За тех, кто в сапогах!

Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: ITAR-TASS/SCANPIX

Сегодня тысячи мужчин разных национальностей, кто тайком, кто явно отметят 23 февраля. И даже не как воспоминания о Советской Армии, а как день нашей общей мужской молодости, как ностальгию о прошлом, каким бы оно ни было. Те, кто «топтали кирзу», поймут и нас, младшего сержанта Евгения Кузнецова и ефрейтора Гунтиса Кляву, ставшими давно уже соседями по лестничной площадке, а еще давнее служивших в армии...

Мой отец, сейчас уже полковник авиации на пенсии, очень часто повторял мне: «Сынок, будь кем угодно, но не военным». Видимо, потому, что он различал музыку Шуберта, Шопена и Шумана и разъяснял мне, мальчишке, сюжеты иллюстраций картин Дрезденской картинной галереи, так мне и советовал. Сейчас я, дай Бог, отличу Моцарта от Баха...

Да и мы, дети офицеров, тогда не думали о будущем. Зато с радостью после стрельб в гарнизонном тире, выковыривали, кто ножом, кто отверткой, пули от «Макарова» и «Калашникова». Из этих «сокровищ» мы делали целые армии.

В них, «солдатиками» были, разумеется, маленькие и толстые «макарчики», а «офицерами» - более длинные и стройные «калаши». Вот налепишь пластилином «пульке» фуражку или пилотку, - все, солдатик готов...

А уж какой был праздник на 23 февраля! Как наши отцы на параде, возглавляя свои отделения, шли, чеканя шаг! По ниточке, что называется.

А мамы наши тогда, после парада, налюбовавшись на своих мужей, готовили всякие вкуснятины, те, которые сейчас нигде и не найдешь...

Военным, в отличие от одноклассников, я не стал, видимо, вспомнив наставления отца. Зато вот в армию забрали, хотя «отмазать» меня и могли. Быть «душарой бесплотным» первое время, - да, нелегко это было. «Дедушки» гоняли нас «по полной», но как ни странно, никакой дедовщины не было. Да, были драки, когда свои «земели» «махались» с «кавказцами», но все было честно, без мести потом...

Потом мы все вместе, уж поверьте, красили осеннюю траву. Когда приезжает какая-то там комиссия из Генштаба, то в конце октября в военной части под Вологдой, где я служил, вся пожухлая трава около заборов обязательно должна была быть зеленой. Представьте, листья кругом почти опали, но

в Советской части, как в оазисе, все должно быть свежим.

Вот нам и дали масляную зеленую краску и заставили подкрашивать траву. Хорошо, что еще листья не заставили привязывать к деревьям!

Знаменитые «увалы», то есть самовольное оставление части там, где я служил, было неактуально. Это ж не в городе, где, как тогда пели в песне, «солдат попьет кваску, купит эскимо, никуда не торопясь выйдет из кино».

Кругом лес и какие-то деревни, правда, с магазинами и девушками. Нееет, в магазинах печенье «Юбилейное» и пряники нам и так детишки офицеров покупали за «дядя, дай потрогать автомат», но вот купить что-то «посерьезнее» их же не пошлешь. Вот мы и изловчились делать «увалы» именно днем.

Дело-то молодое, девушки довольны, да и магазину выручка. Заодно и еду прихватывали в складчину. А то когда у тебя вечная пшенка, которую разнообразили типа пюре из сушеного гороха и кусками сала в комбижире, особенно не наешься. А если к этому добавить жареную селедку, - нет слов сейчас уже. Зато

гречка по воскресеньям и два вареных до синевы яйца, это был уже деликатес...

Зато, как мы все ждали «дембеля», там тогда не дни, часы считаешь. И ведь нужно «красиво» на ДМБ выйти. Чего там только не творили. Один из наших, не имеющих никакого отношения к авиации, нашил себе аксельбанты на «парадку» гвардейские, значок «гвардия», «20 прыжков с парашютом». А главное - 3-й класс, 2-й класс, 1 класс и «мастер».

Ладно я, хоть служил на «большой земле». Моего соседа Гунтиса Кляву военкомат вообще закинул на Север, на Кольский полуостров. Там есть маленький участок границы теперь уже России с Норвегией. А это выше Полярного круга! Так туда ради дружбы народов прислали... узбекских солдат!

Как говорит Гунча, он такого еще не видел! Ладно, снег для узбеков был шоком. Но вот когда им выдали лыжи... Это, по словам соседа, нужно было видеть! Когда человек засовывает руки в лыжные крепления и пытается на «этом» ползти...рыдали от смеха все. Самое интересное было потом, когда российские пограничники посмотрели на норвежцев. У тех бинокли к глазам примерзли от увиденного. После этого именно там придумали такой стишок:

«Норвеги, смотрите последние сны, узбеки на лыжах – страшнее войны!».

... Сегодня мы с Гунчей обязательно «посидим». Для нас не важно, какой была эта армия, - пусть нас упрекают в этом. Для нас важно, что мы там «топтали кирзу», кто два года, а кто во флоте, так и три. Мы возьмем бутылочку «белой», покромсаем хлеб и все это сдобрим самыми дешевыми рыбными консервами, назло высказываниям бывшей президентши Вике-Фрейберги. И пусть наши жены, его Гундега и моя Светка снисходительно, добро и коротко поворчат на нас, понимая, что нас нужно оставить, а потом также по-доброму подрежут нам закуски. Потому что любимые нами и любящие нас жены всегда поймут своих мужчин.

А мы, взяв раздолбанную гитару, затянем нестройными голосами «Уезжают в родные края дембеля, дембеля, дембеля..». И выпьем назло всем, за тех, кто топтал и топчет кирзу!

С уважением, младший сержант Евгений Кузнецов и ефрейтор Гунтис Клява


НАВЕРХ