Депутат: Стамбульская конвенция угрожает традиционным ценностям

ФОТО: PantherMedia/Scanpix

Одобренная правительством Латвии Стамбульская конвенция, запрещающая насилие в семье, содержит, помимо прочего, сомнительный пункт о борьбе со стереотипами в обществе. Вероятно, эта конвенция станет своеобразным «ледоколом» для ценностей и традиций, которые чужды нашему обществу. Такими опасениями в эфире программы Латвийского радио 4 «Открытый вопрос» поделилась Депутат Сейма Юлия Степаненко.

Политик придерживается мнения, что Латвии не нужны какие-то дополнительные конвенции, чтобы не бить женщин и детей — проблема насилия достаточно хорошо решается в нашей стране на национальном законодательном уровне благодаря все новым ужесточениям. Кроме того, Степаненко настораживает то, что в качестве причины насилия в семьях конвенция провозглашает стереотипы.

«В этой конвенции я вижу сразу несколько проблем. Мы не говорим сейчас о трансгендерах — мы к ним еще вернемся. Поговорим в первую очередь о причинах насилия.

Почему кто-то когда-то решил, что проблема насилия в семье и против женщин — это проблема не социального характера, а именно стереотипы и стереотипное мышление?

Роль женщины, какой мы привыкли ее видеть — это хранительница очага, мать, ласковая, нежная, иногда соглашающаяся с мужем, иногда — нет; привычная для нас роль мужчины — защитник, приносящий в дом основную часть семейного бюджета, который иногда может высказать свое мнение — может быть, чуть громче, — и который может иногда оставить за собой право последнего слова. Это те стереотипы, против которых эта конвенция, скорее всего, будет бороться», — предположила Степаненко.

По мнению депутата, истинная цель лоббистов Стамбульской конвенции — прививка прогрессивных гендерных взглядов подрастающему поколению Латвии, которое более внушаемо в силу возраста.

«Конвенция предлагает бороться со стереотипами, призывая человека представлять себя в другой роли. И начинает с детей. Потому что бороться со стереотипами взрослого человека намного сложнее. Они не могут предложить взрослым дядям надеть платье, чтобы почувствовать себя по-другому, и сидеть дома с детьми. Зато с детьми они могут начинать работать! И эта конвенция, скорее всего, направлена именно на подрастающее поколение», — подчеркнула политик.

Степаненко уточнила, что речь идет о конкретной статье, прописанной в Стамбульской конвенции.

«В конвенции есть 12-я статья, которая посвящена борьбе со стереотипами и изменениям в идеологии общества. Мол, мы не должны воспринимать мужчину, как мы и наши предки воспринимали его веками, мы должны понимать, что все люди равные, включая свои половые проявления. Конечно, мы сейчас утрируем, когда говорим про платья для мальчиков, и только машинки с трансформерами для девочек. Тем не менее, есть идеология воспитания так называемого нейтрального пола», — напомнила политик.

В качестве примера она назвала Соединенные штаты Америки, где есть схожие нормативные акты, направленные против стереотипов.

«В США есть большая торговая сеть Target, оборот которой превышает наш годовой бюджет. Эта сеть первой начала политику нейтрального пола и начала с детских игрушек. Игрушки мальчиков и игрушки девочек уже стоят вместе — больше нет отделов для девочек и для мальчиков. Покупатели этого особо не заметили.

Следующим шагом со стороны супермаркета стали нейтральные туалеты и раздевалки. То есть, тот, кто чувствует себя женщиной, в независимости от пола своего рождения, может воспользоваться всеми привилегиями женского туалета и женской раздевалки. [...] Были уже неоднократные случаи, когда предусмотренные для трансгендеров привилегии использовали мужчины с несовсем здоровой психикой, чтобы подглядывать за женщинами или даже нападать на них. Поэтому и детей уже люди бояться отпускать в какие-то раздевалки и туалеты в общественных местах. Миллион американских жителей собирают подписи под петицией о том, чтобы игнорировать магазины Target. Вот небольшая иллюстрация, куда все это иногда заходит», — указала Степаненко.

Политик так же не видит причин, по которым сложившиеся в Латвии «стереотипы» следовало бы развенчивать.

«Пару лет назад нас шокировали страны, в которых мужчины не открывали двери женщинам, боясь их оскорбить. Скорее всего, это движение как раз направлено в ту сторону.

Борясь со стереотипами (я, правда, не понимаю, зачем их нужно ломать и бороться, и почему это называется «стереотипами»), надо понимать, что наше общество не имело каких-то насильственных ритуалов или чего-либо подобного, с чем нужно бороться», — отметила политик.

В свою очередь представитель Министерства благосостояния Виктория Большакова в беседе с радиостанцией выразила сожаление, что «некоторые люди вычитывают в конвенции то, чего в ней нет».

«Каким образом в конвенции о запрете насилия против женщин и насилия в семье можно вычитать полигамию, зоофилию, мальчиков, которые станут девочками и наоборот, я до сих пор не поняла. Мы слышим эти утверждения уже минимум полгода, на чем они основываются — совершенно непонятно», — сказала представитель Минблага.

По мнению представителя Минблага,

ратификация Стамбульской конвенции лишь увенчает целый ряд реформ, проводимых в латвийском законодательстве в последние годы для предупреждения и борьбы с насилием.

«Немножко напомню ситуацию, которая была в Латвии до 2011 года, когда разработали эту конвенцию. В случае домашнего насилия потерпевшая сторона не могла получить помощь в кризисном центре, потому что помощь полагалась только потерпевшим детям; агрессор и потерпевшая сторона продолжали жить вместе, никаких механизмов защиты потерпевшей стороны нет, если они живут вместе.

Даже если начат уголовный процесс, но агрессора не арестовали, он продолжал жить вместе со своей жертвой и спокойно избивать ее. Как только приняли конвенцию, для Латвии это стало планом действия. Несмотря на то, что мы не подписали конвенцию, мы целенаправленно шли по этому пути. Введены механизмы временной защиты от насилия, когда агрессору запрещено приближаться к своей жертве; введена оплачиваемая государством реабилитация для потерпевшей стороны, и так далее — это все произошло благодаря конвенции. [...] Поэтому теперь мы можем говорить, что у нас есть какие-то элементы защиты от насилия есть, но комплексной защиты — нет. Такую комплексную защиту, а также предупреждение агрессии и обеспечивает конвенция», — пояснила Большакова.

По ее словам, конвенция также предупреждает насилие в детской среде.

«Уже начиная с детского возраста, со школьниками важно говорить о том, как строить гармоничные отношения, как решать какие-то конфликтные ситуации без агрессии; не смеяться друг над другом, не устраивать какую-то травлю — даже на школьном уровне! — которая потом, во взрослой жизни переходит уже в более агрессивные действия», — отметила эксперт.

Справка

Во вторник, 10 мая, после длительных обсуждений правительство Латвии все же решило подписать Стамбульскую конвенцию. Решение, однако, принято с оговоркой о том, что конвенция не должна противоречить Сатверсме. Кроме того, парламент не планирует выделения дополнительных должностных ресурсов для обеспечивания соблюдения норм конвенции.

Стамбульская конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием. Конвенция была открыта к подписанию 11 мая 2011 года в Совете ЕС. Вступила в силу 1 августа 2014 года, когда ее подписали 10 стран. Конвенция действует уже в 13 странах ЕС, еще 15 стран-участниц ЕС ее не ратифицировали. Ратификация конвенции в Латвии планируется в 2018 году.

НАВЕРХ