Все обсуждают "Игру в кальмара". Это правда крутой сериал? Спойлер: не совсем

ФОТО: SCANPIX

Признайтесь - за последние недели о корейском сериале от Netflix со странным названием "Игра в кальмара" вы слышали уже не раз. Успех этого многосерийного проекта принял какие-то совершенно невообразимые масштабы, добравшись до областей мемов, фанфика и чего только не. Автор рубрики "Андрей уже посмотрел!" также ознакомился с суперхитом Netflix и рассказывает, чем интересно, а чем - до ужаса вторично это кино.

Оценка: ⭐⭐⭐

  • "Игра в кальмара"/Ojingeo geim
  • Южная Корея, 2021
  • Режиссер: Хван Дон-хёк
  • В ролях: Ли Джон-джэ, Пак Хэ-су, Чон Хо-ён, О Ён-су

Южная Корея. Немолодой Сон Ги-хун разведен, погряз в долгах и живет с пожилой матерью. Однажды, повстречав загадочного незнакомца, он соглашается участвовать в таинственной игре, призом в которой может стать сумма, с которой все его проблемы уйдут навсегда. Вместе с ним в игре участвуют другие искатели легкой наживы - обанкротившийся финансист, перебежчица с Севера, умирающий старик, иммигрант из Пакистана, хамоватая фам фаталь, гангстер и еще почти 500 человек. Однако дело принимает другой оборот, когда выясняется, что на пути к заветному выигрышу многим придется погибнуть страшной смертью. Звучит знакомо? Притушите скепсис и готовьтесь к сюрпризам.

Кто знаком с кинематографом Южной Кореи, знают его брутальный окрас. Не последнюю роль в этом сыграл Пак Чхан-ук со своей "трилогией мести", в особенности фильмом "Олдбой", который получил в Каннах Гран-при жюри и был назван Тарантино лучшим фильмом фестиваля.

"Олдбой" (2003), реж. Пак Чхан-ук ФОТО: Скриншот из видео

Не меньшей, хоть и менее изысканной жестокостью отличается главная новинка Netflix последних недель "Игра в кальмара", также из Южной Кореи. В самом начале она, впрочем, напоминает вовсе не полные разнообразнейших зверств фильмы Пака, а, скорее, не менее нашумевших "Паразитов" Пон Джун-хо (в итоге, впрочем, тоже скатившихся в условную кровавость).

Первое, что указывает на это сходство - главный герой Сон Ки-хун - оболтус и игроман, живущий с матерью. Это неким образом дальневосточный вариант русского Ивана-дурака, который, хоть и дуб дубом, но каким-то чудом умудряется выйти победителем из всех передряг. Не менее парадоксальным способом, впрочем, это никак не позволяет ему хоть как-то улучшить собственную жизнь и жизнь своих близких.

Как исконный идиот, герой ведется на обман загадочного человека в метро, соблазнившего его небольшим выигрышем в детскую игру, и, будучи азартным игроком, соглашается на второй этап. Таким незатейливым образом Ги-хун (первый слог в корейском означает фамилию) и становится участником смертельной игры на выбывание.

ФОТО: SCANPIX

Как раз здесь проясняется первая особенность, делающая "Игру" чем-то бóльшим, чем просто любопытной экзотической вещицей - за первую же серию жанровая принадлежность сериала делает сальто-мортале, превращаясь из трагикомедии в полноценный хоррор, а после в… Впрочем, сами все увидите - плохи американские горки, что лишь с одним головокружительным поворотом.

Самое простое в разговоре об "Игре в кальмара" - замечать его явные референсы, коих во время просмотра наберется на приличный островок в океане. От первых приходящих на ум "Королевской битвы" и "Пилы" через менее известные "Хостел" и российский "Колл-центр", более изящный "Куб" до тяжелой артиллерии вроде "Повелителя мух".

