"Есть вещи, которые нельзя простить". Разговор о шокирующих родах в Елгаве

Артис Дрезиньш - журналист с 30-летним опытом. В течение последних девяти лет его сфера деятельности напрямую связана с рассмотрением судебных разбирательств, как он сам их называет - "уголовная и иная чепуха". 

В разговоре с порталом Apollo эксперт поделился своими мыслями на тему, получившую в последний месяц очень широкий резонанс в латвийском обществе - домашние роды в Елгаве, которые закончились трагедией. 

Уникальный случай

Журналист издания Latvijas Avīze говорит, что в его практике этот случай стал уникальным, однако, его внимание эта история привлекла еще до того, как стали известны детали произошедшего.

"Статью об оставлении человека без помощи применяют обычно в случае дорожно-транспортного происшествия, когда преступник, например, покидает место преступления, а вот в контексте неразрешенного врачевания этот пункт можно встретить очень редко.

Конечно, были случаи с запрещенными абортами, но здесь речь идет совсем о другом. Изначально меня заинтересовал именно тандем этих двух редких статей, остальные детали были неизвестны.

Только в зале суда я узнал то, что узнал", - говорит журналист.

"У меня большой опыт работы журналистом, могу смело сказать - мало что может меня удивить.

Но то, что я слышал на первом заседании суда по этому делу, повергло меня в шок. Я не мог поверить тому, что вижу и слышу", - признался Артис Дрезиньш.

Он отмечает, что ему особенно повезло, что это заседание было открытым и что он смог наблюдать за делом с самого начала.

"Однако я решил не полагаться исключительно на показания, предоставленные в зале суда, и решил изучить дело более подробно. Я встретился с одной женщиной, которая раньше была членом этой общины. Она "ввела" меня в эту тему. Мы говорили часами.

Время от времени я кивал головой и не мог поверить в то, что она говорит. 

В ответ она смеялась: "Да, я бы тоже не поверила, если бы кто-то подобное рассказал мне, но я была внутри, и я клянусь, все именно так и происходит".

Она познакомила меня с другими людьми, которые не так давно покинули общину.

В течение полутора недель журналист встретился и поговорил по меньшей мере с 20 людьми, которые были связаны с погибшей роженицей.

Общение длилось от нескольких минут до нескольких часов.

"Я проехал около 1000 километров, пытаясь найти соответствующие коммуне дома, людей, фотографируя собственность.

Я не нашел никакой противоречивой информации, которая могла бы доказать, что то, о чем мы знаем, является ложью", - говорит Артис.

Он также отметил, что пытался пообщаться с людьми, которые в настоящее время являются членами общины.

"Они очень замкнуты и не разговаривают. Трижды я был в Svētes Maize, которая когда-то принадлежала "святому духу" Янису Давидсу, и трижды я просил члена общины и нынешнего владельца Svētes Maize представить меня своему духовному лидеру.

Я также встретился с обвиняемой Солвитой Давидой, которая в настоящее время находится под условно-досрочным освобождением. Я нашел дом обвиняемого Самсона, который, кстати, совсем непохож на коммунальный.

Там не десять комнат и одна кухонька. Такого типа дома обычно можно увидеть в Межапарке.

Постучав в дверь этого дома, мне открыла обвиняемая Солвита Давида - что, конечно, вызывает вопрос - почему одна семья живет в доме другой? 

Хорошо, может быть, в этой общине так принято - суть дела не в том, чтобы обвинять людей в том, как они хотят жить. Я просил женщину о встрече со "святым духом" - ее мужем. Но мне отказали, хотя я подозреваю, что в этом доме живет и он", - говорит Дрезиньш.

Отказ от "светской жизни"

"Мы живем в Европейском Союзе, 21-й век! Европа - одно из самых цивилизованных мест в мире! Это относится и к Латвии, хотя многие часто не хотят в это верить.

Мы современные люди, современное общество. Страшно, что такие вещи происходят.

Эти люди живут в закрытых сообществах, им запрещено все современное - мыслить по-светски, следовать светским идеологиям и читать современные книги.

Верить Библии, на мой взгляд, совершенно нормально, но можно ли всю жизнь руководствоваться одной книгой?

