Четверг, 21 июня
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Этот портал использует файлы cookies, чтобы анализировать поток данных, улучшать качество содержания, подстраивать содержание к запросам пользователей и оптимизировать работу. Файлы cookies вместо нас исключительно для перечисленных целей могут использовать наши партнеры по сотрудничеству (третьи лица — операторы, обрабатывающие данные, например, Google Analytics). Подробнее о файлах cookies и их удалению читайте здесь

Саакашвили vs Порошенко: стартовал очередной раунд, но победителя, похоже, не будет

Еще в 2015 году в дуэте Порошенко-Саакашвили было безоблачно | Фото: ITAR-TASS/SCANPIX

Пресс-конференция Михаила Саакашвили, прошедшая 13 февраля в Варшаве, куда опального политика днём раньше депортировал спецназ украинской погранслужбы, в отличие от предыдущих его интервью не оказалась ни острой, ни скандальной. Напротив: вышла она на удивление скушной. Уже по истечении 20-ти минут (из 45-ти запланированных) Саакашвили начал повторяться. Он продолжал это делать и далее, отвечая на совсем не одинаковые вопросы журналистов. Чаще всего звучали три мантры: просить убежища в Польше пламенный революционер не намерен; в Европе у него будет достаточно личной свободы, чтобы продолжить сражение за свободу Украины, в которую он определённо ещё вернётся - и совершенно легально, и очень скоро.

Мечта о въезде в Украину триумфатором, встречаемым ликующими толпами и осыпаемым цветами, уже не вчера превратилась в идею фикс Саакашвили. И, что страшнее, в главную его цель. А Украина, похоже, играет во всей этой истории роль театра военных действий, на котором ему, Саакашвили, надлежит показать и доказать всему свету, как фатально рискует каждый посмевший воспользоваться его реформаторским гением инструментально.

За последние полгода одних интервью Михо наговорил на несколько томов, но, просмотрев-прослушав в видиоформате хотя бы десяток, обнаруживаешь заметую разницу степени пассионарности его высказываний о стране - которая, со слов экс-лидера Грузии, стала второй его родиной, - и о личности нынешнего её президента.

Говоря об Украине, о своей ангажированности в её политическую жизнь и ответственности за её будущее, Михо сыплет заезженно-трибунными штампами направо и налево, да так обильно, что начинаешь сомневаться в его искренности.

Всё меняется, едва речь заходит о Петре Порошенко. Ходульность вмиг исчезает, как не бывало; яркие и вполне изобретательные эпитеты и метафоры вылетают снопами, как искры из разгоревшегося костра; такими же кострами начинают пылать глаза говорящего, и даже темп его речи ощутимо ускоряется.

Когда же через некоторое время самоконтроль восстанавливается, и Михо спешит уверить очередного интервьюера, что в его конфликте с Порошенко «нет ничего личного», - поверить в такое может только законченный идиот.

Потому что личное в этом конфликте - решительно всё.

Одна только мысль, что его, обходительного и рафинированого политика с мировой известностью, сумел грубо обвести вокруг пальца примитивный постсоветский жлобина, способна свести Саакашвили с ума. Эффекты этого умопомрачения на почве оскорбленных чувств мы наюлюдаем уже полгода.

Тут важно понимать, что никакое «евроатлантическое» образование не помешало Михо Саакашвили остаться человеком вполне восточным. С известной склонностью к интриганству и авторитаризму (что дало себя знать ещё в Грузии, во время второй его президентской каденции), с убеждением, что власть - его призвание, данное чуть ли не свыше, но главное - с подчёркнуто иерархическим, кастовым мировоззрением. В такой картинке борцы за идеи расположены на несколько полок выше тех, чья главная забота - неуклонный рост прибыли.

Совсем недавно, 26 января, Саакашвили хоть и дипломатично, но весьма исчерпывающе высказался на эту тему в интервью корреспонденту DW Тиму Себастьяну.

«На его <Порошенко - И.П.> месте я никогда бы не выбрал войти в список миллиардеров Forbes'a. Я бы сделал выбор в пользу того, чтобы стать исторической фигурой. Но он... предпочёл оказаться в списке Forbes'a... Это разница во взглядах».

Любопытно здесь не только то, что слова «Украина» в приведённом пассаже не прозвучало вовсе. Саакашвили убеждён: в своё время пообещавший, да так и не пожертвовавший своими бизнес-интересами во имя политических Порошенко - недоразумение на президентском посту. Он просто - совсем не там, где в силу здравого смысла должен быть. Президентство - не его, торгаша, занятие. Но пока оно продолжается, о власти в Украине вместо политических партий решать будут экономические группировки. И коррупция, само собой, не отступит ни на полшага.

Неужели всю эту страшную правду узрел Саакашвили только недавно, а раньше не видел её в упор? Возможно, кто-то и верит рассказам Михо о его былых надеждах на «дрессировку» Порошенко. Фактически же Саакашвили начал свою украинскую эпопею вовсе не как ментор президента, но как доверенное лицо и союзник Порошенко. Хотя отлично понимал, что с именно его помощью тот желал избавиться от сильно мешавших олигарха Коломойского и тогдашнего премьера Яценюка.

