Налоговый режим микропредприятий может быть существенно ограничен, а налог на рабочую силу и PVN не изменятся. Об этом в интервью порталу TVNET сообщил министр финансов Латвийской Республики Янис Рейрс ("Новое Единство"). 

Интервью состоялось 16 января. 

В начале года стремительно увеличились цена на топливо. Почему так? 

Это последнее влияние прошлого правительства, потому что решение об увеличении акциза на топливо были приняты вместе с налоговой реформой. Насколько я понимаю, это бы компенсирующий механизм, чтобы компенсировать убытки бюджета, которые связаны с налоговой реформой. 

На сколько лет предусматривался рост?

2020-й год последний. Мы, нынешнее правительство последовательно составили два бюджета, и 2019 года, и 2020 года, без каких либо налоговых повышений. 

Сейчас вы работаете над новыми налоговыми основными установками. Там будет предусмотрен рост акциза на топливо? 

Мне кажется, дискуссии об акцизе еще не было. 

Прошлым летом Сейм до 2020 года снизил акцизный налог на крепкий алкоголь. Что произойдет в марте этого года? 

Министерство финансов и правительство свою работу завершило уже летом, когда мы предложили изменения акцизного налога. В этой ситуации акциз на алкоголь означает не только доходы от акциза на алкоголь, но и для многих других бизнесов. Например, уплаченный на автозаправках акциз увеличился в пять раз, иногда даже в десять, по сравнению с тем временем, когда была межграничная торговля (речь идет о межграничной торговле Латвии и Эстонии - прим.ред). Поэтому мы не можем оценивать только влияние алкоголя. Появились и новые услуги - сфера красоты, торговля цветом, стройматериалов. Практически, эстонцы покупают все, что дешевле. Чтобы компенсировать и не потерять этот торговый оборот так быстро, Минфин подготовил и правительство предложило установить акциз в таком объеме, какой он есть сейчас. Не временно, до первого марта, а постоянный такой акциз. 

Значит, сохранить на нынешнем уровне? 

Да. И дальнейшие действия в руках Сейма. Если посчитать точно, бюджет потерял 28-29 миллионов. Поэтому прогнозы Минфина были очень точными. Может быть звучат новости, что мы сократили и потеряли, но это прогнозировалось. Если бы мы сократили [акциз на алкоголь - прим.ред], мы потеряли еще больше бы доходов в бюджет. 

Насколько это долгосрочно, полагаться на эстонских алкотуристов? 

Эстония не стесняется планировать свои доходы. Главная цель, которую они достигли этим сокращением [акциза на алкоголь - прим.ред] - вернули финских туристов. Эстония не стесняется этого и открыто говорит об этом. Мы считает, что это плохое дело. Межграничная торговля есть во всей Европе: из Дании едут в Германию, из Испании в Португалии, из Латвии в Литву. Это реальность. 

И также из Швеции в Финляндию, из Норвегии в Швецию все едут и закупаются. Это нормальная ситуация. Когда встречаешься с предпринимателями, которые работают ярдом с границей, становится ясно, что с учетом такой активности, нужно уметь аккумулировать капитал и планировать. Должна быть цель для долгосрочного развития. Эстония думает о своих предпринимателях, и мы тоже должны. 

Недавно премьер-министр Кришьянис Кариньш в интервью высказал, что уже с начала февраля Минфин может выступить с предложением относительно новых установок налоговой политики. Может быть Вы можете рассказать хоть несколько примеров? 

Смотрим все. На данный момент я не могу сказать, какими будут заявления, но я могу немного поделиться своими мыслями. Мы на прошлой неделе говорили о специальных [налоговых] режимах, но пока нет обратной связи. Во-вторых, справедливое налогообложение, в-третьих, по возможности упрощенная налоговая система и учет налогов и для предпринимателей, и госуправления. 

И как вы намерены этого справедливого налогообложения достичь? 

Мы, все общество, договорились, что со всех своих доходов мы определенную часть отдаем по налогам. Во всеобщем налоговом режиме работают 600 тысяч человек, которые платят все налоги. К тому же, уже два года 1% идет на социальные взносы системы здравоохранения. 250 тысяч работающих платят налоги по разным режимам, в среднем налоги платят с 200 евро. 

Например, микропредприятия. 