Им запрещено пользоваться благами цивилизации, например, услугами врачей, но в то же самое время, они передвигаются на машине. Я не был в общине, но, насколько мне известно, они пользуются мобильными телефонами, так что они не похожи на американских амишей, которые ездят на лошадях".

Эксперт рассказывает, что люди, покинувшие церковь, говорили - пока там не появился "пророк" Янис Давидс - община была относительно нормальной.

"Да, им в какой-то степени были запрещены некоторые вещи, такие как развод. Да, возможно, община могла влиять на процесс вступления в брак, но это не было так фанатично.

В любом случае, никто не запрещал пользоваться услугами врача или рожать под наблюдением врача. Насколько я могу судить, эти перемены в общине произошли за последние три или четыре года, когда к власти пришел новый "духовный лидер" Янис Давидс", говорит журналист.

Изучая данную тему, Артис обнаружил, что эта община была основана в конце 19-го века, когда латвийские крестьяне собрались вместе и решили, что им не нужно немецкое христианство - они хотели быть большими христианами и жить в большей вере.

"Эти люди решили, что им не нужен пастор, ведь у них была Библия. Так возникла община. Она существовали во времена первой независимости Латвии.

Когда Ульманис пришел к власти, ее запретили, потому что осталось только четыре конфессии - лютеране, православные, баптисты и католики.

В советское время община возобновила свою деятельность - в 1952 она была разделена на две части, и это разделение сохранилось до наших дней.

Община, о которой сейчас идет речь, - это Первая евангелическая церковь Иисуса, но в Елгаве есть и Евангелическая община Иисуса, которая полностью современна - они используют медицину, ноутбуки и читают светскую литературу. Дочь лидера общины изучает медицину ", - рассказывает Дрезиньш.

Обвиняемые - настоящие и потенциальные

Во время суда свидетели неоднократно утверждали, что в радикальных действиях общины в значительной степени ответственны лидеры. Журналист отмечает, что такое мнение разделяют и люди, с которыми он общался.

"У меня нет причин не верить этим людям, потому что все, что мне рассказали, подтвердилось. Представьте, что бы вы чувствовали, если бы однажды вечером сидели дома с супругом, когда пришли лидеры общины и сказали - сегодня вечером вам нужно отсюда убраться.

Идите в общий дом - там у вас будет комната, кухня, и там будете жить. Эта конкретная история из Лиелварде. 

На первом заседании давала показания и сестра обвиняемого Ренарса (муж умершей - прим. ред.), которая покинула общину, потому что не смогла придерживаться правил. Женщина хотела поддерживать связь с родственниками, но ее брату и родителям запретили общаться с "предателями".

Сестра обвиняемого также рассказала, что лидеры общины однажды сказали ее родителям, что те должны продать свой дом. Причина  - члены общины не могут владеть домом, где родился один из "предателей". Родители подчинились приказу, и девушке пришлось искать новое место жительства.

Дрезиньш говорит, что "конечно, возникает вопрос о том, куда эти деньги уходят. Не думаю, что все средства уходят на благо лидеров - что-то дается владельцам, что-то тратится на содержание общего дома и на построение нового. 

Меня очень удивил тот факт, что это весьма не глупые люди, они образованны.

Многие члены общины имеют высшее образование, не являются выходцами из социально неблагополучных семей, не пьют, поскольку алкоголь и курение не допускаются.

Что меня действительно беспокоит, и что я не могу принять, так это то, что побочным эффектом таких убеждений может стать смерть ребенка и матери. Мне рассказывали истории о том, как старики ломали бедра и ребра и оставались в постели вместо того, чтобы обратиться за помощью к врачу. Конечно, люди в таких условиях страдают и умирают, я также слышал о самоубийствах. Это всего лишь слова, и у меня нет конкретных доказательств, но я рассказываю то, о чем мне поведали бывшие члены общины.    

Насколько я знаю, на данный момент под следствием находятся и другие члены общины.

В любом случае, я очень сожалею о гибели ребенка и молодой женщины. Зная все обстоятельства...

Есть вещи, которые нельзя оставить и нельзя простить.

Независимо от того, существует Бог или нет, человек не должен умирать во имя Бога. Что бы мы ни думали о религиях и вере.

Позволить своей дочери истечь кровью при родах... Это безумие. Это средневековье", - подытожил журналист.

НАВЕРХ