Виталий Манский: "Мне уже намекали, что неплохо бы снять фильм о Латвии" Как живется в нашей стране известному документалисту

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Виталий Манский на церемонии награждения премии "Ника"

ФОТО: Sputnik/Scanpix

Четыре года назад известный российский режиссер-документалист Виталий Манский переехал в Латвию и теперь снимает кино при поддержке нашей страны. Последний фильм Манского «Свидетели Путина», о котором режиссер рассказал в первой части нашей беседы, не стал исключением. Русский TVNET расспросил Виталия Манского о том, почему он решил перебраться в Латвию и как ему живется в нашей стране.

- Виталий, вы работали во многих странах. Почему переехать решили именно в Латвию?

- Сам отъезд из России был спонтанным решением. За неделю до того, как он встал для моей семьи на повестку дня, в частном разговоре один человек рассказал как легко и просто в Латвии можно купить квартиру и получить вид на жительство. Наверно, если бы я специально и заранее готовился к переезду, я бы выбрал другую страну - у меня много совместных фильмов с Германией, Финляндией, Чехией.

Но решение принималось за минуты, было очень эмоциональным, как реакция на аннексию Крыма и всего что с этим связано.

И мы выбрали Латвию за простоту процедуры. Приехали на три дня. В первый день выбрали квартиру, на второй оформили ее, на третий — подали документы и улетели.

Потом уже, когда стали жить здесь, поняли, что Латвия для нас — лучший вариант. Я много кого здесь знал и ранее, появился и новый круг, но главное, что со многими в Латвии нахожусь на одной волне — общее прошлое нас сближает.

И еще в Латвии ты легко можешь вписаться в процессы, которые в западной Европе уже завершены. А для меня важно всегда быть в развитии.

- Когда началось ваше сотрудничество с Латвией?

- Незадолго до моего переезда сюда в 2014 году, когда еще представить себе не мог, что уеду из России. Тогда наша студия выступила сопродюсером последнего фильма Герца Франка «На пороге страха», а в декабре 2014 этот фильм открыл 1-й Рижский кинофестиваль. С Герцем Франком меня связывали товарищеские отношения. В том же году мы договорились о сотрудничестве с Рижским кинофестивалем, Артдокфест показал в Риге дайджест своих лучших фильмов.

В дальнейшем латвийский киноцентр поддержал прокат моего фильма «В лучах солнца», который снимался в Северной Корее. Когда я переехал в Ригу, «В лучах солнца» как-раз находился в стадии производства. Я привез сюда моего монтажера, с которым раньше работал, мы с женой зарегистрировали компанию, правоприемницу нашей российской студии. И весь постпродакшен включая звук и запись музыки, проводили уже здесь.

На фестивале "Зеркало"

ФОТО: Scanpix/ Sputnik

- Чем вас привлекает жизнь в Латвии? И есть ли что-то, что вас не устраивает?

- Привлекает в первую очередь абсолютно комфортной языковой средой, хотя я понимаю, что в Латвии это больная тема. Но трудно представить, что в Германии сантехник, врач, бухгалтер будет говорить с тобой на твоем языке.

А в Латвии все население делает тебе такой комплимент, говоря с тобой по-русски. И я считаю, это чудо надо ценить, относиться к нему подобающим образом.

Пожив в Латвии, я стал получать информацию о языковых войнах, о переводе русских школ на латышский язык. И как-раз здесь я на стороне латышей в том смысле, что если живешь в Латвии, то в общественном пространстве ты обязан владеть и пользоваться латышским, а дома говори на любом. У меня нет детей школьного возраста, и я, возможно, не понимаю каких-то нюансов этого закона. Но думаю, что государство должно обучать детей на государственном языке...

- Даже в советское время можно было выбирать язык обучения — были и латышские, и русские школы.

- Я родился и вырос на Украине, там были и украинские, и русские школы. Я учился в русской школе, для меня эта проблема более менее понятна. Но мне кажется, во многом война в Украине спровоцирована тем, что большое количество русскоязычных людей там не ощущали себя украинцами. И они взяли в руки оружие, чтобы отстаивать свое право быть русскими.

