«Думал — пьяная, а она голодная!» Когда помощь не любит тишину

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Общество «Поможем друг другу» (Palīdzēsim viens otram) четыре года назад основал парень Эдийс Пипарс. Сейчас в группе уже 22 тысячи человек. В социальных сетях любой призыв о помощи расходится молниеносно. Благотворительность не любит тишину!

Эдийс каждый день получает сотни писем. На каждое надо ответить, понять, как лучше помочь, решить, какой случай неотложный. Чтение писем порой длится до позднего вечера, иногда до 4-х утра. И так каждый день. 28-летнему парню это занятие не надоело. Он от всего сердца хочет помочь. Странный, не правда ли?

Кто он на самом деле?

В наши дни слово «благотворительность» утратило свою белоснежную репутацию и часто ассоциируется с коммерцией, подержанной одеждой, рекламой с печальными кадрами. Однако в чистом виде благотворительность — это древнее, естественное и человечное занятие, которое вызывает в нас лучшие качества, о которых мы даже не догадываемся.

В индустриальном районе Кенгарагса, в одном из зданий бюро, организация арендует склад, куда свозятся отсортированные одежда, обувь, детские кроватки, коляски, одеяла, ванны, унитазы, товары гигиены. Будничные вещи, о которых мы вспоминаем только тогда, когда их не хватает. Вещи здесь не залеживаются, они быстро находят владельцев.

Среди этих б/у богатств Эдийс сидит за широким столом не первой свежести, его тоже пожертвовали. Он оставляет хорошее впечатление — открытый, энергичный, с приятной улыбкой. Эдийс работает со старым другом — мамой трех дочерей Дайной Зембергой. «Она и шофер, и координатор, и верный друг», - объясняет Эдийс. Ядро организации составляют более десяти человек в Риге и районах. «Мы все делаем в команде — анализируем ситуацию, принимаем решения. Организация не моя, а наша общая», - многократно повторяет Эдийс.

Вообще Эдийс совсем не Пипарс, а Дайга.

«Пипарс (в переводе с латышского перец. - Прим.ред.) — псевдоним, а настоящая фамилия Дайга (распространенное латышское женское имя. — Прим.ред.). Имя и фамилия характеризуют мои две стороны — мужскую и женскую», - смеется он. В качестве Пипарса друзья знали его еще с детства, а придумывать другую фамилию пришлось срочно, поскольку профиль Edijs Daiga в социальной сети draugiem.lv заблокировали, посчитав, что это два человека. Так Пипарс пошел в народ.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Однако немного смущает, что молодой, свободный мужчина, перед которым «весь мир открыт», стремится не к карьере, к статусу в обществе, ночным вечеринкам, спортивным автомашинам, а проводит время с теми, кому сложно, с теми, кого называют лузерами. Другие сдаются, но Эдийс закатывает рукава и, не боясь испачкаться, идет на помощь.

В социальных сетях Эдийсу периодически адресуют реплики:

«мошенник», «фрик», «с ним что-то не в порядке». Эдийс не берет в голову. Говорит, что каждый судит по себе.

Клеймо «бедный»

Два месяца назад Эдийс работал в банке, а сейчас он безработный. Сам ушел, поскольку понял, что сидение в бюро носом уткнувшись в компьютер и сухие подсчеты его не привлекают. Эдийс решил найти работу, связанную с социальной областью. «Я такой энерджайзер! Мне нужны люди, скорость, результат», - говорит он. К тому же это последний год в ВУЗе. Парень изучает психологию бизнеса.

И все же… что мотивировало его заниматься благотворительностью? «То, что я знаю, каково это, когда у тебя ничего нет», - говорит он.

Эдийс вырос в бедной семье с 5-ю детьми, которую как могла содержала мать. Семья жила в Видземе, в Лиепской волости. Дома часто не было электричества, которое отключали из-за долгов. Соседи знали, что многодетная семья испытывает нужду, но не помогали. Однако остроумными поучающими фразами щедро делились. Это не было жестоко, скорее эгоистично, люди фокусировались на себе как на центре мира. «Я знаю, каково это, когда ты весь день не ел, потому что нечего, и надо носить одежду старшего брата».

Если ты из так называемой неблагополучной семьи, ты пропал! На тебе клеймо! В обществе стереотип: если ты бедный и у тебя нет статуса в обществе, то и в друзья ты не годишься.

И сегодня в восприятии людей мало что изменилось. Несмотря на нехватку денег, мама Эдийса учила детей быть щедрыми и делиться. «Я всегда участвовал в благотворительных проектах, поскольку вырос, проживая в церквях».

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Какое-то время назад Эдийс как и многие отправился в Лондон, работал барменом и официантом. Однажды одна проживающая в Англии женщина попросила отвезти продукты семье в Латвии. Потом Эдийсу написала другая семья и попросила помощи. Он снова подумал: «Почему нет?» Эдийс постепенно начал понимать, что благотворительность — его призвание. Сначала он сотрудничал с английским банком помощи, но потом решил основать свою организацию, что позволило бы работать независимо и концентрироваться на благотворительности. Так появилось общество «Поможем друг другу».

