Двоякие чувства: Густсонс о присоединении FKTK к Банку Латвии

Виктор Густсонс ФОТО: Ieva Čīka/LETA

У присоединения Комиссии рынка финансов и капитала (FKTK) к Банку Латвии нет явных плюсов или минусов. Об этом в интервью агентству LETA заявил глава латвийского отделения компании по страхованию жизни Compensa Life Vienna Insurance Group (Compensa Life) Виктор Густсонс.

Глава латвийского отделения Compensa Life сказал, что у него двоякие чувства по этому поводу, при этом Густсонс напомнил, что он когда-то работал над созданием FKTK.

"В свое время я был главой Комиссии по рынку ценных бумаг, отвечающей за создание FKTK. Было много командировок по сбору информации о том, как совместные надзорные органы рынка финансов работают за пределами центральных банков.

Теперь рынок финансов меняет свой надзорный орган: ранее FKTK находилась под надзором Министерства финансов, а теперь будет в структуре Центробанка. На мой взгляд, явных преимуществ нет. Явных недостатков тоже нет. Это, скорее, политическое решение",

- считает Густсонс.

В то же время он добавил, что, например, в Литве надзор за всеми участниками рынка финансов по-прежнему находится в руках центрального банка.

"Как страховщики, мы очень твердо чувствуем, что механизмы надзора идут от банков. Но страховщики - это другой игрок рынка финансов. Мы не занимаемся расчетами и займами. У нас совершенно другая система финансовых рисков. В свою очередь, надзор в основном идет из банковской системы, в которой, мягко говоря, не очень точно понимают, как именно страховые компании должны контролироваться. Вот почему, например, в Великобритании страховщики когда-то были отделены от единого финансового надзорного учреждения. Это не то же самое, что надзор в банковском деле или в инвестициях", - сказал Густсонс.

Он подчеркнул, что это особенно касается требований по борьбе с отмыванием денег.

"Мы не являемся расчетным учреждением, но мы обязаны соблюдать практически все те же требования, что и банки. Но, в отличие от банков, мы не видим денежных потоков клиента, клиентских операций или партнеров по сотрудничеству с клиентами. Клиенты приходят к нам совершенно по-другому - у них уже есть те средства, которые они хотят вложить в долгосрочные инвестиционные продукты. Мы не можем проверить, как клиент получил эти средства. Но мы обязаны делать то же самое, что и банки, и это чрезмерно. Мы не расчетное учреждение, а компания, которая получает плату за страхование, и это называется премией. Мы рассматриваем эту премию как факт и не являемся следственным органом, который может расследовать, как этот клиент достал эти средства. У нас нет таких инструментов. Это порядок для банков, но он не подходит для страхования", - уверен Густсонс.


НАВЕРХ
Back