"Навальный: Заклятый враг Путина, будущее России?". Европейские политологи написали биографию оппозиционера

ФОТО: BBC News

В августе на английском и немецком языках вышла книга трех европейских ученых-политологов Яна Матти Доллбаума, Морвана Лаллуэ и Бена Нобла о российском оппозиционере Алексее Навальном. Книга основана на их собственных исследованиях, соцопросах, интервью и анализе - и это первая серьезная попытка объяснить широкой аудитории, что выделило Навального на фоне российских политиков и сделало мишенью для власти.

Отравление, лечение в Германии, фильм о "дворце Путина", расследование об отравителях, приговор, разгром штабов по стране и признание их и Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) экстремистскими организациями (уже после выхода книги ФБК признан еще и иностранным агентом -  прим. Би-би-си) весь последний год события в жизни Алексея Навального становились главными политическими новостями из России.

Имя Навального зазвучало в парламентах, стало регулярно появляться на первых полосах европейских и американских газет - и в вечерних новостях по телевизору; его узнал всякий интересующийся новостями житель Европы и Америки.

Как и в остальных вопросах внешней политики, от лагерей для уйгуров в Китае до протестов в Беларуси, западная общественность разделилась по идеологической линии. Праволиберальные и консервативные политики увидели в Навальном героя-демократа, левые публицисты усомнились в том, что оппозиционер заслуживает поддержки, указав на его националистическое прошлое.

Борьба этих позиций отразилась в колебаниях правозащитной организации Amnesty International, сначала признавшей Навального узником совести, затем лишившей его этого статуса, но в конце концов этот статус ему возвратившей.

Авторы книги "Навальный: Заклятый враг Путина, будущее России?" - доцент Школы славянских и восточноевропейских исследований Университетского колледжа Лондона Бен Нобл, аспирант Кентского университета Морван Лаллуэ и докторант Бременского университета Ян Матти Доллбаум. Они задались целью оставить в стороне моральные оценки и попытаться понять политика, его окружение и сторонников - со всеми не свойственными европейским политикам парадоксами.

Три измерения Навального

Авторы признают, что их герой может показаться полным противоречий - "либерал, который делал националистические и даже расистские заявления", "патриот России, который призывает к санкциями против российских властей", "демократ, сильной рукой направляющий свое движение".

Их книга объясняет эти противоречия тем, что Навальный всегда хотел быть "нормальным" политиком в стране, где нет конкурентной политики.

Издание прослеживает эволюцию его взглядов и контекст, в котором он сформировался и существует сейчас, через три главных роли ("три измерения", в терминологии авторов), которые совмещает в себе Навальный: борца с коррупцией, политика и протестующего.

Статус Навального как "известного, харизматичного и умело использующего СМИ оппозиционного политика в системе, которая не любит инакомыслящих", - результат работы в этих трех измерениях, уверены политологи. Расследования, участие в выборах и организация протестов неразрывно связаны между собой.

Собирающие миллионы просмотров видео с домами и бизнесами чиновников расширяют аудиторию Навального; эта же аудитория становится объектом политических кампаний, присоединяется к штабам в качестве волонтеров, а когда власть идут на новые репрессии - выходит на улицу.

Ксенофобия и "негативная повестка"

Для русскоязычного читателя многое в этой книге будет очевидным. Впрочем, пришедшее в политику в конце 2010-х поколение вряд ли помнит некоторые эпизоды - например, участие Навального в националистическом проекте "НАРОД" вместе с Захаром Прилепиным и петербуржцем Сергеем Гуляевым (спонсировал проект политтехнолог Станислав Белковский).

Книга вообще не обходит спорные моменты. Она упоминает и кампанию "Хватит кормить Кавказ", в которой авторы отмечают элементы ксенофобии; и призыв Навального ввести визовый режим со странами Центральной Азии; и обвинения в харрасменте, озвученные бывшей сотрудницей предвыборного штаба Екатериной Патюлиной против ее начальника Леонида Волкова (Волков признает, что был влюблен в нее и сожалеет об отправленных сообщениях, но харрасмент отрицает).

Авторы приводят и аргументы провластных комментаторов о том, что у Навального якобы нет позитивной повестки, только негативная - но показывают их несостоятельность, разбирая его программу и развитие экономических взглядов политика от праволиберальных к левым, вопреки его ближайшему окружению, оставшемуся на правых позициях.

