Черная дыра избирательной кампании

ФОТО: POLITICO

Вмешательство в избирательные кампании извне с использованием социальных сетей теперь часто превращается в вопрос национальной безопасности. В Латвии предвыборная гонка начнется через четыре месяца, а российская пропаганда – повседневность. Oднако Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией, осуществляющее партийный надзор, беспомощно разводит руками.

ФОТО: Графика: Лоте Лармане, Re:Baltica

Мартиньш Калис (30) уже почти десять лет видит длинные рекламные паузы по телевизору только в гостях. Новости он узнает в интернете и социальных сетях. Там перед местными выборами он и заметил рекламный ролик короля соцсетей латвийского политикума, мэрa Риги Нила Ушакова. Впрочем, как и многие другие, поскольку Youtube и популярнейшую социальную в мире соцсеть Facebook ежедневно посещает каждый третий житель Латвии.

«Один раз посмотреть этот ролик было интересно, — говорит Мартиньш, — потом он надоел, как всякая реклама. Наверное, появлялись и другие, но они не запомнились». На его выбор предвыборная реклама не повлияла. Он голосовал в Сигулде.

Официально парламентская предвыборная кампания в этом году начнется 9 июня.

До тех пор политики в соцсетях могут публиковать, что захотят, и платить за покрытие более широкой аудитории неограниченные средства. Эти траты БПБК не учитывает и закон не запрещает.

Руководитель отдела финансового контроля над партиями Амилия Яунскунга поясняет, что о предвыборных издержках партии должны отчитываться только по записям о спонсорских взносах, осуществленных в ходе кампании, то есть, за четыре месяца до выборов.

«В этом году головной болью БПБК должны стать пожертвования неизвестного происхождения, — считает исследователь центра общественной политики Providus Ивета Кажока, — хорошо бы, если бы к делу подключился и Совет национальной безопасности, поскольку основное беспокойство в избирательной кампании этого года внушают не жульничество и взаимные расчеты местных партий, а серьезная угроза национальной безопасности и избирательному процессу».

Каждая партия на грядущие парламентские выборы может потратить 533 347,95 евро.

Скролль, Форест, скролль!

Популярность социальных сетей в последние годы стремительно растет: eжедневно в Латвии ими пользуются больше людей, чем слушают радио или читают газеты. С трона не сброшено пока только телевидение.

Youtube и Facebook стабильно удерживают позиции в тройке наиболее посещаемых интернет-ресурсов. Самую популярную в прошлом году телепередачу – матч Латвия-Швеция мирового чемпионата по хоккею на канале TV3 — посмотрели около 246 тысяч человек. Youtube ежедневно посещали 706 тысяч.

ФОТО: Графика: Лоте Лармане, Re:Baltica

БПБК называет затраты партий на рекламу в интернете «ничтожными» по сравнению с общими издержками кампаний. В ходе прошедших муниципальных выборов больше всех, почти 11 тысяч евро, на нее потратила (или задекларировала в качестве затрат) партия «За развитие Латвии».

Однако анализ, проведенный Re:Baltica, показывает, что общая сумма средств, потраченных партиями на саморекламу в интернете перед выборами в органы самоуправления, была немаленькой: около 117 тысяч евро или 10,6% всех рекламных издержек.

Маленькие партии – например, «Латвии и Вентспилсу» или «Партия Лиепаи» — не задекларировали ни цента, в то время как «Единство» или Национальное объединение израсходовали многие тысячи, и именно в Facebook.

Важность темы можно продемонстрировать, проанализировав, где осел миллион, потраченный на предвыборную рекламу. На интернет, частью которого являются социальные медиа, партии израсходовали больше, чем на клипы в общественных СМИ, на коммерческих телеканалах и на рекламу в общенациональной прессе.

ФОТО: Графика: Лоте Лармане, Re:Baltica

БПБК информацию о соцсетях включает в общие издержки на рекламу в интернете. «Мы просто не обобщали эту информацию, — говорит Яунскунга, — к следующим выборам в Сейм (в 2018 году – ред.) можно попробовать как-то выделить в отчетах социальные сети».

Хьюстон, у нас проблема!

