Как Нормунд из жертвы превратился в "сумасшедшего, который сам себя поджег": выход прокурора

ФОТО: Ekrānuzņēmums

Трагедия в Тукумсе, где при загадочных обстоятельствах погиб молодой медик, чуть не привела к взрыву по ряду деликатных тем - если изначальная информация давала понять, что произошло преступление на почве ненависти, то во вторник вечером в деле благодаря рижскому прокурору произошел неожиданный поворот - она перед камерой передачи Panorāma Латвийского телевидения подробно рассказала о психических проблемах, с которыми столкнулся тяжело пострадавший и в итоге скончавшийся Нормунд Киндзулис.

Часть общества быстро пришла к выводу, что молодой человек, вероятно, был опасен и все-таки "загорелся сам". В то же время было заметно негодование, как "такой человек" мог работать в Службе неотложной медицинской помощи, ежедневно спасая жизни пациентов. Однако специалисты по защите прав пациентов и защите данных бьют тревогу, что такие действия прокурора оправдать нельзя.

Как известно, ранним утром 23 апреля Нормунд в подъезде у дверей своей квартиры получил ожоги почти 100 процентов тела, тяжелые ожоги получил и его друг Артис, который пытался потушить горящего друга. 28 апреля жизнь Нормунда оборвалась, а его друг продолжает лечиться в больнице.

Принимая во внимание, что Нормунд ранее сталкивался с угрозами и физическим насилием, связанными с его сексуальной ориентацией, в обществе широко распространилась версия, что произошло преступление на почве ненависти. В понедельник полиция сообщила, что следствие продолжается и преступного деяния, возможно, вообще не было, а уже на следующий день прокурор Рижской восточной прокуратуры Катажина Царева рассказала передаче Panorāma, что Киндзулис в Риге был судим за поджоги и у него были констатированы психические нарушения. Несмотря на то, что его вина в суде еще доказана не была, прокурор утверждала, что он, по сути, признал поджоги.

Основываясь на отчете эксперта, было принято решение направить дело для установления меры пресечения медицинского характера. Как TVNET выяснил в суде Латгальского предместья Риги, именно по этой причине заседание было сделано закрытым.

Речь прокурора, которая раскрыла детали судебного процесса и деликатную информацию о психическом здоровье Нормунда, вызвала удивление среди медиков и специалистов по защите данных.

Непонимание по поводу такого поворота ранее журналистам выразила и бабушка второго пострадавшего парня - Артиса, отметив, что Нормунд сам был медиком: "Я хотела бы спросить у госпожи Царевой - 

если расследование еще не закончено, то на каких основаниях она всей стране сообщила, что Нормунд болен и у него есть какая-то уголовная ответственность? Как можно? Как можно?"

3

Возможно, раскрытая прокурором информация снизила давление общественности на процесс расследования, однако доцент факультета медицины Латвийского университета Солвита Олсена отмечает, что в целом такие действия нанесли ущерб интересам общества.

"Обязанность защищать личную жизнь присуща каждому, и особенно должностным лицам госучреждений и правозащитных учреждений. Фактически информация, которую прокурор озвучила публично - очевидное и осознанное нарушение закона", - считает Олсена.

И в судебных процессах защита частной жизни - обязательная составляющая, и решение об исключении прокурор не может принять самостоятельно - для этого нужно просить у суда разрешения или использовать другие предусмотренные средства, однако эксперт указывает, что в данной ситуации не видно никакого обоснования, чтобы у прокурора появилось право публично разглашать информацию о частной жизни в таком виде, как это произошло в телевизионном сюжете.

Олсена отмечает, что принципу конфиденциальности в медицине уже тысячи лет, и его цель - обеспечить, чтобы люди не боялись обращаться за помощью и чувствовали себя спокойно, были уверены, что их не стигматизируют из-за проблем со здоровьем, не обвинят и не выступят против них.

"Это первоочередная цель общественного здоровья. Это давно и хорошо известно, и в Латвии мы видим это очень ярко - что люди боятся, что кто-то узнает информацию о их заболеваниях и использует для стигматизации.

Это типичный случай и в данной истории, так как информацию использовали не для защиты человека - ее использовали, чтобы выступить против человека", 

3

- указала Олсена.

Она пояснила, что не зря суд Сатверсме и международные суды строго постановили, что информация о заболеваниях людей защищается очень тщательно, и цель этих ограничений - добиться, чтобы люди лечились, так как это способ, как снизить риск как для здоровья конкретного человека, так и для общества в целом.

"Если мы нарушаем эти всеобщие условия, мы видим очень большой риск того, что люди не смогут получить необходимую помощь. Это создает куда большую опасность для всех нас, чем то, что данные одного уголовного процесса будут рассмотрены на закрытом заседании суда и не будут публично обсуждаться", - отметила эксперт.

Люди с психическими заболеваниями часто подвергаются дискриминации, в том числе и подвергаются нападениям, напомнила Олсена. "Нам надо очень строго следить на защитой информации подобного рода и с той же строгостью смотреть на случаи таких действий должностных лиц госучреждений, когда они нарушают эту общую для всех нас цель.

То, что происходит, несет угрозу любому человеку с психическим заболеванием, и, как мы знаем, в мире и в Латвии число людей с нарушениями психики значительно выросло.

3

Это создает огромную нагрузку на общество - как в виде расходов, так и в виде лишения трудоспособности и т. д. Поэтому нам нужно делать все, чтобы людям, которые заболевают, действительно помогали, а не выступали против них", - считает эксперт.

Подобным образом действия прокурора оценивает и специалист по защите данных адвокатского бюро Cobalt Анна Владимирова-Крюкова. Она указала, что обработку данных, связанных с медицинской историей лица и душевным состоянием, дополнительно регламентирует и Закон о правах пациента. В нем указано, что для осуществления установленных в законе функций такую информацию можно передавать суду, прокуратуре и другим учреждениям. Однако это не означает, что данную информацию эти учреждения уполномочены разглашать.

Эксперт отмечает, что необходимо не только соблюдать основные принципы защиты данных, но и всегда думать о чести человека и уважении к нему, которые защищает Конституция Латвийской Республики.

Владимирова-Крюкова указала, что наказание за нарушение этих правил может отличаться. В основном оценивают то, насколько значителен нанесенный вред и в рамках какого закона это произошло.

На вопросы, насколько обоснованны такие действия и как они оцениваются, TVNET получил от Генпрокуратуры лаконичный ответ, что действия прокурора Царевой оцениваться не будут.

3

Более подробного комментария Генпрокуратура пока не предоставила.


НАВЕРХ
Back