После широкой дискуссии, допустима ли в условиях пандемии загонная охота, все-таки было поддержано, что охота - хозяйственная услуга, поэтому ограничения на нее не распространяются. О том, что в наши дни означает быть охотником, почему снова важен "мясной аспект" охоты и действительно ли нужно охотиться на рысей, рассказывает председатель правления Латвийского охотничьего союза Янис Бауманис.

Когда мы приехали к Янису Бауманису, первыми нас встретили две собаки - конечно, охотничьи. В просторном дворе сохранен черничник, свидетельствующий, что ничего более красивого, чем созданное природой, человек создать не может. Устроились в домике охотничьих трофеев у камина. Прикасаясь к лапе чучела рыси, я понимаю, насколько смертельным оружием являются когти этого грациозного хищника.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Магнит, крючок мне в губу!

Такова охота. В процессе охоты есть что-то такое, что может повлиять не только на выбор профессии, но и на всю жизнь человека. То, что он станет охотником, Янис Бауманис знал уже в детстве, несмотря на то, что сам говорит, что был "рижским пацаном" и в отличие от других закаленных охотников, как правило, из родов с "охотничьей кровью" с лесным хозяйством в его семье никто связан не был. Однако дедушка летом брал Яниса с собой в лес, где он чувствовал себя лучше, чем в городе. Парадоксально, но очарование первозданной природы может быть сильнее ярких возможностей городской жизни, удобного сидения в теплом офисе, изысканных банкетов, искусственных улыбок, тусовок, накрахмаленных костюмов Armani. Это, наверное, потому, что в города человечество переселилось относительно недавно и лес в нашей генетической памяти прописался как настоящий дом. После окончания Огрского лесного техникума Янис сдал экзамен на охотника, и на тот момент вся его профессиональная карьера была связана с охотой. После окончания лесного факультета в Елгаве последовали обучение в области экологии в Латвийском университете и параллельная работа в Институте лесной науки Silava. Излишне добавлять, что тему как бакалаврской, так и магистерской работы Янис выбрал связанную с охотой. Когда на рубеже тысячелетий ликвидировали Институт лесного хозяйства и охотничьи вопросы "повисли в воздухе", Янис Бауманис убедил правительство, что в Госслужбе леса необходимо создать охотничий отдел, которым он руководил десять лет. После учебы в докторантуре Бауманис стал председателем правления Латвийского союза охотников (LMS) и находится на этой должности восемь лет.

В организации около 350 охотничьих клубов, в которых всего около 10 тысяч членов. Таким образом, можно сказать, что LMS представляет неполную половину 21 000 активных охотников Латвии.

В информации для СМИ об организации охоты во время пандемии Министерство земледелия отмечает, что охота - хозяйственная услуга, поэтому она не отменяется во время пандемии. Кроме того, в странах Европы загонная охота разрешена, но с ограничениями. Во Франции разрешено охотиться на виды, которые могут нанести разрушения сельскому и лесному хозяйству - это косули, кабаны, олени. В Австрии запрещено после охоты вместе принимать пищу. В Чехии охотникам тоже запрещено собираться и праздновать, как это заведено. В Бельгии на загонную охоту можно ходить максимум вчетвером. В Испании охотиться можно только в регионе, где охотник живет.

Однако если мы говорим о терминологии, то охота - не только услуга, но и гораздо больше: традиционное занятие, хобби, на самом деле образ жизни, особое восприятие мира, обязанность. "Охота - не что-то одно, а комбинация. Если в совсем далеком прошлом она была связана с выживанием, то в какой-то момент стала доступна более богатому слою. Именно тогда расцвели связанные с охотой культура, искусство и различные ритуалы. Сейчас на передний план выходит хозяйственная часть охоты - во-первых, регуляция популяции животных, ведь если бы в Латвии не было охоты, то и лесное и сельское хозяйство было бы невозможно. Это однозначно. Перемещаться на автотранспорте было бы гораздо опаснее - дороги были бы полны трупов - не только животных, но и людей", - начинает рассказ Янис Бауманис.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

"Мы в год истребляем около 70 тысяч крупных копытных - лосей, оленей, косуль, кабанов. Представляете, что бы произошло, если бы этот объем не был достигнут? Людям, не связанным с лесом, понять сложно.

