Визиты в США как "ё**а", "уборка" в банковском секторе, разговоры в бане и ложные показания - материалы закрытого дела приоткрывают завесу над методами бывшего президента Банка Латвии.

RUS TVNET предлагает сокращенный перевод. Полная версия материала - тут.

В конце августа 2014 года Эрнесту Бернису, одному из владельцев ABLV Bank, позвонил тогдашний председатель Банка Латвии (LB) Илмар Римшевич. Нужно встретиться неформально. Бернис был в отпуске, Римшевич тоже. Учитывая статус Римшевича, Бернис согласился. Они встретились в бывшем отеле Latvija. Президент Банка Латвии сказал, насколько важно "подружиться с Соединенными Штатами" и что только его активная роль посредника позволит добиться положительных изменений в рассеянии сгустившихся над латвийскими банками-нерезидентами туч.

А чтобы избежать рисков для будущей деятельности ABLV, лоббистам нужно платить. Первый взнос - 80 000 евро.

Римшевич не назвал лоббистов, но дал понять, что с ними сотрудничает Арнис Лагздиньш, который впоследствии стал представителем надзирателя за банками FKTK в США.

Бернис отказался платить. Сумма казалась "маленькой и несерьезной" по сравнению с измеряемыми миллионами инвестициями, которые банк вкладывает для улучшения своих систем. Он также сомневался, что предложенные лоббисты смогут помочь. "Это не наш путь", - ответил Бернис президенту LB. Заметно раздраженный Римшевич посоветовал хорошенько подумать.

После этого разговора отношения между ними испортились. В банке начались четыре проверки FKTK одна за другой.

Последняя для ABLV оказалась роковой. Хотя банк уже много лет фигурировал в международных скандалах с отмыванием денег, первое серьезное наказание в Латвии он получил только в 2016 году. Когда при следующей проверке FKTK не смогла доказать возможное нарушение санкций, наложенных на Северную Корею, и отказалась наказывать ABLV еще раз, США потеряли терпение. 13 февраля 2018 года американские финансовые расследователи FinCEN опубликовали отчет, в котором банк был отображен как организованная преступная группа, а не как авторитетное кредитное учреждение. FinCEN фактически запретила банкам США работать с ABLV и отключила его от долларовых платежей. Вкладчики в панике начали забирать деньги. Это закончилось гибелью банка.

Вскоре после сообщения США следователи задержали Римшевича и возможного посредника по взяточничеству, бизнесмена Мариса Мартинсонса по подозрению в коррупции. После этого банкир Григорий Гусельников заявил, что Римшевич долгие годы вымогал у него взятки.

Римшевич и Мартинсонc на судебном заседании в 2019 году ФОТО: LETA

Менее чем через две недели с заявлением, описывающим эпизод в отеле Latvija, Бернис обратился в KNAB, заявив, что банк стал жертвой нечестных действий и умышленного причинения вреда президентом Банка Латвии или его окружением, которые в том числе могли ввести США в заблуждение. KNAB возбудил уголовное дело и признал Римшевича подозреваемым в требовании взятки в крупном размере и использовании своего положения, что имело серьезные последствия.

В конце марта 2021 года KNAB прекратил процесс, инициированный против Римшевича. Поэтому стало доступно решение KNAB, которое в пятницу по официальному запросу было получено Re:Baltica и представлено в этой статье.

В решении KNAB, по сути, признает, что верит Бернису. В свою очередь, показания бывшего президента Банка Латвии о том, что ничего подобного не было и Бернис клевещет на него, достоверными не признаны.

KNAB также не верит показаниям тогдашнего главы FKTK Петериса Путниньша о том, что Римшевич не имел возможности повлиять на решения FKTK, потому что в некоторых случаях он пытался и ему как главе Банка Латвии слали все документы FKTK о расследовании в отношении ABLV.

