Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Глава католиков Латвии: у нас с Россией общие корни

Глава Римско-католической церкви в Латвии, архиепископ Рижский Збигнев Станкевич ФОТО: LETA

Глава Римско-католической церкви в Латвии, архиепископ Рижский Збигнев Станкевич рассказал Русскому TVNET о религиозном уровне Латвии, перспективах религиозного обучения и духовного развития, а также подчеркнул, что Латвию с Россией многое объединяет.

- По данным социологического исследования, в Латвии верующими себя считают 40%. Скажите, это высокий показатель?

- Это невысокий показатель, потому как количество крещённых больше, чем количество верующих. Бывают, что ребёнка крестят или по семейной традиции, или следуя за модой. Например, когда наступило «духовное пробуждение» после провозглашения независимости Латвии, все повально пошли в церковь.

- То есть, после Атмоды появилась мода ходить в церковь?

- Тут есть два аспекта. После падения Cоветского Союза у многих людей действительно был духовный голод. Но поскольку возросло число прихожан, появились и те, кто стал ходить в церковь «за компанию». Когда первый «бум» прошёл и начались будни, количество посетителей церкви сократилось.

В советское время религия подавлялась. Например, журналистам и учителям было запрещено ходить в церковь. Если кто-то открыто исповедовал свою веру, он терял работу. Внушалось, что вера в Бога – ненаучно, отстало. Это до сих пор осталось на подсознательном уровне у многих латвийцев.

Но постсоветское наследие – только лишь один аспект. Но на него наложилось западное влияние. На Западе царствует материализм, и тут я вижу некие параллели с советским временем. «Это твоё частное мнение, ты можешь веровать, но будь добр – не демонстрируй это!»

Сейчас тоже самое на политическом поприще - если твоя вера станет поперёк политкорректности, тебя уничтожат! Не физически, конечно, но может пострадать твоё доброе имя и тебя дискредитируют. В наше время этот механизм немного тоньше, но по сути действует также.

Я называю советское наследие вирусом ВИЧ в духовном плане.

В том смысле, что теоретический материализм лишил нас иммунитета против инфекций, которые пришли с Запада.

Западные люди уже долго живут в, так скажем, демократии (это условное понятие). Но наших людей отличает то, что они беззащитны перед западными веяниями. Скажем, те дешёвые фильмы, которые к нам пришли – американцы их не смотрят. Помните эти сериалы по 600-900 серий? В одно время все ринулись к экранам и смотрели их каждый день. Для многих время сериалов было настолько святым, что имело такое же значение, как и богослужение у верующего человека. То, что на западе было негоже, отправили на съедение к нам. А мы и съели с удовольствием!

Современный человек сейчас изранен и искалечен старыми идеологиями.

Но у нас понемногу формируется новая элита, в хорошем смысле этого слова. Это люди, которые знают, чего они хотят, и сами ищут возможность получить образование, в том числе и в духовной области. Вот их уже так легко не проведёшь! Но, к сожалению, это пока исключение, большинство живёт по традиции – принимают, но не осмысливают. Такая тенденция наблюдается даже у некоторых глубоко верующих людей – они верят, но не способны сформулировать во что именно, им не хватает религиозного образования.

- А где современный ищущий человек может получить это образование?

- В первых трёх классах школы есть возможность выбрать христианское учение. Родители должны выбрать для своих детей один обязательный предмет – этику или религию. Большинство выбирают этику.

- А почему? Может быть, многие боятся, что их ребёнку будут навязаны определённые религиозные взгляды?

- Именно так. Но этот предмет – общеобразовательный и теоретический. Потому как главные христианские конфессии договорились об экуменической программе. (Экуменическое движение — движение за сближение и объединение различных христианских конфессий, один из механизмов межхристианских отношений – прим.ред.) Мы никого не подстраиваем под свой лад, а просто образовываем в области христианства.

Это не навязывание определённой идеологии, а просто информация.

Я считаю, что дети имеют право ознакомиться с теми основами, на которых держится европейская и западная цивилизация.

И, например, теперь, видя вызовы, которые представляют собой беженцы, мы видим, что Россия, хоть её у нас и критикуют, – принадлежит к европейской цивилизации. Это страна с христианскими корнями, хоть и конфессия другая, но корни-то одни!

Только теперь мы начинаем ценить и замечать то, что нас объединяет.

Если нет возможности образовываться, человек беззащитен и перед сектами? и перед исламскими религиозными течениями. У каждого желающего появляется возможность «навешать ему лапшу на уши».

- Как Вы оцениваете уровень религиозности среди латвийской молодёжи?

- К сожалению, я вижу, что уровень религиозности среди молодежи невысок. Всему виной «массовая культура» и общество потребления.

- Как современным молодым людям в условиях общества потребления встать на путь духовности?

- В школах есть возможность христианского образования. Начиная с 4 класса, если в школе есть десять человек, которые проявляют активное желание изучать христианство, руководство школы обязано обеспечить уроки религии.

- В таком случае руководство должно привлечь педагогов из христианских школ?

- Да, у нас есть несколько христианских школ, но, к сожалению, мы боремся с большими финансовыми трудностями. Финансирование, которое выделяет нам государство, покрывает всего 30 % расходов на содержание.

В Рижской католической гимназии скоро будут доступны новые, конкурентоспособные программы. Например, мы открываем мультимедиальное направление.

8 декабря в Латвии открылось христианское радио Мария.

Благодаря этому, все наши ученики смогут практически применить свои знания и поучаствовать в жизни радио.

