Где появляются качественные деревья, или Богатства, растущие в наших лесах

ФОТО: Paula Čurkste/LETA

Леса - это очень большое богатство. Латвия может гордиться большим количеством лесов, однако - используются ли растущие в этих лесах деревья для производства мебели или в других сферах? Портал TVNET выяснял, где появляется полезная древесина и какое благо она несет для нашей экономики.

Деревья для мебели

Член правления Zaļās mājas Кристап Цеплис поясняет, что в Латвии производители мебели используют как выращенные у нас деревья, так и ввезенные из других стран, поскольку имеются различные потребности и мебель надо производить разную.

"У нас как березовая, так и сосновая, и еловая, и дубовая мебель. Кроме того, дуб может быть и ввезен. Однозначно тот факт, что у нас есть леса, очень помогает нашим производителям мебели. Однако в отдельных случаях нет проблем древесный материал и ввезти, так как у нас свободная рыночная экономика", - сказал Цеплис.

Директор института исследования и развития леса и древесных продуктов (МЕКА) Андрей Домкин считает, что сегодня рынок мебели очень многообразен, и уже с семидесятых годов прошлого века на нем царит плюрализм стилей.

"Одновременно на рынке есть мебель как из европаллетов, так и из коллекций ведущих мировых дизайнеров. Поэтому в мебельном производстве важны практически все произрастающие в Латвии виды деревьев, но есть еще и много других продуктов с высокой добавочной ценностью, и эти ресурсы используют для производства. Например, у сосновой древесины куда больший рынок в виде окон и клееных строительных конструкций. Конечно, ее используют и в мебельном производстве, но в сравнительно узкой нише рынка", - говорит Домкин.

Он указывает, что на глобальном рынке мебельного производства доминирует древесно-стружечная плита, и цепочка добавочной ценности выглядит так: технологическая древесина в виде плит увеличивает ценность в три раза, но, став мебелью, эта ценность увеличивается уже в десять раз.

Где растут наиболее ценные деревья?

Цеплис говорит, что когда-то, в советское время, были другие взгляды, когда делили - ценные или неценные древесные материалы. Однако сейчас индустрия леса работает по другим принципам - сегодня неценных деревьев нет. Каждое дерево ценно, нужно только смотреть, для чего оно может использоваться.

"Мы не можем сказать, что в Латвии какой-то лес был бы лучше, а какой-то хуже. У Латвии маленькая территория, и мы не можем сказать, что в Курземе или Латгале лес значительно отличается.

Если мы говорим о сосне, то можем сказать, что вместе с Эстонией мы последние с севера, у кого эти деревья превосходного качества - у нас лучшие сосны в Европе. У нас такой климат, что сосны растут очень хорошо. По всей Латвии, где эти деревья произрастат, их качество очень хорошее", - говорит Цеплис.

С этим согласен и Домкин, который отмечает, что все получаемые в Латвии древесные материалы ценны.

"Особенно в плане реализации зеленого курса ценны все получаемые в Латвии древесные материалы.

Однако в каждом регионе исторически сложилась своя цепочка ценностей: в Северной Курземе и Западной Видземе главным образом очень высоко ценятся ресурсы хвойных деревьев, а в остальных регионах больше лиственных деревьев, которые являются ценным материалом для изготовления фанеры, мебели и предметов интерьера", - поясняет Домкин.

Член правления Zaļās mājas говорит, что на севере - например, в Финляндии, в регионе Карелии - этих хвойных деревьев куда меньше. И в Норвегии деревья могут вырастать очень небольшими, так как там суровые климатические условия.

"У нас в этом плане выдающийся ареал сосны. Вспомним из истории - если кому-то была нужна мачтовая сосна, то Латвия была тем местом, откуда шли прекрасные мачтовые деревья", - указывает Цеплис.

Если сравнивать ели - например, в Баварии ели качественнее, чем в Латвии. И бук - его в Латвии очень мало и лишь на границе с Литвой. В Литве и Центральной Европе этих деревьев растет больше - это свидетельствует и о климатических условиях.

"Таким образом, главный сорт у нас - сосна, которая равномерно распределена по территории Латвии и является хорошей по всей стране. Если сравнивать наши главные виды деревьев, то качество по всей стране практически не отличается.

Говоря о качестве древесных материалов, необходимо обратить внимание на то, как заботятся и ухаживают за лесом", - говорит Цеплис.

Особо большое значение имеет уход за лесом. В последние 30 лет оказалось, что если лес прореживается, окультуривается и используются хорошие посадочные материалы, то качественные деревья вырастают значительно быстрее.

