Не надоела ли "осажденная крепость" рядовым россиянам?

Иллюстративное фото

ФОТО: ITAR-TASS/ScanPix

​Там, где нет ясности, всегда хватает слухов и пересудов. Не исключение из этого правила и готовящийся в Конгрессе США законопроект об очередном пакете антикремлевских санкций. Что и кто конкретно станет целью новой экономической атаки, в точности пока неизвестно, но некоторое напряжение на фондовых рынках по обеим сторонам Атлантики уже появилось. В то время как эксперты американского Citibank пророчат, что внедрение новых санкций в ближайшем будущем обвалит курс рубля на нешуточных 15%, некоторые российские экономисты считают этот прогноз довольно мягким и осторожным. Так или иначе, все солидарны в одном: стоимость жизни в России будет и дальше расти. В отличие от доходов. Осознают ли россияне, что лично им противостояние со свободным миром не сулит никаких выгод - одни лишь расходы, с каждым днем все более обременительные?

С известной долей приближения на этот вопрос попытались ответить в российском Левада-центре, независимой ассоциации экспертов, уже пару десятков лет занятых исследованием общественного мнения. Общую усталость граждан РФ от все более изматывающей "гонки с Америкой", в которую их, не спрашивая согласия, втащили, неплохо иллюстрируют данные опроса, проведенного в порядке личных интервью на дому у респондентов в 136 городах и сельских местностях 52-х регионов РФ еще во второй половине июля. То есть, когда ни о новом пакете санкций, ни о возможном серьезном обвале рубля еще и речи не было.

Речь зато была - и какая обильная! - о двух решениях Госдумы: о повышении пенсионного возраста и подъеме НДС. И каким бы ни было отношение к обоим нововведениям даже у самых здравомыслящих российских комментаторов, аналитиков и публицистов (а их мнения в данном случае разделились),

обыватель быстро сообразил: раз власть идет на такие непопулярные шаги, значит с финансами в царстве-государстве становится туго.

Это ведь вам не просто памятная народу медведевская фразочка про "денег нет, но вы держитесь", а куда как конкретные меры по "затягиванию поясов". А чего, спрашивается, ради? Во имя какого такого светлого будущего? Пояса, так и быть, затянуть можно, нам ли привыкать, но где, собственно, "морковка"?

Потому как именно про нее кремлевские медиа предпочитают изъясняться весьма туманно.

Еще бы: легко ли говорить о "морковке", не упоминая, почем она?

Хотя вся суть дела могла бы уместиться в трех коротких фразах: "Покажем Западу, с кем он рискует тягаться! Правда, платить за это будете вы, уважаемые граждане. Вне всякого сомнения, вы согласны на такой патриотический жест, не так ли?"

Но эти три конкретных и правдивых фразы стоили бы карьеры любому политику-"единороссу" или ведущему официозного телеканала. Согласно неписаному кодексу российского ханжества произнести такое - верх цинизма. А вот воплощать ежедневно на практике, не называя вещи своими именами - очень даже нормально. Как будто умолчание что-то по существу меняет. Как будто от кого-то в стране большой секрет, из чьих карманов финансируются бесконечные "путин-шоу" - как для внутреннего рынка, так и для внешнего.

В силу тех же особенностей менталитета российской власти уже очень давно не произносят в Кремле имени Алексея Навального. Даже когда говорят конкретно о нем. Рационального объяснения искать тут не приходится; исследование этой странной закономерности - забота исключительно психотерапевтов; в данном же случае интересно то, что до последнего времени лицемерную игру в не-назовем-значит-оно-вроде-как-и-не-существует массы с воодушевлением подхватывали.

Хотя и не могли не знать, что "оно", конечно же, существует.

И выходило совсем как в старой русской шутке про известную часть тела: слова, видите ли, такого нет, но место все же имеется.

Ясно, что обывателю проще засунуть голову в песок, и не соотносить следствия с причинами - и нервы целее, и жизнь спокойнее. Если же такую модель предлагает ему власть - еще лучше: получается, что это не он(а) врет себе, а врут "сверху". Тем меньше личной ответственности, и, опять-таки, спокойнее жизнь.

Но вся эта музыка худо-бедно играет, пока дело не доходит до кровных. Особенно когда их и так от зарплаты до зарплаты в обрез. Удивительно ли, что в течение последних месяцев тема социальной справедливости в российском общественно-дискуссионном пространстве заметно потеснила великодержавные сюжеты?