Показания бывшего представителя FKTK в США Арниса Лагздиньша о том, что он не обсуждал ситуацию с ABLV с Римшевичем, также не считаются правдивыми. Тем более что Римшевич обсуждал ситуацию с банком даже в бане с Мартинсонсом и летом 2017 года сказал Гусельникову, что у ABLV скоро возникнут проблемы и он "закроет" его.

Однако Бюро не нашло доказательств того, что обсуждалось в ходе переговоров между Лагздиньшем и Римшевичем, а также того, могли ли упомянутые лоббисты GK Banking partnership вообще выполнить то, что Римшевич предложил Бернису, и мог ли сам президент Банка Латвии влиять на решения США. Поскольку Соединенные Штаты дважды отклоняли запросы KNAB о правовой помощи, Бюро не может сделать вывод, на каком основании ABLV были предъявлены серьезные обвинения и кто предоставил эту информацию.

Следовательно, Бюро не может доказать, что запрошенные 80 000 евро были взяткой или что инцидент стал бы доказательством других преступлений, таких как мошенничество и злоупотребление служебным положением.

Однако решение KNAB приоткрывает завесу над методами, использованными бывшим президентом Банка Латвии.

Надо ехать в США на "ё**у"

Недовольство Соединенных Штатов ролью латвийских нерезидентов в отмывании денег имеет такую ​​же давнюю историю, как и собственный подход банков к "мосту между Востоком и Западом", который в действительности проявлялся в обслуживании клиентов бывших республик СССР разной степени сомнительности. Банковский регулятор долгие годы закрывал глаза и не наказывал банки. Все это время Римшевич находился на руководящих позициях в Банке Латвии.

Экс-глава FKTK Петерис Путниньш и президент LB Илмар Римшевич на заседании комиссии Сейма перед назначением Путниньша ФОТО: LETA

Проблемы начались, когда Латвия хотела присоединиться к ОЭСР, но серый бизнес банков усложнял задачу. 11 февраля 2016 года подал в отставку глава FKTK Кристапс Закулис, работу которого по наведению порядка сочли вялой. На его место Сейм утвердил его заместителя Путниньша, ранее работавшего в Банке Латвии.

Показания по этому делу дали как оба главы FKTK, так и Лагздиньш, а также главная ответственная в регуляторе, отвечающая за повседневную работу по борьбе с отмыванием денег, Майя Трейя и заместитель Путниньша Гунта Разане.

Однако наиболее своеобразные переговоры произошли между лицами, формально не участвующими в процессе банковского надзора - Римшевичем и Мартинсонсом, сидя в бане Тауреню, которую сотрудники правоохранительных органов прослушали в рамках другого уголовного процесса. Уже 8 апреля 2013 года Римшевич сообщает Мартинсонсу в бане, что у США есть претензии к четырем латвийским банкам и на следующей неделе прибудут "американцы" с "бумагами", которые он обещает показать Мартинсонсу (этот разговор трудно полностью восстановить, потому что KNAB анонимизировал названия банков, поэтому Re:Baltica публикует те части, в которых уверена).

"Тогда на**й, да?" - спрашивает Мартинсонс.

"Нет, ну на**й, нет. Но что ж, мы даем вам шесть месяцев. А если здесь не будет, ну, вы не поймете, и мы поедем еще раз, посмотрим, а потом будет (...)", - отвечает Римшевич.

Затем оба обсуждают ситуацию с конкретными банками, и Римшевич предлагает назначить дату следующей встречи, потому что ему нужно ехать в США.

"Я в Америке для всего чего. Для "ё**и" (?), для информации и так далее. Да? Да. Про тех американцев, о которых я говорил, ну, это так серьезно", - говорит Римшевич.

Бывший президент Банка Латвии говорит, что до этого ему удавалось "навести порядок", но "у этих уже нечего прибирать. Если эти парни скажут, что... все, для тебя все кончено. Ты не можешь больше рассчитаться. Понимаешь?". Мартинсонс хочет знать, что будет дальше, на что Римшевич отвечает, что тогда могут закрыться, что он пытается объяснить банкам-нерезидентам.