Мне говорят: "Огородите дороги".

Но все поля и леса не огородишь. Когда ограничивают вырубку, чтобы посадить молодняк, люди возмущены, что в лесу больше нельзя свободно перемещаться".

Кроме регулирования популяции, все более актуальным в наши дни становится добываемое мясо - здоровый, диетический продукт, продолжает Бауманис. "В нашей семье мясо не покупается - едим только то, что идет из леса. Тогда дети не страдают от аллергии. Для меня пребывание на природе очень важно. Если я пару недель не был в лесу, становлюсь нервозным и взведенным. Тогда жена говорит, что лучше бы выехал в лес. Я могу посидеть в ветер, дождь, снег или в борьбе с насекомыми и не видеть ни одного животного, но домой возвращаюсь, отдохнув от ежедневного ритма. Я для себя установил, что важно, чтобы в охоте была не только хозяйственная сторона, но и культура, традиции и инстинкт.

Если бы охота стала только и единственно хозяйственной услугой, то тогда - аналогично борьбе с вредителями - это был бы сервис, за который надо платить. Сейчас охотники в свое хобби вкладывают вдвое больше, чем получают обратно в виде мясной продукции.

Это означает, что мы, охотники, готовы доплачивать за то, что выполняем ценную для общества работу, в то же самое время реализуя свое хобби".

По мнению опытного охотника, проблема в том, что все большая часть общества живет в городе, поэтому природных закономерностей не понимает. Они раз в месяц выезжают на природу, прикладывются щекой к дереву, жертвуют пятерку организации по защите животных, поэтому считают себя большими друзьями природы, спасающими мир, так как вообще эко-стиль уже вошел в моду. Но понимание охоты начинается и заканчивается умирающими "бемби" и милыми котятами рыси, убегающими от злых охотников. Точно так же, как слащавые сериалы отличаются от реальной жизни, и у этих воображаемых сцен мало сходства с процессами в природе. За последние двадцать лет число животных в наших лесах значительно выросло. Несмотря на то, что объемы добычи увеличены, каждый год отстреливается меньше, чем разрешено.

Число лосей в последние годы выросло, достигнув примерно 24 000. В 2019/2020 году охотничий лимит был 8738. Отстрелено было немного меньше лосей - 7791. Сезонный лимит 2020/2021 года немного увеличен. И количество косуль в последние годы резко выросло - считается, что число этих копытных превышает 197 000. В сезоне 2019/2020 года из общего лимита в 51 452 было отстрелено 34 854 животных. Общее количество благородных оленей - 66 000. В прошлом сезоне из 23 108 было отстрелено 20 039.

"В начале 90-х годов плотность копытных была такой же, как сейчас. В девяностые расцвели браконьерство и вседозволенность. Тогда "урегулировали" так, что леса были пустыми. Затем охотники изменили мышление и начали "экономить". Сейчас больше "экономить" не надо - во многих местах плотность животных увеличивать нельзя, но мышлению охотника присуща большая инерция. Причины, по которым количество копытных значительно выросло - теплые зимы и большая кормовая база". Сейчас - зимний рапс, кукуруза, площади озимых, много молодых посадок.

Люди думают, что сибирская тайга кишит зверем, но на самом деле там плотность животных меньше, чем в наших лесах, так как во взрослом лесу лосям и оленям особо нечего есть.

Бауманис отмечает, что в Латвии видам, на которые охотятся, истребление не грозит. Совсем наоборот - лосей и оленей стоило бы отстреливать больше. Есть 17 видов отстреливаемых млекопитающих.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Рысь - эстонка или русская?