Ещё есть Рижский Высший институт религиоведческих наук, где у студентов есть возможность получить образование гуманитарного бакалавра по религии и две программы магистра – душепастырский консультант, после окончания которой можно работать Капелланом в армии, в тюрьме или в больнице. Вторая профессия – учитель религии, этики и философии.

Таково наше предложение, чтобы предстоять вызовам современного общества. У нас могут учиться представители всех конфессий, не только католики. Мы ввели годичную программу, после которой любой бакалавр в любой области может поступить в магистратуру Рижского Высшего института религиоведческих наук.

Это программа пользуется достаточно большой популярностью. Большинство студентов – те, кто хотят именно для себя больше узнать о религии и своей вере, или даже те, кто ещё ищет смыл жизни. Вторая группа - те, кто уже имеет диплом бакалавра, но по работе пригодился бы и магистр. Учатся, чтобы повысить свою квалификацию. Прежде чем я стал епископом, я два года был директором этого института.

- Есть такой тип людей, которые считают себя верующими, но в церковь по ряду определённых причин не ходят. Скажите, с точки зрения христианства, подобное поведение допустимо? Достаточно ли просто верить в Бога, не посещая церкви, не соблюдая пост и не читая молитвы?

- Это довольно распространённая позиция. Это как раз тот индивидуалистический подход, который начался со времён Декарта. Рене Декарт хоть и был практикующим католиком, но дал толчек процессу, который в конце привёл к сегодня столь распространенному индивидуализму. Со времен Французской революции и Эпохи Просвещения веру всё больше и больше выводили в личную сферу.

Но ход мысли должен быть таким –

если Бог существует и ты признаёшь его существование, почему ты отрицаешь церковь?

К таким мыслям пришёл я во время своего сознательного поиска.

- То есть, Вы тоже находились в духовном поиске?

- Да, я самостоятельно пришёл к религии. Я был инженером и после нескольких лет духовного поиска я пришёл к религии. Если Бог есть, то я хочу узнать какой он, ради чего он меня создал, и каков его глобальный план. Моя жизнь не бессмысленна, а это значит, что Бог, создавая меня, имел какую-то задумку.

Если уж так, если я как христианин верую, что Христос – сын Божий и Бог явил себя в Нём наиболее полным образом, тогда я хочу познакомиться и с его учением. Кода я углубляюсь в его учение, оказывается, что он сознательно создал группу учеников, и назвал эту группу Церковью. Бог дал Церкви полномочия передавать его учение дальше и делать его присущим среди людей во все времена.

- Значит, церковь – это проводник от человека к Богу?

- Да, Церковь – это мистическое тело Христа. Тело слушается своей главы - Христа и действует в мире. Церковь – его руки.

Если человек говорит, что он верит, но делает это сам по себе, это означает то, что он сделал всего лишь первый шаг и понял только «одну крупинку».

- Но ведь если человек сделал первый шаг, это уже неплохо?

- Конечно неплохо, но если он на этом останавливается – это, как правило, ни к чему не приводит. Человек на этой стадии ещё замкнут в своем индивидуализме. Такой взгляд – яркое выражение современного менталитета.

- Что Вы можете посоветовать тем людям, которые хотят сделать карьеру, заняться бизнесом и сохранить духовность?

- Я не против карьеры и материальных благ. В начале Книги Бытия написано, что когда Бог создал человека, он сказал: «наполняйте землю, и обладайте ею». В том смысле, что человек может её обрабатывать, покорять. Но только не надо забывать о том, что есть определённые правила, и человек не абсолютный властелин.

Я призываю не забывать о своей душе. Надо знать, что ты родился в той части Европы, которая имеет христианские корни. Ознакомься со своими корнями и прочитай Библию. Ознакомься с церковью, с той традицией, в которой создана твоя семья.

- Сейчас, наверное, очень много семей, члены которых – представители разных религиозных конфессий?

- Да, это создаёт определённые трудности, но это также один из стимулов.

Я знаю такие семьи, где в одно воскресенье жена идёт с мужем в его церковь, а в другое – наоборот.

Они пытаются открываться друг другу таким образом.

- Ходить в церковь другой конфессии не запрещено?

- Не запрещено. У нас с Православной церковью на высшем уровне была договорённость, что если в каком-то месте нет католической церкви, но есть православная, то католик может приступать к причастию и к исповеди в Православной церкви, и наоборот. Правда, сейчас не все батюшки принимают это.

Если Католическая церковь венчает пару, то католическая сторона должна сделать всё возможное, чтобы детей этой пары покрестить в католической вере. Раньше это было железное условие, но в последние десятилетия, мы пришли к выводу, что надо сделать всё возможное и проинформировать эту сторону об их долге, но ситуации бывают разные, потому сейчас бывают и исключения.

- Какие Ваши пожелания верующим и неверующим Латвии?

- Делясь своим опытом, хочу призвать всех не списывать ту традицию, в которой выросли ваши предки. Ознакомясь с этой традицией, я уверен, что каждый, даже если он полностью не откроется для этого, но хотя бы найдёт что-то ценное лично для себя.

Потому что сейчас происходит смена эпох, резкий цивилизационный перелом.

Мир быстро меняется и становится другим. Мы по-другому всё воспринимаем, меняется система ценностей, это происходит очень резко. Моё убеждение – мы находимся в процессе этого перелома. И если у человека нет каких-либо точек отсчёта, то тогда он теряется и чувствует себя беспомощным. Желаю, чтобы каждый нашёл свой крепкий фундамент.

НАВЕРХ
Back