"Если буду слабой - ему будет еще сложнее". Как украинка борется за спасение мужа-"азовца" из плена

Кристина Лось
, украинская журналистка
"Если буду слабой - ему будет еще сложнее". Как украинка борется за спасение мужа-"азовца" из плена
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments

Одним из главных событий войны в Украине стала эвакуация украинских военных из "Азовстали". Родные, политики, звезды, международные организации, чиновники со всего мира делали все возможное, чтобы спасти воинов. Однако эвакуация в итоге оказалась пленом. RUS TVNET пообщался с Анастасией - женой одного из военных, который с середины мая находится под надзором России.

Ночью 17 мая защитников "Азовстали" начали вывозить с территории мариупольского завода через гуманитарные коридоры, но никто и подумать не мог, что домой вернутся не все из них - большинство украинских военных Россия продолжает незаконно удерживать в плену.

Украинка Анастасия пережила блокаду в Мариуполе, но смогла эвакуироваться и теперь хочет спасти своего супруга. Каждый день она борется за его освобождение и больше всего мечтает о том, когда сможет обнять любимого мужчину дома - в Украине.

- Анастасия, каким для вас с мужем было 24 февраля - начало полномасштабной войны в Украине?

- Для нас с мужем это было ожидаемо, мы к этому были морально готовы, если можно так сказать. За месяц до вторжения моего мужа часто вызывали "по тревогам" - посреди ночи раздавался звонок, и он ехал в свою военную часть. За последние две недели до 24 февраля эти звонки участились, и мы понимали, что что-то надвигается.

С 23 на 24 февраля моего мужа вызвали в очередной раз, и он сказал: "По ходу началось", - это была наша последняя встреча.

Утром мне позвонила мама и сказала, что началась война, и в этот момент я услышала взрыв - это был прилет по Мариупольскому аэропорту, тогда пришло осознание, что действительно началось. До 5 марта мы с мужем поддерживали коммуникацию по мобильному, а потом в Мариуполе начались авианалеты и связь пропала полностью - дозвониться было невозможно никому.

Я смогла эвакуироваться 21 марта - это был очень сложный период, и тот, кто не переживал эти события, вряд ли сможет понять весь этот ужас. Я долго не плакала - не могла проронить и слезинки, а сейчас стала честной с собой - переживать это все очень страшно, и я никому не пожелаю через это пройти.

Дым над металлургическим комбинатом "Азовсталь" в Мариуполе
Дым над металлургическим комбинатом "Азовсталь" в Мариуполе Фото: MARIUPOL CITY COUNCIL/via REUTERS

- Какая должность у вашего мужа и как он оказался на "Азовстали"?

- Мой муж музыкант военного оркестра Национальной гвардии Украины, он играл на саксофоне. Да, он подписал военный контракт, но в первую очередь он музыкант - когда ребята ездили на стрельбища, тренировались, выполняли военные задачи, мой супруг был в репетиционной комнате, учил новые партии и готовился к концертным программам. В мирное время они с коллегами выполняли функции оркестра по уставу.

В начале вторжения военный оркестр расформировали и распределили в разные точки. По происходящим событиям я поняла, что мой муж находится на "Азовстали".

Во время военных действий в обязанности музыкантов входило захоронение, помощь в госпитале и выполнение гуманитарной миссии.

Связи с мужем практически не было - он не мог ходить туда, где ловил Интернет - это было опасно, и парни писали письма от руки на каких-то бумажках, фотографировали и отправляли нам. 14 мая я получила последнее письмо от мужа, он написал такую фразу: "Что-то надвигается хорошее, но я не знаю, насколько это затянется", - тогда я ничего не поняла, но, когда в мае началась эвакуация, осознала, что он имел в ввиду.

- В середине мая произошла эвакуация военных из "Азовстали". Как вы переживали это событие и выходил ли ваш муж на связь после этого?

- На самом деле эвакуация наших военных - это очень спорный вопрос. Мы с другими женами военных музыкантов общались с представителями администрации нашей страны, с организациями, которые занимаются пленными, с Красным Крестом, и на вопрос "Почему их эвакуировали?" нам ответа никто не дал.

По факту был приказ о сдаче в плен, но почему они были в статусе "эвакуированных" - мы до сих пор не знаем. Как может эвакуация приравниваться к плену?

Очень много нюансов нас беспокоит, но никто не может нам ничего конкретно объяснить. Мне в военной части удалось добиться документа о том, что мой муж - пленный, и я предоставила эти данные в Службу безопасности Украины, потому что именно они занимаются передачей информации. Теперь у меня есть хоть какая-то надежда, что мужа как пленного обменяют, но российская сторона до сих пор не признала и не подтвердила, что он находится у них - он с момента эвакуации ни разу не связывался со мной.

Некоторым ребятам удавалось выходить на связь, и по их словам я знала, что муж находится в Еленовке. Я общалась с ребятами, которых обменяли - они тоже это подтвердили.

Эвакуация из Мариуполя
Эвакуация из Мариуполя Фото: Alex Chan Tsz Yuk

- 29 июля армия РФ обстреляла Еленовку, где находились украинские пленные. Как вы отреагировали на эту новость?

- Прочитав об этом, я была в ступоре и в шоке. Я понимала, что это ужасно. Если России нечего скрывать, то почему они не пустили туда иностранных экспертов - Красный Крест, представителей ООН или ОБСЕ? Я начала звонить женам, чьи мужья тоже находились там, мы пытались найти информацию о погибших и раненых в Еленовке. Когда я получила списки пострадавших, к счастью, имени моего мужа там не было.