Но спокойная, «санаторная» жизнь в США очень уж обрыдла. Хотелось новых революций, новых подвигов и славы. Главное же - хотелось «отыграть» проигранную в итоге Грузию. Примириться с фактом, что успешные революционеры крайне редко надолго удерживают власть, Михо никак не мог - то ли амбиции не позволяли, то ли недостаточное знание политической истории. Так или иначе, предложение Саакашвили принял, сознательно пойдя на политический мезальянс.

Естественно, долго такая музыка играть не могла.

В стране с развитой политической культурой Саакашвили имел бы достаточно шансов, не сработавшись с президентом, возглавить одну из оппозиционных партий. Но политическая культура Украины до сих не может выйти из подросткового периода. В стране, где рукоприкладство на сессиях парламента - норма, где взять да лишить неугодного политика гражданства, да ещё и в его отсутствие - тоже норма, где из-за опасений возможного въезда этого самого политика в страну на предполагаемом пункте его въезда блокируется международное железнодорожное сообщение, и весь этот детский сад обставляют на полном серьёзе, - в такой стране запретных приёмов просто не бывает. А любой серьёзный конфликт интересов можно раздуть в огромное квазиполитическое шоу. Чем оба наших героя уже полгода успешно и занимались.

Правда, последний шаг Пётр Порошенко оказался весьма осторожным. Риски-то у миллиардера-президента посерьёзнее, чем у его безшабашного оппонента. Заведя уже несколько уголовных дел на Саакашвили - в том числе и о подготовке госпереворота, якобы финансированой сбежавшим в Россию олигархом Сергеем Курченко (с явно фейковыми уликами) - власть, однако, предпочла не связываться. И не слишком элегантно, зато оперативно выдворила Михо из Украины. Даже не в Грузию, где его появление наделало бы немало шуму, - нет же, в полном соответствии духу и букве международного права о реадмиссии нелегалов. То есть, в ту страну, из которой нелегал (которым официоз продолжал считать Саакашвили) прибыл.

Так оказался Михо в Варшаве, где встречать его в аэропорт приехали депутаты от правящей партии PiS. Да и как им было не приехать: в 2008 году, накануне российско-грузинского конфликта, президент Грузии Саакашвили принимал в Тбилиси тогдашнего президента РП Леха Качиньского, затем разбившегося в авиакатастрофе под Смоленском, а ныне почти канонизированного своим братом Ярославом, закулисным авторитарным польским правителем.

Вне всякого сомнения, варшавский официоз был бы счастлив разыграть карту «пострадавшего за правду реформатора» в своих регулярных стычках с Киевом. Вот только Михо это вряд ли будет интересно: акции Варшавы в нынешней Европе - далеко не берлинские...

Впрочем, и «идти на Берлин» специально не пришлось: корреспонденты самого читаемого немецкого таблоида Bild «вынули» ещё не успевшего перевести дух Михо на срочное интервью. И вечером в понедельник вся германоязычная Европа прочла: если ЕС и лично канцлера ФРГ Ангела Меркель не предпримут ответственных шагов, Украину ожидает крах. «Порошенко разрушает эту страну, и хочет избавиться от меня, так как я обличаю коррупцию», - подытожил Саакашвили. Просто и всем понятно, без разных унылых цифр, дат и прочих подробностей, интересных одним лишь юристам да экономистам.

Многие украинские обозреватели считают, что функционирующий в Европе Саакашвили для Порошенко значительно опаснее того же Саакашвили, находящегося в Украине.

Безусловно, разъярённый политик постарается «слить» в Брюсселе и Берлине максимум компрометирующего президента Украины материала. Правда, если он полагает, что откроет так называемому Западу что-то принципиально новое, то ошибается.

Ни у кого на том Западе особых иллюзий по поводу Порошенко нет. Последняя выходка его блока - попытка в ночь с 7 на 8 декабря тихонько «протащить» закон, «реструктурирующий» антикоррупционные боро по всей стране таким образом, чтобы парламент мог назначать и увольнять их прокуроров - чуть было не обошлась Украине в заблокирование «безвиза».

В целом же в таких муках родившееся, с таким трудом развивающееся, да ещё и истерзанное войной государство свободный мир считает хоть и проблематичным, но никак не враждебным. А его президента - каким бы он ни был - определённым залогом внутренней стабильности этого государства.

Раскачивать «украинскую лодку» извне никак не входит в список западных приоритетов, нравится это Саакашвили, или нет.

Если же народные волнения и призывы к импичменту Порошенко (при том, что такая процедура никак не «прописана» в украинском законодательстве) и после депортации Саакашвили будут нарастать, Запад, безусловно, примет это во внимание. Но даже если Порошенко «свалят», объявив досрочные выборы (т.е. не дожидаясь 2019 года), то это никак не гарантирует победы именно Михо. Последние данные киевского Фонда Демократических Инициатив определяют поддержку Саакашвили в максимум 22% населения.

Для большинства же украинцев отважный закавказский реформатор как был, так и остаётся иностранным специалистом, которого власть сначала пригласила и обласкала, а затем начала гнобить.

Ясно, что несправедливо. Ясно, что нужно извиниться. И паспорт вернуть: пусть себе живёт человек в нашей стране, коли так успел её полюбить...

Поэтому мечта Саакашвили вернуться в Украину легально раньше или позже сбудется непременно. Что же до триумфального въезда, радостных толп и осыпаний цветами, - осмелюсь списать сие на разгорячённое воображение бойца, вошедшего в раж.

2 Комментарии