При утверждении правительства Кришьяниса Кариньша ("Новое Единство"), в должность вступили несколько новых министров - среди них, в том числе, министр экономики Ральф Немиро (KPV LV). Продолжая серию интервью с министрами, портал TVNET посетил Министерство экономики, где министр рассказал о своих главных рабочих приоритетах, рисках и влиянии Brexit на экономику Латвии.

- С момента назначения на должность прошло несколько недель. Не пугают ли вас объёмы предстоящих работ в Министерстве экономики?

- Всегда руководствуюсь принципом: "Волка бояться - в лес не ходить!".

В свою очередь, срок работ, если говорить о КОЗ, очень обнадеживает. Раньше была ситуация, что система КОЗ раздувалась и раздувалась. Так что сейчас пришло время действовать быстро. 

Я считаю это мотивирующим моментом, а не бременем. Да, конечно, это отягощает все ресурсы Министерства экономики, - глядя на работу министерства, раздел КОЗ очень мал, но для общества он имеет большое значение. В какой-то момент хочется вернуться к мероприятиям по стимулированию народного хозяйства и разрешить систему КОЗ.

- Что сейчас делается для ликвидации системы КОЗ?

- Это существенное сверх-задание Сейма. За него проголосовали все депутаты и у этого задания есть множество разделов, из которых я сосредоточу внимание на двух.

Следовательно до 31 марта Министерству экономики нужно подготовить нормативные акты по устранению КОЗ, и тут запятая в первой части предложения.

Вторая часть направлена на сокращение счетов пользователей электроэнергии в Латвии. В этом случае вторая часть наиболее важная.

Устраняя поддержку зелёной энергии, которая включена в счета, нужно понимать, что зелёная энергия дороже биржевой цены.

Тогда нужно задать вопросы - хотим ли мы вообще зелёную энергию в Латвии или не хотим? Если мы хотим её поддерживать, то в каком объёме?

С зелёной энергией проще - она даёт зелёную природу, возможность быть независимыми от энергоресурсов. Тут, конечно, я говорю о соседях. Это риторический вопрос, к которому нужно прийти всей общественностью. 

Первая задача - собрать все очень противоречивые юридические оценки, сделанные ранее, но в рамках решения Сейма мы заказали и новые.

Решение парламента устанавливает для нас свои строгие сроки и мы хотим всё оценить и действовать ответственно. К нам уже обратились послы нескольких стран. Они обеспокоены нашими быстрыми действиями.

Исторически КОЗ существует с 1995 года, он набухал больше двадцати лет, и сейчас у нас два месяца времени чтобы действовать.

Конечно, нас интересует наше общество и то, что энергоресурсы и счета за электричество больше, чем в соседних странах. В то же время, эти быстрые действия нужно выполнять обдуманно, так как могут быть разные последствия. 

По возможности мы хотим собрать больше информации и принять ответственное решение. Тем временем, мы попросили и подготовили документы для Европейской комиссии, чтобы получить их мнение, а также мы обобщили ранее прозвучавшие решения.

В любом случае, когда у нас будет достаточно информации, мы примем взвешенное решение.

- В конце прошлого года сложилась ситуация с сопротивлением ветряным паркам в Добеле. Может ли создание такого рода ветряных парков в какой-то степени способствовать энергетической независимости Латвии?

- Если мы говорим о ветряных парках, то их мощность на рынке электроэнергии в Латвии составляет два процента - это очень мало. Если посмотрим на цену произведённой энергии, то среди возобновляемых энергоресурсов у ветра - самая низкая цена.

Пример есть в Дании - там ветряные парки очень развиты. Мы встретились с Латвийской Федерацией возобновляемой энергии, которая считает, что эти ветряные парки Латвии вполне потенциальны для развития.

Однако это очень сильно связано с деятельностью населения. Глядя на случай в Добеле, размеры генератора и длина мачты - огромны в сравнении с любыми другими ветряными генераторами в Латвии.

Конечно, общество интересуют различные темы, такие как вибрации, звуки, которые создают эти генераторы... Защитники природы говорят о птицах. Нужно помнить, что участие общества важно и необходимо, чтобы было легче прийти к решению, например, о неприкосновенности использования земли в сельском хозяйстве.

Вокруг ветряных генераторов определены защитные пояса. С точки зрения цены на энергоресурсы, это однозначно самый дешёвый вариант. Возможно, в некоторых районах это будет реализовано.

- Не считая ранее обсужденный вопрос КОЗ, какие ещё у вас приоритеты в работе?

- В Министерстве экономики много вопросов, которые связаны с развитием народного хозяйства - как start-up предприятия, так и повышение продуктивности, различные возможности для предпринимателей отправиться в другие страны предлагать свои продукты. В этом смысле в пищевой и других промышленностях уже было много удачных случаев.

Конечно, также большой раздел - строительство. Сюда входит и жилищный вопрос - мы планируем в ближайшее время проверить жилищный фонд, беря во внимание жалобы о рушащихся балконах.

Дома построенные в советское время уже отслужили свой срок, однако, чтобы мы могли приступить к обновлению жилищного фонда, нужно провести осмотры и понять, в каком состоянии они, чтобы можно было планировать дальнейшие действия. 

После трагедии с Maxima строительный процесс стал тяжелее и в вопросах рабочей безопасности увеличилась бюрократия. Это необходимо пересмотреть. (..)

Конечно, мы также планируем поддержку новых молодых умов - start-up предприятий. Мы участвовали в IT форуме и области открытых данных - там много новых предприятий хотят показать себя. Видим, что потенциал IT отрасли в Латвии быстро вырос.

