Преступление и наказание: непростая жизнь вынудила почтальона воровать чужие письма

Иллюстративное фото

ФОТО: Edijs Pālens / LETA

В середине января суд признал виновной проживающую в Южной Эстонии и работающую почти всю жизнь почтальоном Майе (имя изменено – прим. ред.), которую обвиняли в краже чужих писем, пишет Postimees.

Майе 55 лет. Большую часть жизни она работала почтальоном. К настоящему моменту ее трудовой стаж составляет 35 лет. Начинала она свою работу еще при Брежневе, а последние полтора года не работает.

В середине января Майе была признана судом виновной. В рамках согласительного производства Тартуский уездный суд назначил почтальону штраф в 2000 евро. Майе не придется выплачивать эту сумму, если она не совершит преступление в течение ближайших 18 месяцев. Также ей придется возместить судебные издержки.

Жизнь у Майе несладкая. В настоящее время она получает пособие по нетрудоспособности, составляющее 210 евро. «Разумеется, я сожалею, что так поступила», - сказала она.

Родителей у нее не осталось, детей нет. Не имеет Майе квартиры и автомобиля. Работа почтальоном приносила ей около 300 евро в месяц.

Майе проживала в социальном доме. Никого к себе она не пускала. Когда она угодила в больницу, в ее комнату пришли убрать и обнаружили там мешки, набитые вскрытыми письмами.

Об этом сообщили предприятию Eesti Post. Всего в комнате почтальона обнаружили 726 писем. О произошедшем известили полицию.

Письма Майе вскрывала у себя в комнате. Если в конверте были деньги, она забирала их себе и отправлялась за покупками.

На допросе в полиции Майе сказала, что по глупости хранила все присвоенные письма у себя в комнате. Почтальон отметила, что за все время в украденных письмах ей удалось найти около 300 евро. Что было в кроновые времена, по ее словам, вспомнить сложно.

«Никакой справки от врача у меня нет. Я не страдаю клептоманией», - приведены в материалах дела слова Майе.

Сама почтальон так и не смогла объяснить, зачем она оставила письма себе. Первые украденные письма датированы 2007 годом, а последние - 2016-м.

Когда у Майе спросили, почему она вообще решила красть письма, она ответила: «Простите, но я не могу ответить на этот вопрос».

Теперь она живет в социальном доме, работать не может. «Здоровья совсем нет. Через каждые 20 минут мне надо прилечь. У меня много разных болячек», - говорит Майе.

Читать также

НАВЕРХ