"За единые школы, а не экс-русские и латышские". О профанации при переходе на государственный язык

"За единые школы, а не экс-русские и латышские". О профанации при переходе на государственный язык
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments

Латвия переходит на дошкольное и школьное обучение только на латышском языке. На бумаге мотивация более чем благородная, власти выступают за равные знания государственного языка и, соответственно, возможности для всех детей вне зависимости от родного языка. На практике - выбранный подход похож на профанацию и еще большее разделение общества вместо его сплочения. Такое мнение в эфире "Кто вам платит?" высказали директор Рижской Ринужской средней школы Денис Клюкин и депутат Рижской думы, педагог Антонина Ненашева ("Прогрессивные").

С 1 сентября 2023 года общеобразовательные программы основного образования в Латвии полностью переводят на латышский язык для 1-х, 4-х и 7-х классов, с 1 сентября 2024 года - для 2-х, 5-х и 8-х классов, а с 2025 года - для 3-х, 6-х и 9-х классов. Для средней школы этот переход уже состоялся ранее, нынешний выпуск стал последним, когда в 10-12-х классах еще допускалось обучение по программам для нацменьшинств. Проще говоря - в ближайшие три года Латвия намерена перевести все детские сады и школы на обучение только на латышском языке. Законопроекты предусматривают, что учащийся на этапе основного образования сможет изучать язык и историю культуры меньшинства в рамках программы обучения по интересам. Эти программы будут финансировать государство и самоуправления.

"У них отдельная Латвия" - образование и политики

"Проблема в том, что у Министерства [образования], да и Сейма, в принципе, - своя отдельная Латвия", - считает Денис Клюкин, директор Рижской Ринужской средней школы, пока что реализующей обучение по программам для нацменьшинств. По его мнению, проблема полного перехода школьного обучения на государственный язык - вполне компактная и затрагивает преимущественно три города Латвии, в которых для половины жителей язык семьи - русский. Речь о Риге, Даугавпилсе и Резекне. Именно в этих городах проблема коснется не менее половины школ. На этом компактном проживании русскоязычных и следует сконцентрироваться и искать пути решения, в противном случае ныне предлагаемый переход школ нацменьшинств на обучение на латышском языке больше походит на профанацию и формальность, убежден директор рижской школы.  

"Такой лицемерный переход, потому что учебный план надо как-то осуществлять...

Сейчас и в латышских школах наблюдаются учителя, которых берут, лишь бы он предмет знал, а уже насчет того, в каком месте он тянет гарумзимес, мы потом поговорим.

А в школах для национальных меньшинств - там просто будет... абсолютная катастрофа, потому что преподавать предмет на одинаковом абсолютно уровне на государственном языке для детей, для которых этот язык является родным, и для детей, для которых этот язык не является родным, это уже две большие разницы. Если начнутся эти массовые проверки, если государство будет требовать увольнения... Увольнения будут происходить не по инициативе школ, они будут происходить по инициативе государства и по причине огромного стресса для учителей. Потому что учителя сами просто уйдут", - поясняет Клюкин. 

Он не скрывает, что и руководимая им Рижская Ринужская средняя школа на 100% к этому переходу не готова: "То есть на каком-то уровне мы это обеспечим. Само собой, формально мы точно это обеспечим, потому что программы уже наполовину осуществляются на латышском языке. Но это не будет то, что декларируется политически для латвийской общественности.

Потому что, когда президент говорит про сплочение и так далее... нет, это в итоге будут латышские школы для латышей, латышские школы для русских".  

На уточняющий вопрос, похоже ли это на сегрегацию, Клюкин отвечает утвердительно.

"Первыми выступят против сами латыши" 

По мнению директора Рижской Ринужской средней школы, полный переход на обучение только на государственном языке приведет к тому, что дети из семей, в которых говорят на русском, пойдут в латышские школы, хотя бы в расчете на качественный государственный язык. И это, как ни парадоксально, в первую очередь возмутит тех, для кого язык семьи - латышский. "Уже говоря о латышских садиках, если в группе появляется критическая масса русскоязычных детей, воспитателю становится сложно контролировать языковой фон в группе. Там уже зарождается "проблема суржика". А если так же массово русскоязычные дети пойдут в латышские школы, следом в латышских школах появится этот суржик.