В Латвии тоже есть территории полностью русскоязычные. И если бы Латвия не была в НАТО, вполне вероятно, здесь появилась бы своя ДНР.

Не случайно канал BBC сделал фильм «Умереть за Даугавпилс» - такое историческое фэнтези. Определенная почва под этой историей присутствует.

- У нас не настолько пассионарное население как на Украине, вряд ли бы дело до войны дошло.

- Это понятно. Но за пять лет жизни в Латвии я ни разу не столкнулся с отторжением моей русскоязычности. Про школы я говорю осторожно, это далекая от меня история.

Но про запрет преподавать на русском в частных ВУЗах точно могу сказать: тут националисты, продавившие в парламенте этот закон не правы. Это частный бизнес, взрослые люди принимают решение на каком языке получать высшее образование.

И сюда вторгаться — это перегиб и ошибка. Одно дело — научить ребенка азам, ввести в жизнь. И другое — принуждать взрослого человека. Более того, это плохо для бизнеса. Ведь высшее образование на русском и английском языках было вашим преимуществом. Говорю вам как человек, который сам много лекций прочел в разных странах мира.

Также мне кажется, что людей старшего возраста, пенсионеров можно было бы оставить в покое. Они уже в силу своего возраста не в состоянии выучить язык. Они не работают, но при этом платят налоги, ходят в магазины, тратят деньги, считаю гуманным дать им возможность спокойно дожить свои дни!

ФОТО: Scanpix/Sputnik

- Вы уже начали учить латышский?

- С этим проблема. Комфортная языковая среда — палка о двух концах. С одной стороны тебе комфортно находиться в пространстве родного языка, с другой — нет стимулов к обучению. Если бы я жил в Германии или Чехии, где много работаю — понятно, что уже через месяц я был бы вынужден начать говорить хотя бы на бытовом уровне. И несмотря на плотнейший график (более 50 командировок в год) я бы немецкий выучил.

Здесь же, находясь в русском пространстве, ты продолжаешь жить полноценной интеллектуальной жизнью, участвовать в диспутах на самых высоких уровнях.

Хотя чем дальше, тем более мне неловко: когда например, обсуждаем рабочие моменты на Рижском кинофестивале, все между собой говорят на латышском, а со мной переходят на русский. И я понимаю, что надо начинать учить латышский, вслушиваюсь, что-то потихонечку начинаю понимать.

- Не посещала ли вас мысль снять фильм о Латвии?

- Я снимаю фильмы, которые достаточно востребованы во всем мире и имеют широкое звучание, вне зависимости от того, где они сняты. И не собираюсь сходить с этого пути. Мне уже намекали, что неплохо бы что-то снять о Латвии. Но я не нашел пока истории, темы... Вернее нашел — историю одной латышки, но она побоялась выносить ее в публичное пространство. Я пока подсматриваю и если увижу что-то, то возможно это выльется в фильм. А делать кино для галочки не вижу необходимости.

- Латвийское государство поддержало несколько ваших фильмов. Легко ли вам было получить госфинансирование?

- Те фильмы, которые я снимал при участии Латвии — «Родные» и «Свидетели Путина» — приносят дивидендов значительно больше, чем затраты. Дивиденды не только экономические, но и имиджевые. «Свидетели Путина» — это большой международный проект с большим бюджетом. И страны, в этом проекте участвовавшие — Чехия, Швейцария — вложили значительно больше Латвии. Но мы доинвестировали в этот фильм деньги сами, чтобы генеральным продюсером была Латвия.

Картина везде представлена как латвийская, созданная в копродукции с с другими странами. Она уже сейчас заявлена на ста фестивалях мира. Это значит, что на мировых фестивалях поднимается латвийский флаг — в Торонто, в Карловых Варах, в Лондон. Это очень серьезный фокус на латвийский кинематограф. Было бы странно, если бы Латвия не поддерживала такие проекты.

Фильм Виталия Манского «Свидетели Путина» можно посмотреть в кинотеатре Splendid Palace 13 ноября.

НАВЕРХ