"А Бернис ходит, п*****с, с презентацией - в Кабинет министров, к премьеру, в Бюджетную комиссию Сейма. Просто рассказывает, ну: "Йохайды, мы привлекаем, так сказать, деньги, мы создаем здесь рабочие места. Вы только посмотрите, сколько мы платим налогов! Б***ь, ну что это за сказки, старик! Ну! Ну какие-то детские штучки, ну!" - жалуется тогдашний президент LB.

Во время допроса в марте 2021 года Мартинсонс ничего не вспомнил - ни почему обсуждал с Римшевичем в бане ABLV, ни откуда Римшевич взял информацию, куда он ездил, с кем разговаривал, почему он недоволен Бернисом и о какой "чистке" была речь. Столь же неразговорчивым после обнародования беседы был и Римшевич, который отказался отвечать на вопросы об американцах, о том, какое отношение они имеют к проблемам ABLV, что это за "парни" и что было необходимо прибрать. 

До этого Римшевич дал письменные показания, что не встречался с Бернисом в августе 2014 года и не просил платить деньги лоббистам. Совершенно невероятно, чтобы он как президент Банка Латвии мог участвовать в сокрытии отмывания денег и предлагать кому-то избежать санкций США. Позже он дополнил свои показания о том, что ему не было известно о предстоящем отчете FinCEN и что ни один иностранец не имел возможности повлиять на независимое учреждение. В третий раз, пользуясь правом не давать показания, он отказался объяснять свои отношения с Бернисом и почему тому понадобилось оклеветать бывшего президента LB. Бернис якобы сделал это после сообщения FinCEN, потому что "кто-то" попросил. Кто этот загадочный "кто-то" - ни слова. Он отказался от конфронтации с Бернисом.

(...)

Ничего еще не кончилось

Дело Берниса было одним из нескольких уголовных производств против бывшего президента Банка Латвии за возможные коррупционные преступления. Закрыто и дело по заявлению бывшего акционера Norvik Banka Гусельникова, который жаловался на вымогательство взяток. В свою очередь, суд рассматривает дело, в котором Римшевича обвиняют в получении взятки - оплаченной поездки и денег - и легализации 250 000 евро от бывших акционеров Trasta Komercbanka для содействия в разрешении дел с FKTK. Посредником был Мартинсонс. Оба обвиняемых отрицают свою вину.

В свою очередь, полиция расследует около 50 уголовных дел о возможном отмывании денег с использованием счетов ABLV Bank. Согласно архивам информационного агентства LETA, примерно в десяти случаях есть указания на то, что сотрудники банка могли оказать поддержку в деятельности по легализации. В феврале этого года полиция также арестовала собственность Берниса, чтобы обеспечить возможную конфискацию имущества в качестве дополнительного наказания.

В конце февраля 2018 года руководство ABLV (Бернис в центре) объявляет об ожидаемой самоликвидации банка ФОТО: LETA

Комментарий Берниса Re:Baltica в пятницу получить не удалось, но он сказал программе LTV De Facto: "Мне было тяжело читать [решение KNAB. - Прим. ред]. Вообще, с одной стороны, здесь написано все то, правду о чем я искал последние три года. В этом решении все это есть.

С другой стороны, очень тяжело читать, потому что очевидно, что в течение многих лет бывший председатель Банка Латвии делал все возможное, чтобы нас потопить".

Однако Бернис вышел из ситуации не без удовлетворения. Поскольку США в этом расследовании дважды отказывали KNAB в просьбах о правовой помощи по сообщению FinCEN, а латвийские следственные органы не располагают информацией о предполагаемом подкупе должностных лиц со стороны руководства банка в 2017 году, никаких дополнительных доказательств получено не было, и эти утверждения не подтвердились.