"Боюсь, что мой папа оправдывает убийство людей". Монологи латвийцев

rus.tvnet.lv
"Боюсь, что мой папа оправдывает убийство людей". Монологи латвийцев
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments
Фото: Zane Bitere/LETA

В соцсетях и СМИ можно найти множество историй о том, как война в Украине уничтожила отношения россиян с родителями и друзьями. Латвия - не исключение, и у нас во многих семьях этот раскол очевиден. Мы собрали несколько монологов жителей Латвии, чьи близкие избегают это страшное слово "война" или, что еще страшнее, оправдывают ее.

Несмотря на разногласия и различные точки зрения, важно подчеркнуть, что каждый, кто поделился своей историей, любит, поддерживает и ценит свою семью, близких и друзей. Поэтому, чтобы избежать конфликтов в конкретных случаях, в статье не будет имен рассказчиков. Да и тут важны сами истории. 

Материал написан с целью поддержать тех, кто старается открыть глаза на происходящее своим близким и отчаивается, полагая, что он одинок в этой битве с российской пропагандой.

А, возможно, кто-то - кто не согласен - увидит в этих историях своих близких, и это просто поможет их лучше понять. 

Давайте оставаться людьми.

А мнение всегда за вами. Мы уважаем его.

Рижанка, 29 лет

Я украинка, и у меня есть семья в Украине, которая сейчас приехала в Латвию и живет в доме родителей. Несмотря на это, в моей семье по-разному настроены к происходящему в Украине. Кто-то нейтрально, кто-то очень агрессивно выступает против России, кто-то, наоборот, одобряет вторжение в Украину.

Мой муж поддерживает Россию и переживает за будущее именно этой страны, я, конечно же, не могу поддержать вторжение в страну,

которую считаю своим вторым домом.

Вначале у нас возникали громкие споры, но каждый остается при своем. Я выслушаю его аргументы, он - мои. Иногда аргументы кажутся мне адекватными, иногда же это очередная песня "про восемь лет" и "сами напросились". Мой главный аргумент: война - это непростительно, меня не переубедить. Сейчас мы уже научились просто понимать друг друга и не спорить (ну, может, иногда). При этом не могу назвать мужа путинистом, Путина он не поддерживает уже долгие годы, но вот в этой ситуации он не на стороне Украины.

Рижанин, 27 лет

Мы с папой редко сходимся в политических взглядах. Это не мешает нам общаться - наоборот, дискуссии с папой, когда я приезжаю навещать родителей, - это один из моих любимых видов досуга.

Но даже когда мы спорили о Навальном (спонсируемый Западом, никому не нужный популист, по его мнению) или Беларуси ("Да что им там не нравилось-то?"), мой отец никогда не переходил важных для меня линий. Да, Навального стоило бы посадить, но не убивать (впрочем, папа и не верит в покушение). Да, белорусы зря протестовали, но пытки в тюрьмах - это преступление (по папиному мнению, число таких случаев сильно преувеличено в СМИ).

Поэтому сейчас я не говорю с папой о политике. Потому что, если вдруг окажется, что он в какой-либо мере поддерживает войну, то я узнаю,

что мой папа оправдывает убийство людей. Даже если для себя он это формулирует по-другому. А я не хочу такое знать про своего папу.

Буквально сейчас я собираю вещи и еду домой - у мамы день рождения. О политике я в доме говорить не буду. Ну его. Лучше фильм посмотрим и его обсудим.

Рижанин, 37 лет

С противостоянием со стороны родственников в лице мамы и сестры я столкнулся еще в начале пандемии коронавируса. Мама очень подвержена мнению сестры, а сестра - "среднестатистический русскоязычный пользователь Facebook" и любитель Первого канала. И если с сестрой я общался довольно редко и раньше, то маме я стараюсь звонить хотя бы раз в неделю, но обычно это происходит чаще.

Как выяснилось с ходом времени, лучшая тактика -

не пытаться переубедить, а просто с уверенностью рассказывать факты, выражая свое мнение, но не оказывая давления.

Я изначально говорил о событиях в Украине как о войне и ни разу не слышал от мамы слова "спецоперация". Думаю, помогли слова и о том, что в России СМИ запретили писать о войне как о войне - "всем же понятно, что это война, где гибнут невинные люди, в том числе и дети. Если их заставляют врать уже в этом, что говорить об остальном?". Как более осведомленный, я просто рассказываю маме самые важные и интересные факты, позволяя ей самой сложить картинку в голове, говорю ей о нестыковках в версиях России ("А эти, прикинь, сначала сказали одно, а потом - другое"). Конечно, мама потом встречает это и в Интернете, и даже если эта информация российской пропаганды - зерно сомнения уже посеяно. А если же информация из заслуживающего доверия СМИ - это лишь подтверждает мою правоту, а это значит, что "сын снова оказался прав и ему можно верить".

