Что сказала Кальюлайд Путину на русском языке? Эстонские журналисты рассказали о закулисье встречи

Президенты Керсти Кальюлайд и Владимир Путин говорили полтора часа, затем последовал продлившийся столько же обед.

ФОТО: Konstantin Sednev

Журналистам, освещавшим встречу президента Керсти Кальюлайд и президента РФ Владимира Путина, пришлось немало побегать, передает Postimees.

Начался день с прогулки в Кремль из посольства Эстонии, которое расположено довольно далеко. На месте были эстонские журналисты, а также журналисты "Первого канала" и съемочные группы "Звезды". Сначала журналисты ждали в пожарном бюро напротив посольства. Некоторые стали делать фотографии.

Это привлекло внимание охраняющего посольство полицейского, он перешел через дорогу, попросил документы и выяснил, чем занимаются. Слово «Postimees» не сказало ему ровным счетом ничего и он несколько раз переспросил название газеты. Журналист Postimees показал ему выданную российским МИДом аккредитацию, на которой написано название издания. Тогда полицейский отправился в будку для охраны рядом с посольством, вернулся, отдал документы и пожелал удачи.

Во время визита Кальюлайд российская сторона прибегла к методами безопасности, которые в Эстонии редко можно увидеть. Кроме трех полицейских, стоявших рядом с посольством, в нескольких метрах от здания был припаркован автобус, из которых прохожий мог видеть десяток омоновцев, скучающе уткнувшихся в смартфоны.

Пять бойцов ОМОН дежурили рядом с автобусом. На вопрос, можно ли их сфотографировать, они решительно ответили, что нельзя ни в коем случае.

Приехавшие освещать встречу эстонские журналисты рядом с посольством разделились на две группы. Фотографов и операторов допустили в Кремль освещать встречу президентов, репортеров не пустили и они остались на открытие посольства. И хотя до встречи глав государств оставалось еще больше часа, фотографы, в их числе Константин Седнев из Postimees, направились в сторону Кремля в сопровождении работника посольства.

Переводчик эстонской стороны на встрече Кальюлайд и Путина Дмитрий Миронов на мероприятии в честь открытия посольства переживает. За последние недели Миронов просмотрел множество документов и договоров, чтобы быть в курсе тем, которые могут обсуждать президенты в ходе встречи.

Почему именно его пригласили на столь важное мероприятие, он точно не знает. "Это было решение президентской канцелярии и Министерства иностранных дел", - сказал он.

Выезд эстонского президента в Кремль задерживается. Согласно программе, Путин должен принять Кальюлайд в 13.30, за некоторое время до этого президент прощается с журналистами и в сопровождении советника идет на второй этаж.

Кальюлайд ждет, когда Кремль даст знак, что все готово и она может выезжать. В 13.43 вместе в сопровождении посла Эстонии в России Маргуса Лайдре президент спускается с лестницы, садится в черный Mercedes с флагом и выезжает.

Тяжелая дорога в Кремль

Фотограф Postimees Константин Седнев прибывает на Красную Площадь только тогда, когда открытие посольства уже началось. Проверка безопасности основательная, в самолет попасть намного проще, чем к российскому президенту.

"Первая проверка не была очень строгой, почти такая же, как у нас в Рийгикогу", - сказал фотограф. Это значит, что нужно просветить сумки, показать документы и пройти охранные ворота.

На полпути нужно пройти через еще одни ворота, а перед тем, как оказаться в помещениях Путина, фотографов проверяют в третий раз. На последней проверке нужно отдать телефоны.

Фотографы ждут встречи в пресс-центре, где им предлагают кофе, закуски и ностальгический лимонад "Тархун". Вскоре их позвали в отведенное для встречи помещение и дали время на установку камер.

Передвижения глав государств хорошо синхронизированы, они заходят одновременно – Кальюлайд слева с сопровождающим из посольства, а Путин – справа вместе с членами своей команды. Они встречаются на середине комнаты, жмут руки и президент Эстонии без помощи переводчика говорит что-то своим русским коллегам.

В это время президентов фотографирует множество камер, слова Кальюлайд не расслышать, хотя президенты находятся на расстоянии двух метров. Не слышно даже, на каком языке Кальюлайд обращается к Путину.

Затем президенты садятся и встреча начинается. Фотографы должны уходить.

Тем временем открытие посольства закончилось и журналисты коротают время в городе.

Согласно первоначальной программе, президент Кальюлайд должна была рассказывать журналистам в посольстве о результатах встречи в 16 часов, однако за полчаса до этого приходит сообщение, где говорится, что пресс-конференция начнется не раньше 17. Около пяти часов приходит новое сообщение, где подтверждается: президент устраивает пресс-конференцию в 17 часов, приходите в посольство.

Неожиданный проситель

Уже в Калашном переулке, рядом с посольством Эстонии, журналисты видят молодого бородатого москвича, который спрашивает у полицейских, можно ли получить убежище. Он узнает, можно ли прийти в посольство и попросить в Эстонии убежища. Причину, по которой он нуждается в убежище, молодой человек убедительно объяснить не может.

Полицейские объясняют, что подобные дела так не делаются и ходатайство об убежище - особая процедура.

Полицейские вспоминают, что одно время порог посольства обивали бесчисленные таджики, среди которых почему-то стал распространяться слух, что всем отказываются от гражданства Таджикистана, дает гражданство Эстония. Они доставили много беспокойства охраняющим посольство полицейским, однако разъяснительные работы были проведены и больше орды таджиков туда не приходят.

Пресс-конференция президента задерживается. За несколько минут до пяти часов дня приходит Камилова и сообщает, что пресс-конференция откладывается на десять минут. Когда проходит более 20 минут, пресс-секретарь говорит, что нужно подождать еще пять минут. И тогда президент прибывает. Кальюлайд хорошо подготовила обзор встречи, у нее в руках стопка бумаг.

Что же сказала Кальюлайд Путину в начале встречи?

После пресс-конференции президент сказала Postimees, что свои первые слова в беседе с Путиным она действительно произнесла по-русски. «Сказала ему, что у нас здесь и в мыслях нет учить родной язык Пушкина и Лермонтова и лучше пообщаемся с помощью переводчика», - сказала президент.

НАВЕРХ