Чувствительной темой в обществе всегда была охота на больших хищников - волков и рысей. Оказывается, что о каждом отстреленном хищнике сообщается Государственному институту леса Silava. Исследователей интересует не только структура возраста и естественный прирост хищников, но и генетические данные, по которым можно установить, происходит ли обмен животными - в частности, местное ли животное, или оно прибыло из Эстонии или России. У самок можно установить, было ли у них в прошлом году потомство и сколько в нем было малышей.

Лимит волков в последние сезоны был неизменным - 280. Столько и было отстрелено. Общее число - 1185. Чаще всего волки загрызают или травмируют овец, в редких случаях - коров, коз и собак.

Рыси на домашний скот не нападают, за исключением отдельных случаев, однако о волках такого сказать нельзя. Проблема в том, что крестьяне сообщают о загрызенном волками скоте редко - нет смысла, так как компенсацию получить нельзя. Янис Бауманис отмечает, что волки в хозяйствах грызут скот больше, чем считается. Но недостаток точной информации мешает организации охоты в местах, где хищники размножаются. Бауманис рассказывает, что, например, в Скандинавии не редкость, что во время охоты волки загрызают охотничьих собак.

И у нас в направлении Латгале - в Балви, Алуксне - зимой волки могут уносить домашних собак.

Бауманис добавляет, что все чаще происходят нападения на скот медведей, и здесь камень нужно бросать в огород Госслужбы леса. "Под Руиеной были четыре нападения медведей на скот, которые хозяевам отразить не удалось. В службе им ответили, что нападение нельзя зафиксировать, так как разрушений нет. Нужно бы было регистрировать и такие случаи".

От 30 до 50. Бауманис назвал возможное число медведей в Латвии. Наши или пришедшие? Местным медведь считается, если родился на территории Латвии. "Быть может, Озолиньш (исследователь Silava Янис Озолиньш) со мной не согласится, так как будет сомневаться, пока не побывает в берлоге и не примет у медведя роды, но все больше видео и фотографий, на которых видна медведица с медвежатами", - смеется охотник.

Большие хищники умны и осторожны, поэтому увидеть в лесу волка или рысь даже для опытного охотника - большой сюрприз и удача. "Поздней осенью или зимой можно услышать волчий вой. Если умеешь имитировать такой вой, волков можно спровоцировать. Волк в лесу замечает человека первым и прячется так, что никто его не увидит. Причина - генетический страх перед человеком, так как в Латвии на оба вида хищников всегда охотились. В Скандинавии, где на волков не охотились 20-30 лет, их поведение отличается.

Там волки спокойно могут пройти между охотниками или через центр поселка.

И здесь снова нужно задать вопрос: хотели бы мы, чтобы мимо автобусной остановки прошла пара волков? Хотели бы мы встретить волка во время прогулки по лесу?".

Рысь считается эксклюзивной добычей, однако защитники этого животного возражают: почему надо охотиться на рысь, если она не угрожает ни людям, ни домашнему скоту? "Решение о том, можно ли охотиться на какой-то вид или нет, мы принимаем рационально, основываясь на фактах о состоянии популяции, а не на эмоциях. Рысь - природный ресурс, который можно использовать, если не наносится вред популяции".

В охотничьем сезоне 2019/2020 года от общего числа 1452 установленных рысей лимит был 100. Отстрелена была 71 рысь. В прошлые четыре сезона охотничий лимит был немного больше - 150 животных. Весь лимит израсходован не был.

"У многих друзей природы есть наивное желание видеть все и много одновременно. Но орлы - не голуби или вороны и в стаях не живут.

Конкурентами являются и волк с рысью - они друг друга не переносят, и проигравшая здесь рысь, а не волк.