У Министерства экономики много областей, в которых есть возможность получить работу, и в центре всего есть и энергетика. Это очень важная отрасль.

В Министерстве освободилась вакансия руководителя департамента энергетики, так как предыдущий руководитель утверждён в должности советника господина Кариньша.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

- Какое "наследство" при вступлении в должность получено от ваших предшественников?

- Полное наследство ещё не могу назвать из-за объективных причин, потому что только начал встречаться с руководителями учреждений и капитальных обществ.

В каждом учреждении есть своя проблематика. Несмотря на то, что поменялся министр экономики, работа подчиненных учреждений не изменилась - там свои работы, независимые от политических решений.

Однако на повестке дня - множество вопросов, которые будет необходимо решить уже в ближайшее время, что вскоре необходимо  обсудить с руководителями учреждений.

- Каковы главные риски, с которыми может столкнуться экономический сектор?

- У Латвийского экономического сектора главным образом есть один серьёзный риск. Это приоритет номер один не только Министерства экономики, но и всего правительства. Отношение Министерства экономики к этому вопросу также указывает на показатели - речь идёт о докладе Moneyval.

К этому докладу нужно отнестись очень серьёзно, если попадём в "серый список", нужно считаться с серьёзными последствиями.

Из предусмотренных Министерством экономики угроз - падает объём инвестиций, так как, не будем себе врать, - инвесторы видели доклад Moneyval и они хотят видеть дальнейшее решение правительства прежде, чем вкладывать свои средства в Латвии. (..)

- Доклад Moneyval и проблематика КОЗ - результат долгого бездействия или что-то другое?

- Пока что, в связи с Moneyval могу сделать вывод, что это может быть результат бездействия. Это может быть и метание горячей картошки различных инстанций.

Однако история в связи с КОЗ очень длинная - больше 20 лет. Можно увидеть много аспектов. Один из них может быть связан с отсутствием выдачи разрешений согласно плану. Изучив полученный объём разрешённых данных, они в четыре раза превышают количество необходимой для Латвии электроэнергии. (..)

- 29 марта ожидается выход Великобритании из Европейского союза. Какие последствия может оставить Brexit на экономику Латвии?

- В вопросе Brexit надеемся, что будет достигнуто соглашение, так как нужно понять и успеть подготовиться к возможным последствиям.

Отношения свободного рынка, таможня, возможность свободно путешествовать и перемещаться, делать платежи, использовать мобильную связь без повышенных тарифов - это, конечно, очень серьёзно может повлиять на экономику. Чем меньше таких барьеров, тем удачнее предприниматели могут вести бизнес.

Brexit или вознесение колючей проволоки вокруг границ Латвии точно не принесёт ничего хорошего. Какое будет влияние на народное хозяйство - это ещё ни один эксперт не может посчитать, но это точно будет шаг назад, если даже не два.

​​- Например, в СГД указали, что можно надеяться на чудо, то есть, соглашение по Brexit, но там происходит и подготовка к худшему сценарию. Также ли и в Министерстве экономики?  

- В Министерстве экономики рассмотрено несколько сценариев, однако безопаснее будет готовиться к худшему.

Соглашение [между Лондоном и Брюсселем] поначалу казалось реальным, однако сроки неумолимо приближаются, и мы готовимся к худшему.(..)

- Перед выборами вы говорили, что в Латвии создаётся всё больший разрыв между столицей и муниципалитетами и деньги концентрируются в Риге, из-за чего пришло время ставить другие акценты. Как это сделать?

- Как мы видим, экономические направления разные - как в Риге, так и в областях. В Риге сконцентрирована наибольшая часть государственной экономики. В муниципалитетах, не считая больших городов, экономические показатели слабее, таким образом создаётся разрыв.(..)

Одна из возможностей, как можем решить этот вопрос, - это развить туристический бизнес в деревнях. Не менее важным будет развитие новых предприятий и продвижение муниципалитетов, и тут мы наблюдаем две возможности - это могут быть местные предприятия или же, независимые от места предприятия, например, в области IT. 

​Направление Start-up такое, в котором мы можем работать. Показатели средней зарплаты в муниципалитетах меньше, чем в Риге. Риск бедности в областях также выше, чем в больших городах. 

- Вышесказанное можно отнести к Латгалии, которая по различным данным статистики является наиболее бедной областью?

- К Латгалии это определённо можно отнести, но мы не хотим делить Латгале, Видземе, Земгале и Курземе по региональным признакам.

Латгале немного отстаёт от других регионов. Близость порта и близость других инфраструктурных объектов, конечно, влияет на экономическую ситуацию. Смотря глобально, пропорциональное число работников сельского хозяйства относительно мало, но в Латвии они ещё относительно высоки.

Однако в Латгале, например, много землевладельцев арендуют земли, и в областях остаются небольшие участки земли, в которых происходит какое-то действие.

Изучая тенденции глобальных и локальных масштабов, мы не способны против воли вернуть людей назад в Латгале. Большая часть из муниципалитетов едет в Ригу или в города побольше учиться - так это обычно происходит.

- Белоруссия намерена переместить транзит своих товаров через латвийские порты, какой вклад это могло бы дать экономике Латвии?

- Тут могут быть дополнительные доходы для портов и в связи с этим приток средств в экономику Латвии. Если этот товар из Латвийских портов будет доставлен в другие страны мира, мы, как государство, будем рады предложить услуги своих портов. 

- Спасибо за разговор!

- Спасибо!