Омская область. Центральная и единственная улица "Центральная" в деревне, в которой находится лишь около 50 домов и живут лишь чуть более 100 человек. Своей родиной они называют Россию, однако думают, говорят или, как минимум, понимают по-латышски. Помимо национальных сюжетов в Бобровке можно раскрывать жизнь простых деревенских людей. Кстати, вопреки расхожим мнениям – вовсе не пьяниц и лентяев, а работящих и трудолюбивых.

История появления латышей в этой деревне связана с реформами Столыпина. Столыпинские переселенцы получали бесплатную землю, подъемные деньги и помощь при переезде, а уже потом, освоившись на новом месте, забирали к себе родственников и соседей из Латвии. Каждый покоритель новых земель получил по три рубля - в то время на эти деньги можно было построить дом.

От второго по численности населения города в Сибири - Омска до Бобровки (или Аугшбебри) — около 250 километров, от второго по величине города Омской области Тары — около 40 километров.

Автобус из Тары в деревню Бобровка ходит лишь раз в день, а местные говорят, что общественный транспорт и вовсе может не приехать, поэтому мы через мобильное приложение вызываем такси. В Бобровку мы едем с молодым и очень интеллигентным парнем - он рассказывает, что в российской глубинке, будучи тренером, зарабатывает лишь 13 тыс. рублей (168 евро), поэтому вынужден подрабатывать в такси. Жизнь в сибирской глубинке не проста, здесь даже погода суровая, и для того, чтобы прокормить себя и свою семью приходится много работать.

Мобильная связь у нас пропадает уже на полпути. Как мы узнаем позже, в деревне и окрестностях "ловит" лишь один мобильный оператор.

Оплата за поездку не проходит, о чём мы узнаем намного позже, когда таксист находит нас с помощью теории даже не шести, а двух рукопожатий - оказывается, маленькая не только Латвия, но и весь мир — у нашего таксиста в деревне Бобровка живёт знакомая.

В небольшом доме культуры деревни Бобровка нас уже ждёт руководитель местного фольклорного кружка Varavīksne Ольга Бенке и дамы деревни — в середине октября нам удалось попасть на первую встречу местных жительниц в воскресном "дамском клубе" - летом хозяйство, много дел, собираться им некогда.

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Напротив дома культуры - небольшая школа. С другой стороны — магазин. Там можно приобрести продукты, бытовые товары и даже одежду. Продавец по-латышски не говорит, но всё прекрасно понимает. Покупаем минеральную воду и зубную пасту, женщина "за кассой" перекидывает в сторону костяшки счётов, расплачиваемся рублёвыми купюрами. Такой вот шопинг в Сибири. Paldies!

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Здесь же, совсем недалеко, музей. Его посещение это как попасть на чердак в деревенском доме бабушки — из каждого угла, с каждой полки и стенда на тебя смотрят вещи, пропитанные историей.

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Рядом находится дом учителя, который сейчас пустует — учителя уже пять лет не приезжают. "Видимо, нет государственных квот", - разводят руками местные. Раньше на одно место педагога латышского языка с выездом в сибирскую деревню претендовало около 70 человек.  За все время в Аугшбебри побывало 11 или 12 учителей.

Несмотря на то, что канализацию здесь провели относительно давно, и в каждом доме сегодня работает стиральная машина, жизнь в сибирской деревни нелегка — так, например, учителю необходимо было уметь топить печь, расчищать территорию от снега. А снега в Сибире зимой, поверьте, много.

Галерея: Маленькая Латвия в Сибири 

Мы так и спрашиваем у посетительниц "дамского клуба" - что в деревне делать зимой? "Как что?", - получаем ответ. "Снег чистить, печку топить, на лыжах кататься, со скотом управляться.

Наши зимы суровые, в прошлом году столбик термометра даже до -53 градусов опускался, но наш самогон и при такой температуре не замерзнет! 

Хотя при наших -40 теплее, чем при -20 в Латвии. У нас воздух сухой. Мы в валенках зимой, в рукавицах, в платках ходим".

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Перед поездкой по Транссибирской магистрали мы посмотрели фильм "Одна деревня в Сибири", которую в начале этого столетия сняла команда студии Юриса Подниекса.

"Что изменилось с тех пор? Интернет появился, медведи вернулись поближе. Из тех людей, что в той кинохроники засняты, наверное, половины уже нет в живых. Люди уходят из жизни, молодежь уезжает… Вообще, маленькая у нас деревня, в 1998 году было наверное 170-180 жителей, а сейчас только 113 осталось", - рассказывает Ольга Бенке.

Нас угощают тыквенным пюре, киселем, очень вкусной рыбой. Делаю комплимент, и оказывается, что улов — дело рук сидящей за столом Татьяны. "Я ловлю, а муж коптит".

