Скандал в Эстонии: 26 работников Danske Bank образовали преступную группировку и отмывали миллиарды долларов

Логотип "Danske Bank"

ФОТО: CHRIS HELGREN / REUTERS

Финансист Уильям Браудер, требующий детального расследования убийства российского адвоката Сергея Магницкого, подал в эстонскую прокуратуру новую жалобу, в которой просит возбудить уголовное дело в отношении 26 работников эстонского филиала Danske bank, которые, как утверждается, сделали возможным отмывание миллиардов долларов через банк, пишет Postimees.

Согласно имеющейся информации, группа эстонских работников Danske bank из минимум 26 человек действовала под руководством Айвара Рехе и они исходили из цели личного обогащения.

Суть их деятельности во многом состояла в создании возможностей для широкомасштабного отмывания денег, пособничестве отмыванию денег и сокрытии этой деятельности.

Эта деятельность охватывала минимум 190 банковских счетов, причем объем 21 сделки превысил в сумме 9 миллиардов долларов США», - значится в документе, адресованном генпрокурору государства Лавли Перлинг и бюро данных по отмыванию денег.

Согласно этому документу, у каждого члена этого предполагаемого преступного объединения была отдельная роль - от одобрения полочных фирм до открытия счетов и подтверждения сделок. «[Члены группы] либо знали о криминальном происхождении, либо у них было достаточно информации, чтобы подозревать это, и они не приняли эту информацию к сведению и не передали ее дальше”, - значится в заявлении. Согласно ему, выгода членов группы состояла в получении зарплаты и “прочей компенсации”.

Заявление за подписью Браудера, которое официально подала принадлежащая ему Hermitage Capital Management, стало непосредственной реакцией на решение эстонской прокуратуры прекратить расследование так называемых случаев отмывания денег, связанных с делом Сергея Магнитского.

Несколько недель назад Браудер сказал Postimees, что эстонский филиал Danske был связан с крупнейшим в Европе скандалом с отмыванием денег, но следственные органы ничего не сделали, чтобы это остановить.

«Они поначалу делали большие успехи при сборе информации, но действовали просто ужасно», - сказал он.

В заявлении указывается, что через Danske было отмыто 9 миллиардов долларов. (около 7,7 миллиарда евро). Конкретно Hermitage из них касается 230 миллионов долларов, в этой части компания именует себя потерпевшей. Эта сумма – часть денег, украденных, по мнению Браудера, при насильственном захвате предприятий Hermitage и требовании от государства возврата налогов на основании сфальсифицированных документов.

Браудер, который в начале 2000-х был одним из наиболее успешных инвесторов, нанял расследовать схему адвоката Сергея Магнитского (1972-2009), который во время расследования был арестован и умер в тюрьме.

Бывшее руководство не отвечает

В Эстонии расследования, связанные с Hermitage, и другие расследования, связанные с так называемой схемой Laundromat, до сих пор тормозились. Прокуратура и расследующее дело бюро данных по отмыванию денег ссылались на сложность следствия, требование доказать предшествующее преступление, т.е. продемонстрировать подлинное происхождение преступных денег, возможное истечение срока преступления и на то, что официальный надзор над действующими в Эстонии иностранными банками распределен между учреждениями нескольких стран.

В подробном ходатайстве на 21 странице, поданном 20 июля, указывается, что новое расследование можно было бы провести быстро и эффективно, поскольку большая часть доказательств уже собрана во время предшествующих расследований и международной работы, в ходе которой эстонская прокуратура помогала проводить подобные расследования французским и американским коллегам.

“У эстонских властей есть законные основания продолжить расследование, поскольку по крайней мере некоторые члены криминальной группировки являются гражданами Эстонии, а остальные – граждане России – оплачивались через эстонский филиал Danske», - значится в заявлении.

Также подчеркивается, что дело представляет большой общественный интерес, поскольку отмывание денег через Эстонию вредит репутации банков и Эстонии, и всей Европы, а проводивший то же расследование 27-летний Сергей Магнитский был убит и оставил после себя жену и двоих детей.

Наряду с занимавшим долгое время пост руководителя Danske Айваром Рехе в заявлении называются другие имена – тогдашний финансовый директор Ивар Паэт, член правления Тыну Ванаюур, директор отдела кадров Лийна Окс и руководитель отдела корпоративного банковского дела Марек Зачек.

