Заместившие Гобземса сотрудники бюро Vilgerts не желают работать по уголовному делу Золитуде

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Aldis Gobzems.

ФОТО: Paula Čurkste/LETA

Со всех сторон над выдвинутым в премьеры Адлисом Гобземсом сгущаются тучи - ему приходится маневрировать от одной проблемы к другой - его исключили из адвокатуры, не спешат допустить к гостайне, а передача TV3 Nekā personīga особенно заострила внимание на том, что заместившая Гобземса компания Vilgerts не желает работать по его уголовным делам Золитуде. 

Руководитель Бюро защиты Сатверсме Янис Майзитис о сроке рассмотрения допуска Гобземса к гостайне:

"Необходимо читать закон - в законе максимальный срок. Срок - три месяца, его в определнных ситуациях можно продлить до шести. В то же время, если решение возможно принять раньше, то решение выдать или отказать в допуске, принимается раньше. Это какое-то общественное недопонимание, которое прозвучало на этой неделе.

Говорят, решат в течение шести месяцев. Я ни разу не говорил о конкретных сроках, я сказал, что невозможно принять решение ни отказать, ни выдать".

О защите потерпевших в золитудской трагедии 

Важнейшее дело адвоката Гобземса - зашита потерпевших в золитудской трагедии. В этом деле клиенты адвокату ничего не платили. По договору было предусмотрено, что он получит часть от компенсации, выигранной в суде. 

До компенсаций жертвы золитудской трагедии еще не дошли, и Гобземсу ничего не платили. Вместо этого Maxima Latvija и Гобземс два года назад сообщили о заключении соглашения.

Посредником по договору выступило адвокатское бюро Vilgerts. Сотрудники этого бюро переняли клиентов Гобземса по делу золитудской трагедии. 

Гобземс был одним из первых адвокатов, предложивших помощь потерпевшим в трагедии - всего через несколько дней после обвала магазина Maxima он подал в суд первый иск, прося в качестве компенсации сотни миллионов евро.

О том, что он не сможет продолжить работать в судах по этому делу, он проинформировал клиентов только после выборов (в прошлый Сейм - Прим.ред.). В двух судопроизводствах клиенты проиграли, потому что адвокат не явился в суд. 

Марина Гребешкова, потеряла мать в трагедии: 

"Я не знаю, что делать, официально Алдис нас не познакомил с новыми адвокатами, и, беря во внимание, что по договору он представлял нас как в уголовном деле, так и в гражданском, мы теперь остались без адвоката. 

Я считаю, что искать другое адвокатское бюро сейчас не имеет смысла, потому что прошло много времени, и я сомневаюсь, что кто-то захочет углубляться в наше дело.

Я знаю, что есть пострадавшие, которые не знают, что теперь делать с адвокатами, и не понимают, как теперь будет. Я среди них". 

Новые адвокаты по уголовному делу не хотят представлять пострадавших. Клиенты боятся, что уменьшаются шансы добиться осуждающего решения. 

Vilgerts отказались говорить с Nekā personīga о золитудском деле. 

Адлис Гобземс, KPV LV:

"Я был на собрании Золитуде, в котором я высказался об этом вопросе, на нем меня встретили в том числе аплодисментами, и это все, что я могу сказать по этому поводу.

Не надо преувеличивать возможности пострадавшего повлиять на уголовно-процессуальные действия.

Единтсвенный вопрос, о чем на судебных дебатах может дискутировать пострадавший, о размере компенсаций, обоснование суммы компенсации в суд подано". 

Говоря об исключении его из адвокатуры, Гобземс пообещал обратиться в полицию:

"На следующей неделе я обращусь в Совет адвокатов с заявлением начать дисциплинарное дело против всех членов дисциплинароной комиссии, которые проголосовали за это решение", - отметил Гобземс. 

Лаурис Лиепа, руководитель коллегии по дисциплинарным делам Совета присяжных адвокатов:

"Конечно, если это решение оспорено в суде, мы готовы идти в суд.  Одной из причин исключения Гобземса из адвокатуры были его выражения об убитом Мартиньше Бункусе.

Гобземс обвинил его в организованной преступности и участии в мафии администраторов неплатежеспособности. 

Никто, пока его дело не рассмотрено в суде, не может быть назван бандитом, вором или членом мафии. Если это делает адвокат, это особенно неприемлемо, потому что именно адвокат охраняет презумпцию невиновности. Презумпция невиновности - главная основа нашей работы".

Алдис Гобземс:

"Это несправедливо, что меня исключают фактически за одно слово "бандит", пытаясь сочинить все остальное... Я не могу подать на Бункуса в полицию, потому что он мертв...".

Как известно, Гобземс не обращался в правоохранительные органы по поводу схем Бункуса и мафии администраторов неплатежеспособности, зато он подал как минимум два прошения в полицию с просьбой начать уголовные процессы против журналистов. В одном случае в начале уголовного процесса ему отказали, по второму делу решение еще неизвестно. 

НАВЕРХ