Почему в Эстонии в середине 2000-х годов ухудшилось положение рысей? Потому что ученые подсчитали: популяция волков находится под угрозой, нужно снижать охотничий лимит на них. Рост числа волков совпал с суровой зимой, во время которой сократилась численность косуль. Вместе с этим сократилась и кормовая база хищников и у рысей родилось меньше котят. Кроме того, было давление со стороны волков. С помощью охоты мы можем держать животных примерно на одном уровне. Если бы не было охоты, численность популяции животных шла бы вверх и затем падала вниз. Тогда рысей стало бы много, они уносили бы домашнюю птицу, овец, котов и погибали бы другим образом - от болезней, столкновений на автодорогах, укусов волков. В природе все не так, как некоторые думают: если мы перестанем охотиться, у нас вокруг будет много милых животных, которые в сытости будут бродить по лугам и среди них будет мурчать котенок". Бауманис не отрицает, что возможность охотиться на рысь для охотников бонус, поэтому они готовы охотиться и на другие - непопулярные виды. Например, на лис.

Плутовка лиса

Несмотря на то, что охота на лис популярностью не отличается, зимой она может превратиться в захватывающее мероприятие, рассказывает Янис Бауманис. Ее можно приманить специальным манком, изобразив писк мыши или вопль раненого зайца. Лисы осторожны, поэтому двигаются против ветра, чтобы почувствовать опасность. На лис обычно охотятся в белом маскировочном костюме.

Почему на лис нужно охотиться? "Если хотим, чтобы были мелкие животные - зайцы, полевые куропатки, которые так нравятся людям. На лис охотятся, чтобы снизить давление на виды мелких млекопитающих и птиц. С помощью вакцинации искоренена смертность лис от бешенства, эти животные размножились.

В Европе лисы заняли нишу бродячих котов.

Нам каждый год звонят люди и рассказывают, что в фундаментах заброшенных новостроек лисы оборудовали логово. Людям нравится видеть их на расстоянии, но как только животные приходят на территорию людей, ощущение комфорта пропадает. "Если только у лисы нет чесотки, которая нередко бывает у этого животного, зимой ее шуба очень красива и после обработки используется в качестве воротника, если только нет запрета на ношение натурального меха. Нужно добавить, что отстреленное животное всегда используется максимально целесообразно - практически ничего не выбрасывается. Такой у охотников неписаный закон и хорошая практика.

Лесной судья барсук и архитектор бобр

Бауманис говорит, что на барсуков не охотится, так как ему симпатично это животное, однако народной медицине он доверяет и барсучий жир в случае заболевания использует. Барсучий жир применяют при воспалении легких, бронхите, кашле, накладывают на больные суставы. "Есть медики, которые говорят, что это эффект плацебо, как и с бобровьими железами, однако я склоняюсь к мысли, что действие все-таки есть".

Один раз я с помощью барсучьего жира без осложнений избавился от тяжелого воспаления легких.

Еще одной не особо популярной, однако важной добычей является бобр. "Бобр - природный архитектор, преобразующий окружающую среду по своему желанию, и его взгляд значительно отличается от взгляда владельца земли. Бобровое мясо ценное, так как бобр на все сто процентов является травоядным, но его нужно уметь готовить. У бобра красивая, качественная шкура, которую можно использовать как покрывало или положить на сиденье автомобиля. Бобровые железы популярны в народной медицине. И я два раза в год - весной и осенью - какой месяц их использую, чтобы улучшить самочувствие. Они тонизируют, бодрят, дезинфицируют!".

Количество бобров - почти 63 тысячи, из которых в прошлом сезоне были отстрелены 30 691.

Деликатес - жаркое из зайца

Как и на лис, на енотовидных собак охотятся, чтобы ограничить их число. Осенью эти животные - наевшиеся и при правильном приготовлении - невероятно вкусны. "Енотовидная собака всеядна, но у меня есть предубеждения по поводу употребления хищников, так как у всех у них есть паразиты.

И мясо рыси вкусное, но у 70% рысей - трихинеллез. Есть случаи, когда люди экспериментируют, поедая экзотическое животное, и после этого долго лечатся.