Юрмальчанка, 25 лет

Начать, наверное, стоит с того, что мой папа очень много лет прожил в России. Переехав в Латвию, он так и не смог влиться в общество, выучить язык и почувствовать себя тут своим. Более того, он получил паспорт негражданина, который, как мне кажется, тоже сыграл свою роль в "выборе сторон".

Всю жизнь я слышала от него фразу, что Владимир Путин - прекрасный президент, который все держит в ежёвых рукавицах, а ведь именно это и нужно русскому народу. Мой папа видел и, думаю, до сих пор видит в Путине сильного лидера, а в Западе - врага.

Мои взгляды отличаются, и мы часто ссорились. Случилась война, и ссор стало больше. Фразы "Учи историю!", "Ты неправильные новости читаешь!", "А НАТО вообще сделали *тут можно вставить просто любой конфликт*" я слышала постоянно. В первые дни я пыталась достучаться фактами, аналитикой, цитировала политологов, но быстро поняла, что это бессмысленно. Но я не отчаялась, я сменила тактику.

Последний раз, когда мы с ним разговаривали о войне, мы ехали в машине, то есть уйти от разговора было сложно. Как всегда, началось с фраз: "Они (украинцы) сами виноваты, что сейчас в их стране такое!". И я начала говорить о ценности человеческой жизни, что любая смерть в подобной ситуации - это неправильно. Будь то украинский житель, российский солдат... любая жизнь - это ценность.

И тут он стал оправдывать эти жертвы. Я ему сказала:

"Пап, мне страшно жить в одном доме с человеком, который оправдывает убийства. Мне очень страшно!"

Больше мы с ним на эту тему не говорили.

Даугавпилчанка, 33 года

В конце февраля позвонила тетке. Она спрашивает - какие, мол, новости? Говорю: "Да сами знаете, какие сейчас новости". И давай рассказывать, как мне коллега в слезах звонила, говорила, что весь день до родителей в Виннице дозвониться не может. Как знакомый рассказывал, что в Киеве его пожилые родители плохо ходят и даже не пытаются спускаться в подвал во время бомбежек - прячутся в ванной. Про то, что видео публикуют жуткие. А она все это молча слушала, а потом заявила, что тем видео в Интернете вообще доверять не следует. Мол, это могут быть видео и из Сирии, и откуда угодно. Потом звонила ей через неделю, говорила, что мы собираем для беженцев гуманитарку и поедем сдавать в пункт сбора. На что она сказала, что по этому вопросу у всех свое мнение и лучше вообще эту тему не поднимать.

А другая тетка - видимо, в ответ на все мои посты и сторис, по которым четко понятна моя позиция - без лишних комментариев переслала мне видео Михалкова. Он там специально для таких недалеких и подверженных "пропаганде", как я, на пальцах объясняет, что такое хорошо и что такое плохо.

Я не спорю. На Михалкова вообще не ответила. Если бы было при личном общении, то, думаю, поругалась бы, потому что

считаю, что в этом вопросе нужно защищать правду.

Намолчались уже. А в переписке и по телефону только время потратишь и нервы испортишь. Вон, с папкой же я ругалась насчет белорусских протестов.

Рижанка, 27 лет

Я человек эмпатичный и все события как в Беларуси, так и в Украине переживаю особо тяжело. Возможностей помочь не так много, но чем могу - помогаю. Но иногда я от мамы могу услышать а-ля ироничное: "Ну что, все деньги беженцам отдала?". Я сначала очень переживала - кого этот вопрос нацелен обидеть? Меня или людей, потерявших свой дом?

Спустя время пришло понимание, что это, скорее, обиды к Латвии как к государству.

В частности, к обществу и правительству, которые не всегда лояльно относились к русскоязычному населению. Я ее понимаю, что-то даже разделяю. Но я не понимаю, почему это должно выливаться в агрессию (пусть даже пассивную) к украинцам. И именно сейчас. И уж тем более как-то оправдывать действия России. 

Я стараюсь не спорить, не начинать разговор об этом первой. Но если разговор начат, смолчать не могу - это мой самый близкий человек. И сейчас она заблудилась. 