Однако поворотным пунктом в жизни стал случай, который оставил отпечаток в душе. «Я приехал в отпуск в Латвию и отправился к одной мамочке в Елгавском крае. Женщина открыла дверь, и я подумал, что она пьяная. Глаза странно блестели, она держалась за стену и сразу села. Поведение было нетипичным. Я начал беседовать и попросил разрешения заглянуть в холодильник. Он был пустой.

Я спросил: «Когда ты в последний раз ела?» «Два дня назад», - ответила она.

Этот случай зажег «зеленый свет» для решения вернуться. Я вернулся в Лондон, отработал две недели и оставил Англию».

Эдийс заметил, что люди, которые в жизни пережили сложности, через многое прошли, более чувствительны и понимающи. «Многие хотят помочь, но желают остаться анонимами. Благотворительность любит тишину. Однако в нашем случае благотворительность не любит тишину, поскольку в социальных сетях призывы о помощи молниеносно достигают тысяч человек».

Лгут все!

«Недавно большой груз с постельным бельем, одеялами, обувью, колясками мы отвезли в Саркани. Это поселок в Приекульской волости, где живут люди с социальными проблемами. Ситуация там драматичная! К тому же там много детей», - присоединилась к беседе Дайна.

Эдийс говорит, что есть места, где социальная служба «работает фантастически», а в других — лишь формально, слепо следуя букве закона. «Мама оправдывается, что не сделала того, что требовала социальная служба, поскольку дети болели. Социальные сотрудники не верят. Их позиция: «Все врут!»

Если не сделаешь это, то и еще вот то, дети попадут в кризисный центр!

«Если на человека давить, он будет в стрессе. Больше некуда идти, не у кого просить, поэтому многие не жалуются, молчат. Они боятся осуждения и не знают, что в результате будет их ждать».

Однако команда «Поможем друг другу» просто так не дарит вещи. Это не решение! «Мы разрабатываем план действий, который человеку надо в определенный срок сделать. У нас все прозрачно», - говорит Эдийс, показывая стандартный бланк, который надо подписать получающему пожертвованные вещи.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

«Наш плюс — оперативность. Социальной службе нужно время, чтобы отреагировать, поскольку надо соблюдать формальности, а мы можем реагировать молниеносно. Часто людям надо поесть сразу, а не через две недели», - отмечает Дайна.

«Нет, денег не даем. Это грань, которую мы не переступаем. Видим, что люди пытаются, действуют, чтобы ситуация улучшилась, но где-то на селе, например, в стороне Карсавы или Лудзы, мало шансов найти работу. Вот что делать человеку?»

Какие еще обои, когда есть нечего!

Не все стереотипы о получающих помощь обманчивы. Бывает интерпретация фактов. Да, иногда люди с социальными проблемами просят еще и еще. Вопрос, почему? «Это в этой области минус, но нельзя человека упрекнуть в том, что он только ждет, чтобы ему давали, а сам ничего не делает. Эти просители — выходцы из детских домов, откуда они вынесли потребительскую модель поведения. Они не умеют элементарные вещи: оплатить счета, найти работу, стать частью общества».

Эдийс говорит, что, развозя вещи, всегда говорит и с родителями, и с детьми. «Дети видят, что мы привезли все необходимое, и вырастают с тем же мышлением: «Кто-нибудь да даст!» Детская психология удивительна — они все рассказывают через рисунки. Когда мы привозим продукты, мы всегда берем для детей что-то сладкое. Они удивлены и рады».

Каждый может попасть в сложную ситуацию, отмечает Эдийс. «За много лет в благотворительности я вижу, что число нуждающихся не уменьшается, а растет». Вывод Эдийса удивляет, ведь статистика говорит, что доходы людей растут, отрасли, связанные с отдыхом, развиваются, люди путешествуют.

«Нуждаются рабочие, - объясняет Дайна. - Все больше людей, которые не в списке получателей социальных пособий. Они работают, но денег все равно нет. На прошлой неделе мы были в Олайне. Если кто-то, у кого есть нормальный семеный дом, зашел бы в помещение, в котором живет семья с четырьмя детьми, они бы схватились за голову и закричали бы! Туалет и вода на улице. На кухне печь, вокруг которой все греются. Там же сушат одежду и разогревают еду. У них не было ничего — вид ужасный», - рассказывает Дайна. «Социальная служба требовала у женщины, чтобы она поклеила обои. Какие еще обои, если есть нечего? Маму упрекнули: «Почему ты детей не выводишь гулять?» Коляска сломалась, поэтому она малышей и не может вывести. Это порочный круг», - продолжает Эдийс.

«Мотивация принуждения — способ демотивации. Эти люди пугаются и больше не говорят: «Мы мерзнем». Последствия молчания могут быть драматичными. По моему мнению, это минус социальной работы».

НАВЕРХ