Есть более хорошая добыча, которую можно поставить на стол".

Янис Бауманис говорит, что редкой добычей, которую стоит попробовать, в Латвии можно считать зайца. В свою очередь, например, в Скандинавии много птиц отряда куриных - рябчиков, куропаток, тетеревов. Жареные грудки - фантастические! "В Латвии встречаются глухари, тетерева, и они даже находятся в списке истребляемых видов. Но, принимая во внимание, что статус этих птиц неясен, так как нет подтвержденного плана развития этих видов, нет и критериев, по которым можно бы было установить лимиты, на глухарей и тетеревов не охотятся".

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Охота феминизируется

Еловая ветвь, звуки рога и рассказы охотников. Добытое на охоте животное необходимо чествовать, оказывая ему уважение. Во времена Латвийского государства перед войной охотники соблюдали немецкие традиции, но в советский период они исчезли.

Большую часть добычи нужно было передать государству - какие еще традиции?

Однако одна - выставка охотничьих трофеев - сохранилась и поддерживается и в наши дни. "Это свидетельство того, что с популяцией все в порядке, последнее уважение животным и образовательный материал для школьников", - поясняет охотник. Чествование добытого животного, когда его помещают на еловую или дубовую ветвь, возобновлено, так же как и "имя" как для неудачных охотников, так и для мазил. "Есть охотники, которые отстреливают много, и для них это обыденность, поэтому эмоций немного, но есть те, кто на охоту выходит раз в сезон, и для них это больше приключение, поэтому важно дать им возможность рассказать, как это произошло".

Охота - дорогое занятие, причем во всех смыслах: тратятся деньги, время, энергия. Со стороны может показаться, что охота - навязчивая идея, особенный порядок дел в мире, непонятный для неохотников. Поздний вечер, когда люди укладываются поглубже в подушки с чашкой горячего чая в руках, слушая, как за окном воет ветер. Темнота, лес, промозглая погода. Подстрелен олень, и только теперь все начинается: нужно произвести предварительную обработку, затем разделать мясо, загрузить его в автомобиль, чтобы ранним утром перед уходом на работу отвезти на производство, где добычу превратят в колбасы, сардельки или пельмени. Чтобы это сделать, должна быть сильная мотивация.

"Охотники вкладывают в охоту свои средства, и то, что они получают обратно в виде мяса, затраты не компенсирует. И государству нужно думать, как не сделать охоту эксклюзивным занятием, доступным только узкому кругу".

Те, кто в год тратит на охоту десятки тысяч, их ущербом крестьянин не заинтересуется. Такие не пойдут рушить бобровую дамбу.

Однако есть еще одна проблема: охотники стареют, молодых на их место приходит меньше, поэтому к охоте нужно привлекать часть общества, которая до этого с лесом связана не была.

Организуя курсы для молодых охотников, Янис Бауманис заметил, что их посещают молодые люди, продолжающие семейную традицию, а также люди уже в возрасте, ищущие новые увлечения, и владельцы земли, которые говорят: "У нас нет выхода, нужно бороться с ущербом". Новая тенденция - охотниками становится все больше женщин. Сейчас в Латвии около 500 активных охотниц, число которых растет, таким образом, традиционно мужская ниша феминизируется.

"В Скандинавии в охотничьих коллективах много женщин. Думаю, в чем причина этого - в эмансипации? Большую роль играют охотничьи породы собак, которые классные и популярные. Если вы приобрели охотничью собаку, вам нужно дать ей возможность охотиться. Как это сделать? Нужно самому стать охотником. Второй аспект - мясной. Женщины, у которых есть дети, отмечают, что хотят, чтобы они ели здоровое мясо, и сами принимают участие в процессе его добычи".

Они хотят, чтобы дети понимали причинно-следственные связи того, что котлеты в магазине никто не распечатывает на 3D-принтере.

Статья создана в сотрудничестве с Фондом развития леса