В целом нам нужны иностранные работники, я не имею ничего против, но их надо интегрировать", - говорит еще один местный житель, пенсионер.

Местных сложно чем-либо удивить или напугать - в 2015 году они уже прошли через миграционный кризис, тогда беженцев было в десятки раз больше. Жители Айзенхюттенштадта считают, что нельзя винить людей в том, что те решили воспользоваться ситуацией в Беларуси, чтобы спасти свои жизни. Но и мириться с политикой Лукашенко, по их мнению, тоже нельзя.


НАВЕРХ
Back