"Например, если за посадками ухаживать, то примерно 80% деревьев -  качественные. И наоборот - если за посадками не ухаживать, то 20% древесины можно пустить в дело, а остальное - дрова, гранулы и другие продукты. То же самое относится и к другим видам деревьев - если ухаживать за лесом соответственно современным требованиям, то это дерево уже к 40 годам - качественное, а не дрова, его можно продать за нормальные деньги. Если за лесом не ухаживать, то у берез возраст вырубки наступает в возрасте 71 года. У сосны примерно так же", - поясняет Цеплис.

В Latvijas Valsts meži уход находится на очень высоком уровне, да и среди других владельцев леса в течение последних лет есть очень много хороших примеров, где посадки можно назвать выдающимися.

Древесный материал и его влияние на экономику

Директор МЕКА Андрей Домкин указывает, что латвийский лес - главная движущая сила и основа развития биоэкономики, поэтому очень важно не нарушить устойчивую логическую структуру использования лесного рынка.

"В результате обслуживания из леса идут различные древесные ресурсы, для повышения ценности которых необходима соответствующая структура рынка. Если она уничтожается, то снижаются и возможности появления ценностей. Так, например, если из Беларуси мы в больших количествах ввозим щепу для производства тепла и электроэнергии в Латвии, то это сразу влияет на поток всех ресурсов из латвийских лесов", - говорит Домкин.

У ресурсов латвийской древесины имеются очень широкие возможности использования - та древесина, что идет из леса как балансовая, уже сейчас используется для производства других продуктов. В результате обслуживания леса получаем так много балансовой древесины, что для всей ее переработки Латвии необходимы очень большие инвестиции, но пока таких инвесторов нет и балансовую древесину везут на заводы в другие страны.

"В свою очередь, производство досок - первый этап в цепочке ценностей наиболее подходящих для распиловки лесных ресурсов. Дальнейшая обработка быстро развивается, и экспорт досок резко снижается, чему способствует быстрый рост использования древесины в строительстве, в том числе и в Латвии.

Уже сегодня большая часть фур, которые мы встречаем на магистралях, везут мебель и другие продукты повышенной ценности из древесины в другие страны", - указывает Домкин.

Цеплис отмечает, что экспорт пиловочника относительно ничтожен. Предприниматели, перерабатывающие древесные материалы, соревнуются, чтобы получить лучшие продукты.

"У нас высоко развита переработка древесных материалов, поэтому экспорт бревен за границу очень ограничен. Да, у нас в девяностые годы он был нормальным, однако сегодня ситуация изменилась. Второй нюанс в том, что мы не продаем бревна, мы их сами закупаем из Швеции в Латвию. Бревна распиливаем на доски, и затем можем продать обратно в виде досок или уже готовых деревянных конструкций. Если посмотреть на структуру нашего экспорта, то одна часть - просто доски", - говорит Цеплис.

Он поясняет, что доска может быть очень разной. Это продукт с высокой добавочной ценностью. Она высушена, выстругана, профилирована, пропитана. Таким образом, на каждом этапе создание этой доски - добавочная ценность.

"По сравнению с 2000 годом в сфере леса с такими же объемами вырубки стоимость экспорта выросла в четыре раза. И это потому, что в те доски, которые перевозили тогда, было вложено меньше труда.

Интересно и то, что раньше Латвия закупала большое количество бревен в России. Сейчас многие наши предприятия закупают в России доски. Но Россия производит доски так, что их невозможно продать в другие страны Европы. Поэтому в Латвии эти доски сушат, стругают, филируют и пропитывают. И затем уже за большие деньги эти доски продаются дальше. Это такой посреднический бизнес, однако и там есть добавочная ценность. Это часть нашего бизнеса", - отмечает Цеплис.

"У сосен и елей доски - окончательный продукт - их можно использовать в строительстве и как доски, а можно и создавать отдельные деревянные конструкции. У нас очень развивается экспорт деревянных строительных конструкций. Были примеры, что за одну неделю изготавливались материалы в Латвии и уже на следующей неделе строилось здание в Норвегии. В этой сфере у нас работают примерно 100 предприятий. На высоком уровне производство пластин, которые экспортируются минимум в 60 стран. Это то, за что нас знают в мире", - добавляет Цеплис.

У Латвии достаточно много ресурса древесины, чтобы инвестировать и привлекать инвестиции из других стран с целью создания современных производств.

"Но уже с давних времен наши предприниматели могут завоевывать рынок и добавлять ценность и к импортируемой древесине, таким образом отбивая и инвестиции. Кроме того, у нас есть предприятия с очень хорошими знатоками своего дела, которые могут изготовить мебель лучших мировых дизайнеров, и есть предприятия, которые производят это в больших объемах, поэтому приходится импортировать и материалы таких сортов дерева, которые в Латвии не растут, - заключает Домкин.


НАВЕРХ
Back