Как правильно забивать свиней, угроза полиции и встреча с сибирскими латышами
День четвертый

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

"Поезд качает, и чем ближе мы к Сибири, тем больше конфеты, произведенные в двух наших соседних странах — Латвии и России, которые мы и наш попутчик выложили на стол, перемешиваются между собой. Нечто похожее происходит и с самими нами". Идет четвертый день путешествия "Чемодан. Вокзал. Россия". Из Екатеринбурга мы приехали в Омск, намотав еще почти тысячу километров. Если не считать путь от Риги до Москвы, всего мы проехали 2751 километр и побывали в трех городах.

Виктория:

Новый день, новый поезд, новый город. Вечером отъезжаем с железнодорожного вокзала Екатеринбурга. Наверное, вокзал каждого города мира — это одно из главных мест, где концентрируются антисоциальные элементы и просто подозрительные личности. Однако именно этот вокзал кажется наиболее криминальным — всюду слоняются "мутные братки", а мы изо всех сил стараемся "контролировать ситуацию" и следить за сохранностью личных вещей.

Занимаем свои места, проводница выдает нам постельное белье — на пластиковой упаковке перечень содержимого — подушка 1 шт., полотенце 1 шт., простынь 1 шт. Белье свежее и белоснежное белое. 

От отправления поезда от железнодорожной станции до разговоров о Путине и других чиновниках — ровно три минуты.

- Я с Собяниным здоровался, когда работал в Салыме на буровых установках. Он к нам приезжал. Это был 2002 год.

- Ну он еще маленький тогда был.

- У него тогда были буровые, скважины там, а потом уже немецкая контора купила компанию. И нас "попросили". Потому что там зарплата была уже в долларах. И свои люди. Ну кому надо, тот, конечно, находит работу…

Но Путин же сказал, что у нас средняя зарплата по стране 25 -30 тысяч рублей. Мол, даже уборщица получает столько. Только интересно, где они такую зарплату нашли.

- Его посадить на такую зарплату надо!

- Ага, чтоб коммуналку оплатить, поесть и еще одеться! Хотя с другой стороны, можно подумать, при Хрущеве или Ельцине лучше было.

Но это так, просто случайно подслушанные диалоги наших попутчиков — мужчины лет 40 по имени Денис, который едет в Омск на работу, и бабушки божьего одуванчика, которая угощает нас конфетами. В политику мы не лезем. Впрочем, не похоже, что она особенно интересует и окружающих — у каждого свои личные и более важные вещи, о которых стоит думать.

Мы достаем из сумок конфеты, которые специально купили в Латвии - "Серенаду", "Мишек на севере" и шоколадные трюфели Laima. Денис, который как и большинство пассажиров поезда едет "на вахту", достает российские конфеты — вафельные и желейные. 

Поезд качает, и чем ближе мы к Сибири, тем больше конфеты, произведенные в двух наших соседних странах, перемешиваются между собой. Нечто похожее происходит и с самими нами.

Мартиньш, для которого поездка по Транссибирской магистрали стала первым визитом в Россию, удивительным образом во всех ситуациях находит общий, правильный язык с каждым из наших попутчиков. Так, например, с нашим соседом по плацкарту Денисом мой коллега начинает разговор о компьютерах и оружии в латвийской и российской армиях. Я отлучаюсь в туалет, а, когда возвращаюсь, слышу как коренной латыш рассказывает русскому сибиряку о том, как он в детстве ассистировал взрослым во время забоя свиньи. Все-таки, не зря посетители вагона-ресторана в поезде "Москва-Нижневартовск" дали ему кличку "Викинг".

С утра мы в Омске. Большой, суетливый, но достаточно безликий город. 

Однако именно здесь произошла самая душевная встреча не только во время нашей поездки, но и, возможно, за все время моей журналистской работы. Сибирские латыши. Потомки репрессированных латышей. Под крышей "Дома дружбы", который является также домом культуры и "штабом"  творческих коллективов различных национальностей, нас уже ждут председатель омской региональной организации "Латышский национально-культурный центр "Zvaigznīte" Андрис Тупесис и другие члены коллектива — потомки репрессированных латышей.

Мы пьем вкусный чай, нас угощают невероятными пирогами. Мы говорим то на латышском, то на русском…

Кто-то из них бывает в Латвии несколько раз в год — приезжает на Праздник песни и танца и просто к родным, кто-то - реже,  но всех их объединяет одно — невероятная любовь к нашей стране — Латвии. О том, как они приезжают на историческую родину, ищут дома своих предков, везут домой, в Россию, жменю земли из Латвии, многие из них говорят чуть ли не со слезами. Их глаза горят. Нам подливают чая и делятся историями своей жизни.

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Кстати, недавно потомкам репрессированных латышей дали возможность получить латвийское гражданство без сдачи экзаменов. Многие из них воспользовались такой возможностью, и даже хотели проголосовать на выборах в Сейм в 2018 году — однако ближайшее посольство Латвии находится в Москве, а чтобы проголосовать дистанционно, надо выполнить кучу бюрократических процедур. 

Все они учат латышский язык с учителем с помощью Skype, в ноябре планируют сдавать экзамен на категорию знания госязыка (к ним даже специально приедет проверяющий из Латвии), играют на музыкальных инструментах, поют и танцуют, собираются вместе каждое воскресенье, а на Лиго готовят серый горох со шпеком, сыр с тмином и пьют пиво.

