Спор между Венесуэлой и Гайаной. Дойдет ли дело до войны?

CopyMessenger Telegram Whatsapp
Раскрытие карты Венесуэлы с регионом Эссекибо
Раскрытие карты Венесуэлы с регионом Эссекибо Фото: EPA/Miguel Gutierrez

Венесуэла на референдуме приняла решение аннексировать две трети территории соседней Гайаны. Пограничному спору сотни лет. Почему он обострился сейчас, и действительно ли Каракас готов начать войну?

Пока правящая в Венесуэле Партия социалистического единства (PSUV) агитировала за свои планы аннексии части территории соседней Гайаны - так называемого региона Эссекибо, представители этой страны 14 ноября обратились в Международный суд ООН с просьбой вынести арбитражное решение по пограничному спору двух стран и не допустить проведения референдума, который, как они опасаются, позволит Венесуэле силой захватить Эссекибо.

1 декабря 2023 года суд, не упоминая напрямую референдум, обязал Венесуэлу "воздерживаться от любых действий, которые могли бы изменить текущую ситуацию на спорной территории". Однако президент Венесуэлы Николас Мадуро и его партия, которую до своей смерти возглавлял предшественник Мадуро Уго Чавес, 3 декабря провели "консультативный" референдум и добились на нем успеха - согласно официальным данным, за присоединение части территории соседней Гайаны высказались около 95% избирателей, принявших участие в спорном голосовании.

О какой территории Гайаны идет речь?

Венесуэла хочет аннексировать регион Эссекибо, то есть ту часть Гайаны, которая расположена к западу от реки Эссекибо и составляет около двух третей территории страны. Для сравнения: Гайана по площади примерно равна Великобритании. После аннексии она стала бы немного меньше Шотландии без близлежащих островов.

Однако из 800 000 человек населения Гайаны в Эссекибо проживает лишь около 125 000. Это в основном коренные жители, а также лица, нелегально добывающие здесь золото и алмазы, объясняет историк Кристиан Цвик из Университета Граца, неоднократно бывавший в регионе.

Эта чрезвычайно труднопроходимая гористая местность, простирающаяся от побережья Гайаны, Суринама и Французской Гвианы далеко вглубь Бразилии и Венесуэлы, давно считается богатой природными ресурсами. В 2015 году американская компания Exxon Mobil обнаружила крупные залежи нефти у побережья Гайаны, значительная часть которых также находится в Эссекибо.

Чем обосновывает свои претензии Венесуэла?

Территориальный спор вокруг принадлежности Эссекибо старше, чем Гайана и Венесуэла, которые его ведут. После того как Христофор Колумб открыл Южную Америку в 1498 году, Испания заявила о своих претензиях на север субконтинента. "Однако территория Гайаны никогда не была фактически освоена испанцами", - говорит историк Цвик.

После Наполеоновских войн в Европе в начале XIX века Испанская империя постепенно распадалась. "Уже в конце XVIII века Соединенное Королевство начало присоединять к себе территории тогдашнего испанского генерал-капитанства Венесуэла (административная единица Испанской империи. - Ред.), включая остров Тринидад и часть территории, известной сегодня как Эссекибо", - напоминает вышедший на пенсию историк Михаель Цойске (Michael Zeuske). После Венского конгресса 1814-15 годов эти захваченные территории остались во владении Великобритании, хотя на самом деле должны были быть возвращены испанцам и голландцам.

В суматохе, связанной с созданием государства, Венесуэла поначалу не смогла отстоять свои претензии на малонаселенную территорию на крайнем юго-востоке страны, доставшуюся ей в наследство от испанцев, объясняет политолог Виктор Михарес из Университета Анд в Боготе. Попытка сделать это позднее привела к вынесению международным арбитражным судом в Париже в 1899 году решения, согласно которому эта территория была отдана Британии, основавшей там свою колонию - Британскую Гвиану.