На этот раз проблема не в законе – он суров. До 9 мая СМИ должны подать в БПБК расценки, иначе ничего рекламировать будет нельзя. Как партии, так СМИ в течение трех дней после заключения договоров обязаны предоставить их копии в бюро. Оно заказывает мониторинг СМИ, чтобы убедиться, что задекларированное согласуется с реальностью.

«Система у нас отлажена, — говорит представитель БПБК Яунскунга, — Мы мониторим предвыборный период везде, и в СМИ, и в партиях, и среди третьих лиц».

Однако Youtube, Facebook и Twitter зарегистрированы за пределами Латвии и перед бюро по предвыборным рекламным тарифам не отчитывались. Контролер разводит руками: «Мы не можем им ничего запретить, они находятся вне латвийской юрисдикции». Впрочем, БПБК отказалось ответить даже на элементарные вопросы о контроле над политической рекламе в соцсетях. Например, когда и у какой соцсети запрашивалась информация. Объяснили, что раскрытие методов затруднит работу. Так что невозможно было убедиться, что бюро хотя бы попыталось что-то контролировать.

Реклама профиля Нила Ушакова в Facebook начала появляться за 10 месяцев до выборов. За нее платила партия «Согласие». Сколько? Ушаков не ответил.

ФОТО: скриншот

Из отчетов соцсетей о правительственных запросах видно, что Twitter латвийских исследователей муниципальной избирательной кампании не интересовал вовсе, а в Facebook послано 12 запросов о предоставлении информации об 11 аккаунтах.

Второй фактор, ограничивающий контроль в соцсетях – это возможность настройки спектра параметров аудитории (интересы, образование, другие переменные) при размещении рекламы. Если ваши параметры не отмечены, вы, так же, как и бюро, даже не заподозрите о существовании рекламы соответствующей партии.

«Очень сложно идентифицировать те случаи, когда кандидат в депутаты, физическое или юридическое лицо, за деньги размещает какой-либо материал или информацию с признаками агитации», — признает Яунскунга. Возможности независимого мониторинга засечь подобные посты также ограничены.

«Интернет – это проблема, но ни у кого нет ее решения. У нас тоже нет ее однозначного видения. Однозначно нельзя утверждать, что БПБК ничего не может сделать».

Партии следят за конкурентами и докладывают бюро, если замечают возможные нарушения. Эти сообщения БПБК проверяет. Судья Верховного суда может выдать ордер на предоставление выписки с банковского счета для проверки, платило ли лицо Facebook. После местных выборов такие выписки запрашивались, — как о лицах, так и о партиях, однако более подробную информацию БПБК не предоставило. По поводу минувшей кампании инициировано 205 проверок, понять, какое число из них касается соцсетей, невозможно.

Возможность обойти «потолки»?

Специалист по маркетингу, автор блога «Ardomu.lv» Янис Полис отмечает: одна из причин все более активного использования латвийскими политиками социальных сетей для коммуникации с избирателями – это желание обойти законодательные ограничения затрат на кампании. «БПБК пока не может в полной мере проконтролировать рекламные вложения в различные социальные платформы».

ФОТО: Графика: Лоте Лармане, Re:Baltica

Партии тратятся на соцсети, чтобы охватить младшее поколение избирателей. Например, «За развитие Латвии» рекламировалась в Facebook, чтобы обратиться к социально активным жителям Латвии 20-40 летнего возраста, рассказывает генеральный секретарь партии Виестурс Лиепкалнс.

«Наш избиратель молод, и нам без соцсетей не обойтись».

В свою очередь, Союз «зеленых» и крестьян, нацеленный на людей старшего возраста, традиционно живущих за пределами Риги, тоже покупает рекламу в Facebook, несмотря на то, что его избиратель не является активным пользователем социальных сетей. «Во-первых, потому что нам важен эффект присутствия, — объясняет Артурс Граудиньш, генеральный секретарь Крестьянского союза Латвии, входящего в СЗК — важно быть там, где люди. Во-вторых, СМИ, которые потребляет избиратель СЗК, тоже испытывают влияние социальных сетей, ну, и в-третьих, соцсети – это дополнительный инструмент мониторинга».

Ивета Кажока указывает, что БПБК не имеет внятного объяснения для участников предвыборной гонки, что законно, а за что им грозят неприятности. Генеральный секретарь Национального объединения Райвис Зелтитс вспоминает, что перед местными выборами его партия долго допытывалась в бюро, как лучше отчитываться за рекламу в социальных медиа, но ответ получила в последний момент.

