Киану Ривз: новая "Матрица" - это фильм о любви

ФОТО: Jordan Strauss/Invision/AP/ Scanpix

Четвертая часть франшизы о мире машин и воюющем против него Нео в Латвии на экраны выходит 22 декабря. Как и в предыдущих частях (а последний фильм в серии вышел в 2003 году) главную роль играет Киану Ривз. Главный российский кинокритик Антон Долин в честь премьеры взял у него интервью.

Ривз не скрывает, что с большой любовью относится к своему персонажу - Нео.

"Он крутой. Мне нравится его чувство юмора, его способность задавать вопросы, его преданность и любовь к Тринити, его волевой характер и целеустремленность - но и его уязвимость тоже", - сказал актер.

Он даже считает, что во многом похож на героя "Матрицы".

"Мы оба всматриваемся в прошлое, находясь в настоящем, и спрашиваем себя, каким может оказаться будущее. Я вправду почувствовал себя им, смотрел на персонажа его же глазами. Как я уже сказал, мне он нравится, я был рад, но в этом взгляде было много грусти, растерянности: где прошлое, где настоящее, что все это значит? Он пытается найти любовь своей жизни и понять, реальна ли она. Фильм говорит о вымысле, о памяти, и каждый из нас может соотнести себя с этим", - считает Киану.

На вопрос Долина о не самой, по его мнению, реалистичной любовной линии в первой части франшизы актер ответил, что в этой части именно отношения между Нео и Тринити выходят на первый план.

"Не могу, конечно, согласиться [с вашим мнением о любви между Нео и Тринити]. Спорить тоже не буду, но Нео даже в первом фильме потрясен уже первой встречей с Тринити! Полагаю, любовь была одной из центральных тем во всех фильмах "Матрицы". А в "Воскрешении" это сердце картины, самое главное, что в ней есть. В этом смысле вы правы. Это фильм о любви", - заявил Ривз.

Сценарий новой части ему тоже нравится. В свое время он отказался от сиквела "Скорости" - важного фильма в своей карьере - именно из-за истории. Но случай "Матрицы" - особенный.

"Не было ни малейших сомнений. Я люблю и уважаю Лану Вачовски, уникальную постановщицу со своим стилем и видением, и я люблю Томаса Андерсона, он же Нео. Конечно, мы долго обсуждали сценарий с Ланой, это было интересно и продуктивно", - рассказал актер.

Многое Киану рассказал и о том, как именно он входит в роль, как преодолевает трудности, возвращаясь к герою спустя столько времени.

"Все самое сложное я принимал как дар. Моя работа - быть готовым ко всему после того, как режиссер скажет "Мотор!". Эмоционально и интеллектуально. Ко всему. Но не раньше, чем прозвучит команда. Иногда ты долго тренируешься и настраиваешь себя на роль, и я, конечно, тоже это делал. Однако старался оставить место для незнания - просто существовать, быть, ждать момента, когда я услышу "Мотор!". Спасибо, что у меня была такая возможность", - поделился он.

Актер отметил, что, несмотря на большое количество графики в первых трех фильмах, сами трюки и боевые сцены в основном сняты честно.

"Единственная сцена со значительным участием компьютера в классической трилогии - это поединок Нео с многочисленными агентами Смитами в "Матрице. Революция". Без компьютера и виртуальной камеры там было не обойтись. Во всех остальных сценах либо я сам выполняю трюки, либо мой дублер и каскадер Чад Стахелски. Все по-честному! Самые сложные трюковые вещи - то, что выглядит как разбивание стены кулаком или падение с небоскреба, - чаще всего делал Чад. Но в большинстве случаев это я сам", - рассказал Ривз.

Упоминание о Чаде Стахелски неизбежно вызвало упоминание новой серии боевиков с Киану в главной роли - "Джон Уик". Напомним, что в третьей части оказалось, что наемный убийца родом из бывшего СССР.

"Несомненно, Чад любит говорить, что прошел школу Вачовски, "Матрица" оказала на него огромное влияние. И на меня тоже. Это касается вовсе не только драк и спецэффектов, но и работы над сценарием или операторской работы, декораций или мира, где происходит действие.

Конечно, русская составляющая фильма полностью вымышлена, и все-таки она придает ему определенный эмоциональный настрой. Мне так стыдно, что мой русский ужасен! Но я стараюсь изо всех сил.

Несколько раз я бывал в Москве, мне повезло побывать в вашем городе даже в эпоху перестройки, я еще раз приехал лет пять-шесть назад. Какое потрясающее место! А как меня потрясла работа с русскими кинематографистами в Петербурге! Офигенные парни. А какие каскадеры! Обожаю русских", - заявил Киану.

Ривз работал с режиссерами очень разного калибра, но не считает, что боевики вроде "Матрицы" или "Джона Уика" чем-то хуже или меньше авторского кино.

"Мне, конечно, в жизни изрядно повезло сниматься у таких режиссеров, как Коппола, Рон Ховард, Гас Ван Сент, Бернардо Бертолуччи. Визионеры, люди с потрясающим воображением - и в то же время они практики. Абсолютно то же самое могу сказать о Вачовски. Видение, техника, амбиции - это ощущалось уже в их дебюте "Связь". А с Чадом Стахелски мы выросли, я был свидетелем его превращения из актера и технаря в режиссера, подлинного автора", - рассказал Киану.

Напоследок Долин спросил Ривза, чувствовал ли тот себя когда-нибудь избранным, как и его герой. Дальше последовала пауза и однозначный ответ.

"Нет. Нет. Нет. Но я стараюсь делать все, что в моих силах", - сказал Киану.

НАВЕРХ
Back