И, в принципе, у нас начнется разжижение в первую очередь латышской культуры, чему латышские школы, я уверен, будут противостоять, потому что это не то, чего они хотят у себя.

Я работаю в районе (Вецмилгравис. - Прим. ред.), где я не знаю, что надо сделать, чтобы найти латышскую среду для детей. Вот просто где они могут найти латышей, с кем пообщаться? У нас есть одна латышская школа, но, в принципе, на одного латыша приходится, например, четыре русскоязычных. Где они будут искать среду для общения? Скорее, русскоязычные дети будут влиять на этих латышей. (...) Но здесь политическая воля идет вразрез со здравым смыслом. И, в принципе,

я думаю, что первыми, кто будет против всего происходящего, будут латышские школы, латышские педагоги и представители, наверно, латышской культурной интеллигенции".

Об идеальной школе - не на бумаге

Депутат Рижской думы, член Комитета образования, культуры и спорта, а в недавнем прошлом педагог Рижской средней школы № 22 Антонина Ненашева к нынешней модели перехода к образованию только на государственном языке тоже относится скептически. Она выступает за "идеальную школу не на бумаге", которая едина для всех: "Эта школьная реформа - чем она неудачная? Тем, что они оставляют отдельно школы и говорят: "Вы просто русская школа, которая будет учиться на латышском". То есть я всегда хотела, чтобы у нас была как бы одна школа. (...) По идее, если мы говорим, что больше нет как таковой русскоязычной школы, будет только чисто латышская, то дальше вопрос на практике. Это, по идее, значит, что любой латыш может пойти в любую школу, например, и в 22-ю (сейчас - школа нацменьшинств. - Прим. ред). Но латышская политическая элита не до конца понимает, совсем не понимает, что реально в этой школе происходит. Хотят ли они, чтобы их дети условно пошли в экс-школу для нацменьшинств? Ну так если это больше не школы нацменьшинств, значит, по идее, должны хотеть..." - рассуждает политик.

Ненашева согласна, что для Риги планируемый переход особенно болезнен, но государство сейчас спихивает решение проблемы на плечи муниципалитета - сами как-то подготавливайте и удерживайте учителей... "Мне кажется, что государство, если такие реформы проводит, все-таки должно предложить механизм, как тогда реально это будет работать?". Политик отметила, что в таких городах, как Рига, обычно рядом всегда стоят две школы - с государственным языком обучения и для нацменьшинств, и в идеальном мире эти учебные заведения надо объединять, чтобы дети шли в любое из них в зависимости от географии и качества обучения, а не по языковому принципу, ведь на бумаге язык обучения теперь единый для всех.

Политик отметила, что представляемая ею партия "Прогрессивные" с самого начала выступала за единую школьную систему, в которой, безусловно, обучение - на латышском языке, но нет разделения учащихся по языковому принципу - все учатся вместе, и это и есть реальное зеркало общества. В конечном итоге, считает Ненашева, все к этому и придет, просто с нынешним подходом понадобится больше времени: "Если бы они [политики, продвигающие реформу] хотели делать это правильно, тогда нужно было бы еще поспособствовать этому процессу, чтобы это было быстрее. В том плане, что ты должен поддержать, например, миграцию одних учителей в одну школу, а других - в другую".

Рижская 1-я государственная гимназия как образец

Помимо всего прочего, в идеальном понимании Антонины Ненашевой, если и объединять школы, то в каждой следует предлагать качественное обучение в том числе русскому языку и литературе. Более того, по ее мнению, качественное отдельное преподавание русского языка и литературы даже лучше, чем билингвальное образование, когда и латышский не на уровне, и знание русского уже хромает - "ни туда ни сюда". В качестве хорошего примера политик назвала Рижскую 1-ю государственную гимназию, в которой очень высокая планка изучения русского языка и литературы, и, что примечательно, уже сейчас в "латышской" гимназии учится много русскоязычных детей, пропорция близка к 50/50. И это то, какими и должны быть школы в Латвии.

Подробнее смотрите в видео!

Видео: Антонина Ненашева об идеальной школе в Латвии не на бумаге

RUS TVNET в Telegram: Cамые свежие новости Латвии и мира на русском языке!

Ключевые слова
Последние новости
Не пропусти
Наверх