«БПБК в состоянии сравнить пару столбцов из отчетов партий и СМИ, — сокрушается Кажока, — Но я не знаю ни одного случая за последние годы, когда БПБК было способно найти выход из нестандартной ситуации».

Тревога о вмешательстве со стороны

Вероятность такого сценария подтверждают события зарубежных избирательных кампаний, о которых стало известно в минувшем году. Показания представителя Facebook Конгрессу США выявили деятельность российской компании «Агентство интернет-исследований» на президентских выборах в 2016 году. Компания купила примерно 3000 рекламных постов в Facebook и Instagram на 100 тысяч американских долларов. Сумма сравнительно небольшая, однако посты, с помощью которых распространялись, в том числе, фейковые новости, направленные на раскол общества, в социальных сетях увидели до 150 миллионов человек.

ФОТО: POLITICO

Агенты российских спецслужб пытались шпионить за избирательной кампанией нынешнего президента Франции Эмануэля Макрона, создав фальшивые профили в том же Facebook. Накануне парламентских выборов в Германии Facebook заблокировал несколько десятков тысяч фальшивых аккаунтов, чтобы исключить возможное вмешательство в выборы и в этой стране. В свою очередь, на просьбу Великобритании предоставить анализ возможного вмешательства России в референдум о членстве в Европейском союзе, более известный как «Брекзит», Facebook не ответил по существу.

Это разозлило политиков и ответственные учреждения. Теперь социальная сеть пообещала провести углубленное расследование, использовали ли российские агенты платформу для распространения фальшивых новостей с целью оказания влияния на голосование по «Брекзиту».

Руководитель Центра передового опыта НАТО в области стратегической коммуникации (StratCom) Янис Сартс признает: существует небольшая возможность, что Россия предпримет попытку повлиять на ход выборов в Латвии. «Я не думаю, что она велика, поскольку с российской точки зрения в ее распоряжении здесь есть много других инструментов влияния».

Надежда умирает последней

Выявление таких случаев затрудняет получение ответов от социальных сетей. Отвечая на вопрос, запрашивало ли БПБК информацию о рекламных затратах партий у Facebook, Яунскунга «плавает»: «Не скажу, был ли это конкретно Facebook, Twitter или другой интернет-портал, но часто ответы на запросы мы получали отрицательные». Социальные сети готовы делиться информацией только в рамках уголовных процессов, а БПБК осуществляет партийный контроль в административном порядке.

Яунскунга выражает надежду, что в будущем лед растает, ссылаясь при этом на публичное высказанное основателем Facebook Марком Цукербергом намерение сделать размещение политической рекламы на платформе более прозрачным.

За этим заявлением последовали и другие – о том, например, что пользователи смогут выяснить, входили ли они в целевую аудиторию рекламных постов российского «Агентства интернет-исследований». Или о том, что пользователи, размещающие политическую рекламу, должны будут подтверждать свою идентичность и ясно указывать плательщика.

Однако, по крайней мере, в Латвии эти нововведения пока недоступны. На вопросы Re:Baltica Facebook тоже не ответил.

Не только БПБК не знает, как контролировать траты политиков и партий в интернете. Такая же ситуация сложилась и в Литве, и в Эстонии, где надзорные органы начинают просыпаться и признают проблему.

Никаких законодательных изменений для решения этих проблем до новых выборов в Сейм не ожидается – с ответственной парламентской комиссией достигнуто соглашение о том, что во время игры правила меняться не будут.

До тех пор БПБК остается только надеяться, что удвоение финансирования на мониторинг (до 32 тысяч евро) и новые технические приспособления позволят контролировать рекламу партий в соцсетях более качественно. Бюро планирует также создать интерактивную карту, на которой можно будет увидеть расходы партий относительно разрешенных потолков, чтобы избиратели могли сообщать о возможных нарушениях.

А пока политики в борьбе за сердца избирателей могут спокойно обещать им молочные реки в кисельных берегах. «Во время рижских выборов меня потрясло, что все соревнуются, как в супермаркете: скидки, платежи, а содержание и идеи [рекламируют] очень мало», — говорит Мартиньш Калис. Хотя он и не заметил, чтобы увиденная реклама на него повлияла, он признает: наверное, это действует.

НАВЕРХ