Как подчеркивает Михарес,"Венесуэла, которая не чувствовала себя должным образом представленной в арбитражном суде в Париже, никогда не признавала этого". И когда Гайана в 1966 году обрела независимость, это требование, добавляет политолог, было переадресовано Каракасом новообразованному государству. В том же году правительство Венесуэлы подкрепило его, создав на гайанском острове Анакоко, что в русле пограничной реки Куюни, свою военную базу, которую имеет и по сей день.

В 2018 году Гайана подала иск в Международный суд ООН, в котором потребовала раз и навсегда подтвердить, что решение 1899 года является правомочным. Однако вердикта суда все еще нет. Венесуэла не признает юрисдикцию суда ООН по разрешению территориального спора с Гайаной.

Почему именно сейчас Венесуэла заявила о претензиях на Эссекибо?

Из-за непопулярности своей администрации президент Венесуэлы Николас Мадуро использует вопрос Эссекибо как националистически окрашенный повод для укрепления своих позиций, считает Михарес. "В рамках подготовки к президентской кампании 2024 года и в борьбе за международное признание Мадуро вновь выдвинул эти исторические территориальные претензии", - отмечает политолог. Он полагает, что нефтяные месторождения, содержащие, как минимум, 10 млрд баррелей нефти, часто упоминаемые в данном контексте, являются второстепенным аспектом. Exxon Mobil обнаружила запасы нефти в регионе восемь лет назад.

Историк Цвик, в принципе, придерживается аналогичной точки зрения. Однако найденные нефтяные месторождения позволяют последователям Чавеса придать вопросу еще более идеологизированный характер: "Exxon Mobil является, по выражению чавистов, представителем "североамериканского империализма", а нынешнее правительство Гайаны, проводящее либеральную экономическую политику, - его пособником". Ранее на протяжении долгого времени в Гайане у власти была партия, которая придерживалась левой идеологии, что, возможно, помешало Каракасу установить контроль над Эссекибо, уточняет Цвик.

Другая возможная причина действий Николаса Мадуро - текущая политическая ситуация в мире. "Отвлечение внимания США от театров военных действий в Восточной Европе (в Украине. - Ред.) и на Ближнем Востоке могло бы дать мировым державам - союзным Венесуэле России и Китаю - время для более успешного отстаивания своих геополитических интересов", - продолжает историк из Граца Цвик, который, однако, не верит, что Мадуро способен на такой стратегический расчет.

Стоит ли Гайане готовиться к войне?

Если посмотреть на цифры, то соотношении сил очевидно: у Гайаны около 4150 солдат, в то время как военные Венесуэлы заявляют, что могут задействовать до 235 000 бойцов. Тем не менее ни Цвик, ни Михарес не верят, что Каракас будет отстаивать свои требования, которые были обозначены на референдуме, военным путем.

Михарес указывает, что это сделало бы Венесуэлу еще менее привлекательной для иностранных инвестиций, чем она есть сейчас. Цвик добавляет, что Великобритания по-прежнему считает себя державой, обеспечивающей защиту Гайаны. В конце ноября Минобороны США также объявило, что направит делегацию в Джорджтаун. Вице-президент Гайаны Бхаррат Джагдео даже намекнул, что речь может идти о военной базе.

Оба эксперта, и Цвик, и Михарес, принимают во внимание, что, как и в прошлом, возможны небольшие стычки вдоль пограничной реки Куюни. Оба считают, что для Венесуэлы практически невозможно завоевать Эссекибо - просто из-за топологии региона. "Это самый густой влажный тропический лес, даже небольшими группами, возглавляемыми людьми, которые знают эту местность, вы вряд ли сможете пройти там, не говоря уже о военных подразделениях", - подчеркивает Цвик. При этом правительство самой Гайаны едва ли контролирует происходящее в регионе, а уж управлять им из Каракаса практически немыслимо, заключил эксперт.

RUS TVNET в Telegram: Cамые свежие новости Латвии и мира на русском языке!

КомментарииCopyMessenger Telegram Whatsapp
Актуальные новости
Не пропусти
Наверх