На данный момент я вообще не знаю, где мой муж. По неофициальной информации, после взрыва в Еленовке оттуда начали вывозить украинских военных, но куда - неизвестно, и отследить их перемещение мы не можем. После этого теракта мы с другими женами задумались о том, что нужно призывать кого-то к ответу и действовать. Мы решили рассказать всему миру о наших военных музыкантах, которые должны быть в своей стране и поддерживать боевой дух, а не находиться в плену.

Мы создали петицию, в которой настаиваем на выполнении основных пунктов Женевской конвенции, особенно это касается безопасности наших мужей. Никто из защитников Мариуполя не должен быть в заложниках - они прошли несколько кругов ада: блокаду города, "Азовсталь", плен - не представляю, как им удалось пережить это все и что им приходится переживать сейчас.

Мы хотим обратить внимание всего цивилизованного общества на этот ужас, мы хотим, чтобы из плена вернулись абсолютно все.

- Есть много информации об издевательствах и пытках украинских военных, каково вам читать эти новости как жене?

- Парни, которых обменяли, рассказывают, что кормили их очень скудно - две-три ложки каши, чтобы они не умерли с голоду. Воду давали редко, запрещали общаться друг с другом, заставляли петь российский гимн. Помимо этого, мы еще видим в Интернете, как зверски издеваются над нашими военными - это очень болезненно для меня как для жены, мне не хочется верить, что это может как-то коснуться моего мужа.

Я надеюсь, что, поскольку он музыкант и не выполнял боевые задачи, над ним не будут издеваться и пытать - это все обойдет его стороной. Я стараюсь не думать о худшем, потому что считаю, что все наши мысли материальны: чем больше я буду об этом думать, тем больше вероятность, что это с ним произойдет. У российских солдат есть свой объект ненависти - это "азовцы", они считают их террористической группировкой. Думаю, что долгое время они будут издеваться именно над ними. Как бы ужасно это ни звучало, это реальность.

- Сейчас разлетелась новость, что россияне в Мариуполе планируют провести показательный суд - начали строить клетки для украинских защитников в филармонии. Как думаете, это фейк или они действительно способны на это?

- Об этом я узнала еще до того, как эта новость разлетелась по Интернету. Мне об этом рассказали знакомые, которые остались в Мариуполе в силу обстоятельств. Сказали, что россияне планируют провести суд над украинскими солдатам в филармонии, так как это единственное более-менее уцелевшее административное здание.

Мариуполь, разрушенный в ходе войны в Украине
Мариуполь, разрушенный в ходе войны в Украине Фото: Alexander Garmayev

Сейчас они приведут его в порядок и будут снимать красивые ролики о том, как проводят трибунал.

На сцене филармонии раньше выступали музыканты, подростки, дети, а теперь россияне хотят провести там показательный суд над нашими военными - это осквернение этого места и показатель аморальности этих людей.

Показательный суд - это характерно для россиян - они любят театральность, а кроме нее ничего предоставить людям не могут: ни место проживания, ни работу, ни медицинское обслуживание. Ничего, одни обещания о процветании города в будущем, которое никогда не произойдет под властью РФ.

- Вы не видели мужа почти 6 месяцев. Как вы держитесь на протяжении всего этого времени?

- Во-первых, я считаю, что жизнь нам не дает те испытания, которые мы не можем пройти. Если это происходит в моей жизни - значит, я смогу выстоять. Во-вторых, я знаю, что у нас с мужем были прекрасные отношения и у нас с ним ментальная связь, поэтому если я буду слабой, то ему будет еще сложнее. Меня подбадривает мысль о том, что после таких жизненных трудностей мы обязаны обрести счастье - мир должен нас вознаградить за все пережитые страдания. Я верю, что мой супруг вернется. И когда он выйдет из плена, я обниму его, прижму к себе и не буду отпускать - каждое мгновение с ним буду ценить еще больше.

- Что, по вашему мнению, нужно, чтобы ускорить возвращение украинских пленных из "Азовстали"?

- Помогли бы переговоры и договоренности, которые бы устроили обе стороны, но Россия выдвигает условия, которые не устраивают нашу страну, а

мы уступать не собираемся - сколько можно уступать?

8 лет уже уступали, на многое наша страна закрывала глаза, и что это дало? Как гражданка Украины я согласна с действиями нашего государства - у меня была возможность уехать в 2014 году из Донецка в Россию, но я выбрала Украину, потому что я - украинка и этого у меня не отнять.

Я хочу, чтобы моя страна победила и процветала. Но как жена допускаю мысли о том, что государство делает недостаточно, хотя понимаю, что нам многого не говорят в целях безопасности и не могут отчитываться о всей проделанной работе.

Но я надеюсь, что наши власти делают все возможное и невозможное для освобождения наших ребят. У меня такие же претензии к нашей стране, как к самой себе - я пытаюсь достучаться везде, но мне кажется, что этого мало и я стою на месте, но на самом деле каждое действие, каждый переговорный процесс приближает нас к разрешению этой ситуации.

- У вас есть возможность обратиться ко многим нашим читателям. Что бы вы хотели им сказать или, возможно, попросить о какой-либо помощи?

- В первую очередь хочу сказать огромное спасибо тем людям, которые неравнодушны и переживают за нашу страну. Хочется, чтобы люди понимали, что война - это страшно, и призвать их к тому, чтобы они делали все от них зависящее, чтобы она не пришла в их дома. Я молюсь не только о том, чтобы освободили наших военных из плена, но и о том, чтобы никто из людей не узнал, что такое война.

Я буду очень благодарна, если неравнодушные люди подпишут петицию, где мы просим о репатриации наших военнослужащих. Надеюсь, вы откликнитесь на нашу просьбу о помощи и благодаря совместным усилиям мы вернем наших военных домой.

RUS TVNET в Telegram: Cамые свежие новости Латвии и мира на русском языке!

Ключевые слова
Последние новости
Не пропусти
Наверх