Иногда мне кажется, что она начинает меня понимать. Например, Путин уже не герой вовсе. Но на каждый шаг вперед - три назад. Думаю, принять тот факт, что Россия сейчас страна-агрессор, мешает еще и то, что ты "русский". Пускай и объединяет тебя с Россией только язык. Любая "нападка" на Россию воспринимается как личное оскорбление. Ведь там же "родина" - тот самый иллюзорный дом, в котором тебя ждут, любят, уважают и не притесняют за твой язык. А о репрессиях и гонениях лучше не думать, чтобы не портить свою воображаемую картинку. Ведь хорошо там, где нас нет.

Рижанин, 34 года

Мои путинисты - это родители. В первую очередь в этом виновато российское телевидение и отсутствие альтернативных каналов для русскоязычных в Латвии.

Еще те самые восемь лет назад я сделал сам окончательные выводы о том, какого курса придерживается политика Кремля. И после этого всякая дискуссия переходила в скандалы, где главным аргументом было "но там же показали". Любая высказанная мной критика сопровождалась комментариями "лишь бы против России" или "вас учили неправильной истории". Все заканчивалось применением эмоционального шантажа, слезами, надутыми щеками и всем тем, за что якобы должно становиться стыдно.

В итоге отсутствие в поле зрения разных ракурсов привело к тому, что мнение родителей стало непробиваемым. Ни разу наш спор не заканчивался элементарным "Я подумаю, почитаю, сравню точки зрения, постараюсь понять твою мотивацию мне что-то доказать" - как это обычно должно происходить у взрослых людей.

В какой-то момент тема политики получила статус табу, но последние события заставили их задуматься.

Жаль, что надо было начаться войне, чтобы начать пробовать в чем-то разобраться.

Рижанка, 36 лет

"Война? Да ладно, мне в ленте ничего не попадалось". День первый. "Так они там зачищают военные объекты, у русских сверхточное оружие, они только разоружают Украину, все правильно". Это спустя сутки. "Ты видела, что делал Азов? А где ты была восемь лет, когда Донбасс мочили, так можно было, да? А когда в Одессе нацики людей жгли?". Это спустя пару дней.

Кадров, как бомбят мирных жителей, становится все больше, русский Харьков под завалами, кажется, все русскоязычные жители Украины вырыдали глаза в мольбах не спасать их. "Я там не был, я не знаю", "НАТО подговорило Украину и кинуло". Войне неделя. Нет, жертвы среди мирного населения не так очевидны, денацификация уже не так важна, а вот осуждение НАТО - конечно, самое важное.

Переходим на следующий уровень. Смерть беременной из Мариуполя - "фейк, это все подстава, Азов давно занял все школы, сады, больницы и делает постановки. Все кадры с погибшими и пострадавшими украинцами - постановка". "Что Россия свои котлеты не нажарит, джинсы не сошьет? Газ вам перекроет, еще плакать будете".

Дальше - конечно, нападки на беженцев. "Они грубые, маску вот не надел мужик. Без очереди их теперь пускать?".

Как же страшно, когда весь этот набор стандартных фраз произносит не бот с "Фейсбука", а родной живой человек.

Все неудобные вопросы заканчиваются цитированием всего того, что уверенно несут Песков, Лавров, Захарова и прочая нечисть. Даже не осознавая этого. 

Две недели сведенного к минимуму общения заканчиваются предложением с той стороны: "Ну давай просто не будем это обсуждать? Почему эта война стала твоей?". Может, потому что Украина слишком рядом? И часто говорит на родном для меня русском языке?

Может, потому что мы живем в век технологий и я вижу тысячи видео очевидцев, простых украинцев, которые бегут, плачут, молят от пощаде, спасают себя, детей, животных и мобилизуются защищать свою землю?

Может, потому что Украина во много раз меньше России? Может, потому что нападение началось после речи Путина и ровно ноль сомнений, кто это начал? Может, потому что у меня есть глаза, здравый смысл и сердце и я не могу смотреть на смерть и думать, "как Украину кинуло НАТО", потому что понимаю, что убивает Украину сейчас не НАТО, а российский военный, которого "кинул" его великий Путин?

Мне больно, грустно, страшно, во мне сострадание, тоска и ужас. Что значит не говорить об этом? А о чем?  Для меня это то самое добро и зло. Как на ладони. Нет, все однозначно.

Россия напала на Украину. Это звучит дико. Я тоже говорю по-русски, я тоже люблю этот язык и русских. Русские разные, Путин - не Россия, Путин - убийца.

Это вопрос про ценности. Оправдывать Путина - быть на стороне зла. Я не могу жить с человеком, который оправдывает зло.

Ключевые слова
Последние новости
Не пропусти
Наверх