Кстати, мы записали видео обращение сибирских латышей и услышали много действительно интересных, душевных историй. Подробнее об этом мы расскажем, когда проедем всю Транссибирсую магистраль и вернемся в Ригу.

После чая, пирогов и беседы с сибирскими латышами, мы обнимаемся и очень тепло прощаемся. Они просят передать приветы Латвии. Завтра — Прибалтийский центр в городе Тара, послезавтра — деревня Бобровка, жители которой говорят между собой на латышском. 

Мартиньш:

Если в день прибытия мы окрестили Екатеринбург местным Даугавпилсом, потому что даже трамваи были практически идентичными, то Омск напоминал что-то такое, что может получиться, если Кенгарагс скрестить с Плявниеками, добавить немного Дарзини и в плане размера умножить все на десять тысяч.

В Омске планируем встретить местных сибирских латышей, о которых точно больше расскажет коллега Виктория.

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Я расскажу о нашем вчерашнем переезде из Екатерингбурга, когда мы провели в поезде наименьшее время, всего 12 часов, однако, чтобы попасть в небольшие неприятности, много времени не нужно, поэтому у меня это почти получилось.

В Екатеринбурге, ожидая поезда, зашли в местную шашлычку. Столовая как столовая, контингент как обычно на станциях.

У одного мужика проблемы доставило как попадание в туалет, так и выход из него, о чем он сигнализировал возней с дверью. Мужик в годах, уставший, он или читать не научился, или забыл как это делать, поэтому сопровождаемые обменом бранных слов между "уставшими" клиентами и сотрудниками кафе, мы покинули это место и пошли на свой поезд.

Говоря о поезде, я немного не понял порядок  нумерации вагонов. Если при выезде из Москвы первый вагон был впереди, первый от локомотива, то вчера у локомотива был 12-й вагон.

В этот раз проводница нашего вагона была очень вежливой, но и строгой. От нее ничем не пахло, а острый взгляд, идеально выглаженная форма и губы, которые были краснее стоп-сигнала светофора, свидетельствовали о конкретной дисциплине. "Нужно надеяться, что не выгонит всех и не заставить рассчитываться на первый-второй перед поездкой", - иронично подумал я про себя.

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Зашли, устроились. В этот раз нам попался сосед по имени Денис. Такой интеллигентный мужик среднего возраста, который несмотря ни на что думал, что мы американцы. Он рассказал нам, что посмотреть в Омске, а также, как получить скидку в размере 25% в местном такси. От пива Денис отказался, так как сегодня ему придется садиться за руль. Что интересно, в России все время шоферу вообще была запрещена какая-либо концентрация алкоголя в выдохе, лишь относительно недавно ее подняли до 0,3 промилле.

Убивая время, с Денисом много о чем говорили, о ценах на топливо, о коррупции, о жизни, о ленивых подростках и о том, как правильно забивать свиней. Денис рассказал о знакомом мужике, который учил бить свинью в горло, чтобы та даже не пискнула и просто истекла кровью, на что я ответил, что так нельзя, потому что тогда не сделать кровяную колбасу.

Кроме того, Денис рассказал, что автоматы Калашникова тоже могут не работать и вообще не так прекрасны в жизни, как мы слышим по телевизору. Мудрые слова. 

Забраться на верхнюю полку или кровать - задача не из легких. Виктория в свои 26 лет мучилась целую минуту, пока забралась на свое место. Однако меня удивила сидящая по соседству тетушка, которой было минимум 70 лет. Думал, как она, к черту, попадет наверх, и не нужно ли ей будет помочь, отвлекся на секунду посмотреть в окно в другом направлении, а она уже была наверху и взбивала свою подушку. Возможно, она бабушка Питера Паркера (Человека-Паука). Похоже, в России возможно вообще все.

Когда уже пришла ночь и мы планировали улечься в постели, в очередной раз встал вопрос курения. Вагон-ресторан далеко и в нем в любом случае нужно что-то покупать, поэтому решил между вагонами, как делают другие, но это запрещено. Видя, что некоторым попутчикам это уже удалось, взялся за свой план, чтобы получить желанный дым и остаться ненаказанным. План был разработан так подробно и детально, что я почувствовал себя агентом 007.

Пробежал мимо проводницы вагона, зашел между вагонами. Снимал на телефон между вагонами, как едет поезд, строгая проводница пришла глянуть, что я делаю. Увидев, что ничего плохого, она ушла, тогда я прислонился, быстро покурил, весь дым красиво выдул наружу, подождал, чтобы еще немного проветрилось, в руках уже подготовленная жвачка.

План был продуман так, что Штирлиц возбужденно может курить в сторонке, но нет. Трое подростков по дороге из вагона-ресторана легкомысленно вломились ко мне, скурили две сигареты и наверное из-за своего громкого поведения сумели привлечь внимания главного проводника, которая пришла и, несмотря на то, что мои руки были пусты, а дышал я свежайшим ментолом, посчитала плохим и меня.

Быстро прибежал на свое место, пришла строгая проводница и как вышеупомянутым молодым людям, так и мне угрожала, что сейчас вызовет полицию. Ну, а я сидел, думая, как можно было провалить такой прекрасный план. Полиция не пришла и я отделался легким испугом.

TVNET продолжает путешествие по Транссибирской магистрали. Предыдущие статьи смотри здесь.

НАВЕРХ