Настоящие, искренние, открытые люди — россияне в латышскими корнями, которые говорят то по-латышски, то по-русски. Такого, пожалуй, не увидишь нигде. В дамском клубе они перематывают пряжу, занимаются вязанием, разглядывают фотографии, предаются воспоминаниям. Дома готовят самогон, собирают мяту, зверобой, мелиссу, кипрей, душицу, листья малины и смородины и заваривают чай. Летом — огороды и заготовка сена. Сидящих за столом дома культуры Бобровки лучше всего описывают строки Некрасова  "Есть женщины в русских селеньях"...

Галерея: Дамский клуб в Бобровке

Рижский бальзам, который мы специально везли из Латвии по Транссибирской магистрали, приходится по душе не всем дамам — некоторые морщатся, мол, очень горький.

Ольга Бенке рассказывает — летом 2018 года удалось организовать "Зелёный бал" или Zaļumballe – летнее мероприятие, приуроченное к столетию Латвии. Тогда в деревне собралось около 200 человек — приезжали как родные и друзья из соседних городов, так и те, кто хотели "посмотреть на настоящих латышей".

"Такого масштабного праздника у нас ещё не было! Мы танцевали под дождём всю ночь! Женщины организовали буфет — продавали закуски, бутерброды, самогон. Сейчас к нас в Бобровку очень любит приезжать молодежь, особенно они оценивают национальные танцы - только латышская музыка заиграет, они все сразу выбегают танцевать", - рассказывает руководитель местного фольклорного кружка Varavīksne.

Попасть в Бобровку мечтают многие жители Латвии, однако не всем это по карману - оформление виз, покупка билетов на самолет или поезд, расстояние, время...

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

"У нас у многих родственники живут в Латвии, но приехать не могут — зарплаты небольшие. Сами же мы фольклорным ансамблем ездим в Латвию выступать в основном за счёт грантов — какой житель деревни может себе позволить такое дальнее путешествие! Многие говорят, что Бобровка — это маленькая Латвия. Мол, столько тысяч километров едем по России, а потом, бац, и приезжают сюда, в Аугшбебри, в Латвию! И местность такая же, и лес почти такой же, и разговаривают еще по-латышски", - отмечают местные дамы. 

Благодаря стараниям местных жителей имя Бобровки известно не только интересующимся историей соотечественникам, но и туристам — не только из России и Латвии. Российские туроператоры даже привозят сюда организованные туры.

Экскурсия начинается с того, что пытливых туристов приветствием встречают местные жители в национальных костюмах. Нет, не приветствием "Добрый день", а - "Labdien".

Туристы учат латышские песни, принимают участие в приготовление латышских национальных блюд, плели венки, водят хороводы. Есть и проекты, когда туры проходят при финансировании Латвии и Управлением по развитию туризма Министерства культуры Омской области.

"Душа Бобровки" Ольга Вакенгут также считает, что туризм - это основное направление, в которым нужно развиваться небольшой сибирской деревушке:

"Здесь есть, что показывать, нам есть, о чем заявить на культурном уровне. Это может быть и гастрономический, и культурный туризм. Та народность, которая теряет свою историю, может потерять саму себя. Надо знать историю. Без истории мы ничего не можем".

Девушки и женщины, собравшиеся за щедро накрытым столом в воскресном "Дамском клубе" сетуют - у следующему году хотят научиться делать настоящее пиво, чтобы было чем угощать гостей деревни. Перечитали множество рецептов, но единственный пока не выбрали. 

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Ещё до поездки по Транссибирской магистрали я списалась с Алексеем Мальгавко  – членом Союза фотохудожников России, который снимает в жанре документальной и художественной фотографии. Он не раз снимал Бобровку, знаком практически со всеми её жителями, а о селе говорит только хорошее и с большой любовью:

"Люди здесь считают себя русскими, хотя соблюдают традиции своих латышских предков, поддерживают дружеские связи с Латвией. Здесь празднуют католическое рождество, проводят национальный праздник Лиго.

Помимо национальных сюжетов, в Бобровке можно снимать и раскрывать жизнь простых деревенских людей. Кстати, вопреки расхожим мнениям – вовсе не пьяниц и лентяев, а работящих и трудолюбивых.

Иначе в деревне не выживешь, а Бобровка – мала, выглядит не броской, но крепкой деревней. Есть в этом основательная корневая основа, и здесь прослеживается гармония жизни человека и природы".

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Напомним, в рамках проекта TVNET "Чемодан. Вокзал. Россия" мы не только пообщались с различными людьми - сибирскими латышами в Омске, Таре, деревне Бобровка и простыми россиянами, ставшими нашими случайными попутчиками, но и ежедневно описывали своё 18-дневное путешествие по Трассибирской магистрали. Все статьи можно найти здесь.