То есть, замечательно конечно, что Крым наш, но никто ведь не предупреждал, что платить за него будут простые россияне. Никто ведь не предупреждал, что планку пенсионного возраста задерут аж до 67 лет, до которых еще поди доживи. И так далее. А что в Европе и Америке одни враги, то это еще как сказать. Кто там был - вернулись довольные. Мы может и лучше их, но Америка все равно богаче, ясно и ежу. С ней тягаться - только деньги на ветер пускать. Которых и так негусто.

Эти нехитрые выкладки народного здравого смысла иллюстрируют цифры Левада-центра. И заодно показывают наметившуюся в России за последние полгода тенденцию к более реалистическому мышлению. В июле на вопрос об отношении к США позитивный ответ дали 42% опрошенных россиян - против всего 26% в январе. Соответственно, негативно воспринимают Соединенные Штаты 40% опрошенных (в январе таких было 52%). 18% в июле (против 22% в январе) затруднились ответить на этот вопрос.

К Европе в РФ традиционно относились лучше, чем к Америке: ее лучше знают, в нее чаще и более массово ездят. Очень хорошее отношение к Евросоюзу подтвердили 4% опрошенных (против 3% в январе); в основном хорошее - 38% (заметный скачок после январских 29%). В основном плохо относятся к ЕС 27% (в январе такую оценку дала треть опрошенных, 33%). Число воспринимающих ЕС однозначно плохо упало с января на 2% (11% против прежних 13-ти). А затруднившихся ответить - как и в случае с США - несколько уменьшилось (20% против январьских 22-х).

Любопытно, что, невзирая на назойливую антиукраинскую пропаганду, отношение статистического россиянина к Украине за последних полгода скорее поляризовалось, чем однозначно ухудшилось. Притом, что доля респондентов, относящихся очень хорошо или в основном хорошо к Украине, за полгода незначительно возросла (4% в июле против 3-х в январе и 33% в июле против 32-х в январе соответственно), число имевших исключительно негативное мнение респондентов подскочило на 7%, достигнув 20%-ной отметки - против январских 13%. Не в последней степени за счет сокращения числа затруднявшихся ответить (18% в январе, и только 15% - в июле).

Рекордно возросло число убежденных, что отношения РФ-США никак не изменятся после Хельсинкской встречи. Таких оказалось более половины опрошенных - 53% (против 29-ти в январе). То есть, пребывание под санкциями уже успело превратиться в привычную часть российской действительности, с которой худо-бедно смирились.

Другое дело, что особого энтузиазма такая жизнь у россиян, похоже, не вызывает. По данному вопросу у Левада-центра - убедительная ретроспективная статистика. Если в апреле 1997 года курс на сближение России с миром западной демократии приветствовало 67% опрошенных, то к июлю 2015 года их число упало аж до 50%. Но затем снова возросло, чуть-чуть превысив "исходную" цифру 1997 года (68% респондентов в июле 2018 года). Близкую картину дает динамика сторонников изоляционизма: 16% в 1997 году, 37% в 2015-м, и 21% в июле этого года. И в течение всего 21-летнего периода неуклонно сокращалось число не имеющих определенного мнения (17% - 14% - 12% соответственно).

Ясно, что модель "осажденной крепости" неспособна успешно функционировать в течение длительного срока. Поскольку довольно быстро изматывает граждан "осажденного" государства.

Тем более, что РФ - не Израиль, где такая модель, увы, оправдана соображениями каждодневной безопасности. У РФ этой проблемы нет: соседи-то совсем иные!

Реально российским гражданам не угрожает никто - кроме их собственного правительства, разумеется.

В частности, когда, стремясь уменьшить чувствительность санкций, Кремль пробует компенсировать свои финансовые потери из карманов российских граждан. Поэтому чем больше умы россиян будут занимать темы социальной справедливости в их стране, тем больше надежды, что когда-нибудь российский народ станет политической нацией в общепринятом смысле этого слова.

Что же касается хорошо известного конфликта холодильника с телевизором, то в России этот конфликт - всего лишь вопрос времени. Учитывая ход событий последних лет, он неизбежен. И надо ли напоминать, кто в этом конфликте неизменно оказывается победителем?

НАВЕРХ