“Для меня это серьезная неожиданность, я искренне удивлена, - сказала директор отдела кадров со стажем Лийна Окс. – Может быть, я оказалась в списке из-за своей должности, но я точно ничего не знала об отмывании денег. Я же не занималась клиентами, у меня была только информация о наших работниках, а не о наших клиентах”, - сказала она.

По словам Окс, она все же была в курсе, когда сведения о ком-то из работников детально изучали. «Я знала, что у нас проходит проверка и ведется следствие, но не знала о клиентах и связанных с ними сделках. Никому не нужно было мое разрешение или запрет», - сказала она.

Вчера Postimees дозвонился до Айвара Рехе по телефону, но, по его словам, у него не было времени говорить. Он попросил перезвонить, но больше не взял трубку. Зачек не ответил на просьбу Postimees перезвонить.

Относительно остальных работников (21 человек) говорят, что они были непосредственно причастны к открытию банковских счетов и администрированию сделок, проходивших через эти счета.

Один из тех, на ком висит это подозрение, - бывший работник банка Эрик Лидметс. “Я до сегодняшнего дня смеялся, что я, наверное, один из последних, с кем на эту тему еще не связывались”, - усмехнулся он вчера.

Поначалу Лидметс работал в банке Danske простым администратором связей, а затем возглавил соответствующий отдел. Полномочия он сложил с себя в 2010 году и с тех пор работает предпринимателем.

“Работа администратора связей с клиентами состоит в том, чтобы завязывать связи, приводить новых клиентов и проверять, соответствует ли их деятельность действующей регуляции”, - сказал Лидметс, несколько раз подчеркнув, что десять лет назад правила были намного мягче, чем сейчас.

Что же тогда не было разрешено или, наоборот, надо спросить, все ли было разрешено?

“Вообще да”, – ответил Лидметс, уточнив, что под более жестким контролем все же были сделки с оружием и сделки, связанные с политиками и близкими к ним людьми. То, что кто-то делал большие переводы с помощью новехонькой фирмы, бывало, и никого это особо не беспокоило.

Администратор связей является первым контролером сделок, но, по его словам, существовала длинная цепочка проверяющих.

“Администратор связей – человек, работающий на самом низком уровне, который работает непосредственно с клиентом. Все рамки для него создаются сверху. Наша деятельность направлялась руководством. Сверху нам тоже приводили крупных клиентов”, - сказал Лидметс.

“Кроме того, открытие счетов для новых клиентов происходило не по решению администратора, у нас был комитет, в который входило руководство, контактные лица из бюро данных по отмыванию денег и управляющий рисками”, - продолжил он.

Концерн в курсе

Лидметс помнит переводы на сотни миллионов евро, но они были подтверждены документацией на сотнях страниц.

“Это контролировалось вплоть до того, что клиент приходил с большим чемоданом конфиденциальных документов и показывал их нам”, - сказал Лидметс. По его словам, бывали и подозрения, о которых сообщали управляющему рисками, а временами и бюро данных по отмыванию денег.

Лидметс ссылается на тогдашнюю слабую регуляцию, которая допускала транзит денег сомнительного происхождения. Какой бы то ни было тайный сговор он отрицает.

“Мы знаем об утверждениях Hermitage Capital Management и о том, что они заявляли то же самое датской полиции в 2013 году. Из-за истечения срока давности заявления были отклонены, - прокомментировал глава пресс-службы Danske Bank Group Кенни Лет. – Мы ждем ответа от полиции и продолжим внутреннее расследование по эстонскому случаю».

Пресс-секретарь Госпрокуратуры Каарел Каллас подтвердил, что прокуратура получила заявление о преступлении и препятствованию отмыванию денег уделяется повышенное внимание. Если будут обнаружены признаки преступления, будет возбуждено уголовное дело. Ранее прокуратура этого не сделала.

“Чтобы предъявить обвинение в отмывании денег, необходимо доказать, что речь идет о деньгах, поученных в результате преступления. В случае, если предшествовавшее возможному отмыванию денег вероятное преступление было совершено давно в других странах и гражданами других стран, и юридическое лицо, вероятно его совершившее, прекратило свою деятельность, собрать доказательства, необходимые для предъявления обвинения, сложно, и несмотря ни на что это может кончиться тупиком”, - сказал Каллас.

НАВЕРХ