Реальная история ⟩ "В 18 лет я понял, что уже ничего не изменить - этот рост со мной навсегда"

Facebook Messenger Telegram Whatsapp
Comments

Когда перед эстонской журналисткой Анастасией Петерсон была поставлена задача найти героя по теме "люди маленького роста в Эстонии", сделать это оказалось крайне сложно. В этой стране мало взрослых невысокого роста, тем более готовых публично рассказать о себе. Из всех, с кем контактировала журналист, только герой сегодняшней студии Илья Старухин согласился прийти и откровенно поделиться тем, как принял себя, ведет быт и коммуницирует в обществе, пишет Rus.Postimees

– Здравствуйте! Расскажите, сколько вам лет, откуда вы родом, где сейчас живете?

– Здравствуйте! Мне 39 лет. Родом я из Кохтла-Ярве, где прожил до 18 лет, переехал в Таллинн и еще 18 лет прожил в столице, а потом вернулся в родной город. Сюда приезжаю теперь только по работе.

– С какого момента стали обращать внимание, что сверстники вас опережают в росте?

– Мама рассказывала, что у меня идет отставание в росте, когда мне было три года. А понимать, что что-то не так, я стал в начальной школе. В то время мне все чаще стали говорить, что я маленький, а позже уже дети показывали на меня пальцем и говорили: "смотри, идет маленький дядя".

– Расскажите, как проходила ваша школьная жизнь?

– Все двенадцать лет я отучился в одной школе. Это была смешанная школа, где в одной половине учились русскоязычные ученики, в другой эстоноязычные. Благодаря языковому погружению, выпустившись из школы, я свободно говорю по-эстонски. В целом процесс обучения для меня ничем не отличался от моих сверстников. А что касается психологического аспекта, то мне было сложнее, чем остальным. Также со стороны одноклассников, которые считались лидерами, на меня оказывалось, помимо прочего, физическое давление. В школе меня травили. Будем честны, о школьной травле заговорили совсем недавно, но она была всегда, к сожалению.

– Судя по всему, вы очень открытый, общительный и добрый молодой человек, неужели никто за вас не заступался?

– Одноклассники за меня не заступались. Ну, а если бы я даже пошел к классному руководителю, то и он бы ничего не сделал, сказал бы, чтобы я шел домой спокойно делать уроки. Никто бы не начал даже решать мою проблему. В принципе, я пытался и сам разобраться и дрался тоже.

– Знаете ли вы в Кохтла-Ярве еще маленьких людей?

– Нет, больше я никого не знаю.

– Вы когда-то задумывались об операции по увеличению роста?

– Да, с семи до двенадцати лет я побывал во многих больницах Санкт-Петербурга, где меня пробовали лечить. Мне даже кололи запрещенные препараты, анаболики, которые применялись для спортсменов. Я прошел столько врачей, что об этом можно рассказывать долго. Также я наблюдался в Таллиннской детской больнице, где в возрасте десяти лет мне предложили сделать операцию, при которой ломают все кости и увеличивают конечности за счет технических костей. Но в этом случае меня испугала долгая, болезненная реабилитация. Однако в Таллинне такие операции делали не раз.

– Когда лучше задумываться об операции?

– Обычно после завершения активного роста кости, примерно с двенадцати лет люди идут на оперативные вмешательства.

– С какого возраста вы стали себя принимать?

– После достижения совершеннолетия, когда я понял, что ничего изменить нельзя и это на всю жизнь. Хотя в 18 лет, кстати, мой рост был сто пятьдесят сантиметров, а сейчас на два сантиметра ниже. Я понял, что с этим ростом мне придется теперь жить, ничего не поделать. В этом возрасте я переехал жить в Таллинн и здесь у меня началась совсем другая жизнь. В столице я жил в общежитии, здесь появилось сразу много возможностей и предложений по работе. Один раз на дискотеке ко мне подошел владелец известного танцевального шоу и предложил подработку. Благодаря этому я стал сниматься в клипах и участвовать в шоу-программах. Мне знаком и образ известного многим Паспарту из шоу Форт Боярд. Ну, а самая значимая работа в клипе была у рэпера Томми Кэш, где я был в провокационном образе маленького человека, рядом с огромным здоровяком.

– Какие мечты в тот период жизни у вас исполнялись, а каким было не суждено исполниться?

– В первую очередь, до 18 лет я хотел стать выше. Непринятие себя в том возрасте сильно отравляло мне жизнь. Но чем старше я становился, тем больше я принимал тот факт, что этому не сбыться. Но зато осуществилась мечта уехать из Кохтла-Ярве. 

– Как вы справляетесь с бытовыми вопросами: поход в магазин, домашние дела? Вы пользуетесь вспомогательными средствами?

– Дома, если что-то надо достать с верхней полки, я просто беру табуретку, а в остальном я самостоятелен. В магазине мне тоже все доступно, так же, как и в городской среде. Ничто не доставляет мне проблем.

– Можно ли сравнить, как на вас реагируют в Таллинне и Кохтла-Ярве?

– Разницы особо нет. Просто Кохтла-Ярве город маленький, а любопытные люди есть везде. Вчера, например, в Таллинне мимо меня проходил маленький ребенок и вновь сказал: "Ой, маленький дядя идет". Я к этому уже привык.

– А что делают родители в этот момент?

– Некоторые долго смотрят мне вслед, ничего не говоря. Другие говорят ребенку, что пальцем показывать нельзя, это некрасиво, дядя болен. Но я считаю, что ребенку нужно абсолютно спокойно объяснять, что все люди разные и бывают и такого маленького роста тоже. В Европе ведь, например, очень много людей на улицах с особыми потребностями, на которых не обращают внимание. Жаль, что в Эстонии наши люди боятся выходить на улицы.

– Что бы вы пожелали маленьким людям, которые сейчас смотрят наше интервью?

– Важно не закрываться в четырех стенах, выходить на улицу, общаться с людьми. Не забывать про социальные сети, где полно различных комьюнити, готовых идти на контакт с такими же маленькими людьми. Общайтесь! Вы такие же члены общества, как и остальные, только немного другие. Главное, мы все люди, а значит, равны!

RUS TVNET в Instagram: Новости Латвии и мира в фотографиях и видео!

Facebook Messenger Telegram Whatsapp
Comments

Ключевые слова

Актуальные новости
Последние новости
Не пропусти
Наверх