Канадский "Куб" (1997), реж. Винченцо Натали. Группа незнакомцев просыпается в гигантском сооружении из множества кубических комнат, некоторые из которых снабжены смертельными ловушками. "Куб" стал знаковым фильмом этого жанра и, несомненно, источником вдохновения для авторов "Игры в кальмара" ФОТО: Скриншот из видео

Однако такой подход ложен и недостоин, более того - он дискриминирует себя сам уже в самом начале истории - в конце первого и во втором эпизоде, когда происходит самый неожиданный поворот сериала и вынужденным участникам смертельной игры предлагается… выйти из игры по принципу демократии. Совершенно верно - все герои в случае проголосовавшего за это большинства (удивительной силы сцена) отправляются домой.

Но что еще мощнее - практически все игроки в итоге добровольно (!) возвращаются в игру - рисковать жизнями, предавать и убивать самим ради баснословного богатства. Замотивировать настолько необыкновенный поворот не снилось ни "Пиле", ни чему угодно другому, и это повышает градус не только самой угрозы, но и серьезности произведения.

Вырезание фигурок из медовых сот - еще одно детское развлечение, превратившееся в "Игре в кальмара" в массовую казнь. Известно о нескольких заведениях общепита в Корее и Сингапуре, организовавших конкурсы по мотивам этой игры ФОТО: SCANPIX

Суть самой игры - извращенных версий традиционных развлечений корейских детей - разумеется, становится метафорой игры жизни (не случайно главный герой сам любитель скачек на ипподроме), что выявляет как достоинство, так и подлость каждого игрока, которого случайное везение может сделать обладателем джек-пота, а невезение - покойником.

Немного позднее же от таинственного ведущего игры прозвучит идея, что в его смертельных испытаниях перед лицом случайности и смерти равны все, и такая извращенная уравниловка макаберно коррелирует с фактом соседства места действия с Северной Кореей (именно оттуда бежала Кан Сэ-бёк - другая участница игр), в которой тема коммунистического равенства обернулась тоталитаризмом и игрой на выживание по уже совсем не детским правилам.

ФОТО: SCANPIX

Впрочем, опустив занудство, никак невозможно не заметить мастерства сценариста и режиссера "Игры" Хван Дон-хёка в напряженном саспенсе (это триллер, но "странный" и довольно неклассический) и написании персонажей, некоторые из которых, может, и отдают карикатурностью, но для мира сериалов вполне рабочие.

Мастерства... которое в определенный момент дает досадный сбой. "Игру в кальмара", не смотря на нововведения, хочется и должно ругать за некоторую вторичность - жесткая жанровая конструкция "игр на выживание" (неожиданные изменения персонажей, соперники оказываются опаснее самих игр и пр.) для полноценной сенсации должна быть серьезно изменена, но упомянутый уже сногсшибательный твист оказывается последним достойным "раскачиванием основ" от Хван Дон-хёка.

Видео: Трейлер сериала "Игра в кальмара"

Впрочем, непритязательный зритель подобные вещи способен упустить, а вот насчет концовки негативно высказались уже множество людей. Финал сериала, когда происходит исповедь организатора игр, наполнен болтовней и пытается удержать хорошую мину при плохой игре (очень к месту здесь этот афоризм).

Спекулируя на теме денег, успеха и потребительства, его мотивация собственных зверств оказывается фикцией ничем не интереснее лже-идеологии Джона Крамера из "Пилы". Положа руку на сердце, логика поведения обоих объясняется куда проще - это элементарный садизм. Детская игра на якобы взрослые темы, которую ведут авторы, таким образом, действительно остается детской, и повышением ставок до крайней степени ее сути не изменить. По крайней мере, в первом сезоне.

Вердикт: Суперуспех "Игры в кальмара" - явление более интересное, чем, собственно, сам сериал - несомненно любопытный и запоминающийся, но снискавший явно излишнее внимание.


НАВЕРХ
Back