Региональная политика и поколение Z

Авторы смотрят не только на действия Навального - но и реакцию на них простых россиян, молодых и пожилых, из столицы и провинции.

Именно истории из регионов - самое интересное для российского читателя в книге. Среди них - сравнение судьбы движения "За честные выборы" в Ростове-на-Дону, где после почти двадцатилетнего правления губернатора Владимира Чуба не было сильной оппозиции, и в Перми, известной с перестроечных времен как оплот либерализма.

В обоих миллионниках, несмотря на всю разницу между ними, пришедшее в политику на волне митингов 2011-2012 гг. поколение столкнулось со скепсисом оппозиционеров и правозащитников старой школы.

Именно это поколение стало основой движения, которое построила команда Навального. В 2017 году, когда после выхода фильма "Он вам не Димон" протесты прошли в 154 российских городах, для их организации уже не потребовались координационные советы, где встречались бы заслуженные активисты и новички, пишут авторы. Было создано новое движение, на основе которого возникли штабы Навального в регионах.

"Таким образом, не будет преувеличением сказать, что эти протесты ознаменовали рождение нового поколения активистов в России", - пишут политологи.

Они вообще показывают глубокий интерес к поискам российских зумеров, в том числе часто цитируют интервью с его представителями от рядовых волонтеров из провинции до локальных знаменитостей вроде студента и фигуранта "московского дела" Егора Жукова.

И дважды приводят слова популярной у протестной молодежи песни рэпера Face: "Быть против власти - не значит быть против родины".

Кто кого использует? О сторонниках Навального

Политологи разбирают данные соцопросов, рассказывают личные истории волонтеров и даже анализируют профили в соцсетях, пытаясь ответить на вопрос: кто поддерживает Навального и готов идти на конфликт с окружением и властью, выходя на митинги или работая в его штабах?

Это люди разного достатка и частого разного возраста, а вовсе не "богатые дети", как утверждают их оппоненты, пишут авторы. Несовершеннолетние составили только пятую часть среди участвовавших в соцопросах сторонников Навального.

Они тут же поясняют, что "сторонник Навального" - это очень условный термин. В книге приводятся интервью с волонтерами и работниками штабов, в которых лейтмотивом проходит временный характер их союза с Навальным, и многие "сторонники" говорят, что не поддерживают пункты его программы, но считают эти разногласия вторичными перед лицом авторитарной системы.

"Для большинства [сторонников], их политические цели стоят на первом месте, а Навальный, который может их достичь, - на втором", - пишут авторы книги, - Это не столько про него, сколько вызов Путину, "Единой России", и авторитарной системе, которая ставит знак равенства между Путиным и Россией".

Реальность не только опровергает, но и переворачивает тезис о том, что Навальный якобы использует молодежь в борьбе за власть, пишут политологи.

На деле, считают авторы книги, еще непонятно, кто кого больше использует.

Кремль против Навального или шаг к диктатуре

Задача книги - понять главного героя исследования, а не дать ему моральную оценку - сохраняется и в главе "Кремль против Навального". В ней авторы пытаются по существу ответить на вопрос: "Боится ли Путин Алексея Навального?", показывая, как менялась реакция российских властей на расследования о коррупции, политические проекты и протесты.

"Навальный борется не со статичной политической силой, неким монолитным и неподвижным Кремлем", уверены политологи - его движение влияло на российскую власть так же, как и она заставляла оппозицию адаптироваться.

Эта эволюция Кремля - не только история все более жестких репрессий, но и поиск своего электората и попытка установить с ним эмоциональную связь и заручиться его поддержкой, создать "путинское большинство".

Главным успехом в этой области стала аннексия Крыма в 2014 году, пишут авторы, но в ходу и другие стратегии - культ Великой отечественной войны, риторика традиционных ценностей, борьба с ЛГБТ-пропагандой и западным влиянием, и тд.

Прижизненная биография любого политика - рискованный проект, а тем более 45-летнего; но эта книга - не столько жизнеописание Навального, а скорее анализ его движения, объединяющего борьбу с коррупцией, политику и протест.

За последний год это движение оказалось практически вне закона: власти ужесточили наказание за участие в протестах, усложнили участие в выборах, запретили штабы и ФБК и возбудили уголовные дела против лидеров и рядовых активистов.

Сам Навальный оказался в тюрьме, многие его соратники - задержаны, под следствием или в эмиграции. Что бы ни ждало их дальше, это будет новое движение с собственной историей.


НАВЕРХ
Back