Например, микропредприятия, патенты, авторские, полставки, четверть ставки. Фактически, это уклонение от уплаты налогов. Некоторые говорят: я и так плачу социальный налог, потому что на основной работе получаю две-три тысячи и еще как микропредприятие подрабатываю.. Но, это соглашение о том, что все доходы должны облагаться одинаково. Почему, например, мы не платим учителя половину зарплаты как микропредприятию? Почему бы полицейскому не платить как на микропредприятии? Это бы значило, что в стране катастрофически сократился бы бюджет, если бы все так делали, как те 250 тысяч, которые платят по другим режимам. У нас тогда было бы на миллиард меньше налогов. 

Значит, фактически Вы можете подтвердить, что в этом новом видении налоговой политики нет места режиму микропредприятий? 

Нет, так смело я заявить об этом не могу. Я вижу, что микропредприниматель может оказывать услуги частным лицам. Может продавать товары юридическим лицам. Например, домашний производитель что-то делает, продает магазину, магазин дальше людям. Но, это не услуга.

В тоже время я не вижу возможности, чтобы микропредприятие оказывало услуги юридическим лицам. Например, архитектор. Он может планировать застройку для частного лица. Частник оплатит, СГД проверит доходы, все в порядке. Но, архитектор-микропредприятие, принимая участие в государственном или частном конкурсе, конкурирует с архитектурным бюро. Бюро нужны основные средства, программное обеспечение, все остальное. В результате, он не может конкурировать по цене.  Это значит что страна сделала систему, где можно убить курицу, несущую яйца. Это недопустимо. 

Какие налоги могут быть повышены в ближайшие годы? 

С нашими налоговыми льготами на 2,5 млрд. евро, мы пересмотрим и их. Ясно, что там не будет сразу сотни или десятки миллионов [прибыль], но, это вопрос справедливости. 

Какие льготы могут быть пересмотрены? 

Например, есть вопрос, связанный с регистрацией различных транспортных средств. Этот созыв Сейма принял льготу для многодетных семей. И есть одна семья-рекордистка -  они зарегистрировали 25 автомобилей. Это честная система или нет? Может быть, семье хватит две машины?  Есть одна льгота, которую не пересматривали с 1991 года. 

[Прим.ред: министр имел ввиду предусмотренную законом Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности скидку в размере 40% для людей с инвалидностью. Один такой человек зарегистрировал на себя 25 авто]

Говоря о налогах. например, 0% на реинвестированную прибыль. Это будет пересмотрено. 

Это не будет пересмотрено, как как это очень правильный налог. Единственная проблема связана с пожертвованиями, но мы это исправили. По инициативе Сейма, исправлены законы о возможностях пожертвований, сейчас они расширены. Главный тезис, который я хочу сказать об этой налоговой реформе - это не реформа, это улучшения. Люди, которые находятся во всеобщем налогом режиме, этого не почувствуют, они уже все платят. Ни увеличения налогов на рабочую силу, ни PVN.

Как Вы сейчас оцениваете возможность, что Латвия может попасть в "серый список" Рабочей группы финансовых сделок FATF? 

У нас уже продолжительное время в разных местах спрашивают, какой у нас план В. В рабоче с сообщением Moneyval есть два больших этапа. Первый был, когда правительство начало работу. Второй - через девять месяцев. Мы понимаем, что то, что нам надо сделать для улучшения финансовой ситуации, этого мало. 

То есть, надо сделать больше, чем у нас просят? 

Не потому, что просят, а потому, что нашему рынку это необходимо. И поэтому и появляется "капитальный ремонт" [финансового сектора]. И тогда международные партнеры спрашивают, есть ли у нас план В. Нет у нас плана В. Мы работаем над тем, чтобы нас не было в этом списке. Мы не рассуждаем, что было бы, если было бы. Все госуправление сконцентрировано на то, чтобы мы не были в сером списке. 

Если посмотреть на все, что сделано, в принципе, становится больше уверенности, что Латвия туда не попадет? 

Если я бы оценивал, то очень положительно. Потому что действительно многое сделано. 

Если говорить об экспорте, что что, на Ваш взгляд, произойдет с ним? 

Надеюсь, не сократится. 

Когда будет кризис? 

(тишина 8 секунд) 

Какой? (смеется) 

Finanšu!

Финансовый! 

Может быть он уже происходит. Мы же не знаем. Кризис 2008 года был ужасным, одним из самых страшных в мире, если взять все десятилетия вместе. Предыдущие кризисы не были такими серьезными. Если кризис будет, то он никогда не будет таким, как в 2008 году. Так прогнозируют все аналитики. Мы можем говорить о сокращении темпов рост или о стагнации, но ни в коем случае не о рецессии.