Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Латвия - «калитка» для олигархов с востока?

Иллюстративное фото ФОТО: flickr.com/Tracy Hunter

У старого клиента - каким бы он ни был - имеется одно неоспоримое достоинство: он - старый. За это не только многое можно стерпеть, но и радоваться каждой оказии встретиться снова. В чём очередной раз наглядно убедили события прошлой недели, когда в Латвию пожаловал российский вице-премьер Аркадий Дворкович. С визитом скорее деловым, чем дипломатическим. Тем более, что официально не возражавший МИД от участия в этой встрече по понятным причинам воздержался.

В связи с чем поднялась обильная волна обвинений - вплоть до требования Союзом рыбопромышленников отставки Эдгара Ринкевича. В общем, привычная латвийская буря в ночном горшке. Подключившиеся к общенародной дискуссии социальные сети запестрели постами в духе: «Вы ничего не понимаете, этим дядям просто шпрот своих девать некуда, а МИД, естественно, ревнует», - и так далее, и прочая.

Когда же немного поутихло, оказалось, что «твёрдый осадок» - всё те же, очень старые, новости. Не то, чтобы от латвийской внешней политики так сильно страдала её экономика, - просто наложенные на соседнюю страну санкции очень уж невыгодны тем деловым кругам, что на много лет вперёд выстроили свою стратегию исключительно на гешефтах с Россией.

Словно бы не понимая, что в хорошем бизнесе любой клиент - каким бы старым, надёжным, богатым и даже приятным он ни был - не должен быть единственным.

Если же конкретно о шпротах, то я, например, никогда не мог взять в толк, отчего, живя в Брюсселе, покупал их там... в арабских магазинчиках. Которые, кстати, предлагали и другие латвийские продукты - например, охотничьи колбаски. И, судя по русскоязычной маркировке, вся эта снедь предназначалась к экспорту в страны покойного СНГ. Но каким-то загадочным образом - и, похоже, через цепочку посредников, -

часть её попадала вовсе не по месту назначения, но в столицу Евросоюза. Ещё задолго до введения санкций.

И было это - вопреки мнению многих твердолобых - лишь хорошим доказательством, что Россия - вовсе не единственно возможный рынок сбыта для латвийской продукции. После же введения санкций наиболее динамичным восточноевропейским пищевым производителям - в первую очередь, польским - удалось довольно быстро переориентироваться на иные рынки. С их-то - никак не латвийским! - обилием товара. Балканы сегодня завалены польской едой. И вовсе не оттого, что там, на Балканах, хронические неурожаи: просто польские продукты - дешевле. И никак не хуже качеством, чем сербские, боснийские или болгарские.

Да что там болгарские! Живя теперь в Триесте,

я покупаю любимые польские конфеты в ближайшем супермаркете, на лого которого значится: «у нас - только итальянское!»

Никакого надувательства: просто лого - старое. А с недавних пор поляки буквально залили северную Италию своим пивом, заметно потеснив австрийцев и словенцев. Кто и что мешает Латвии? Тем более, что именно пиво - единственный напиток, который в итальянском исполнении выходит фатальным. Сами итальянцы давно в курсе этого «сбоя», и пить предпочитают импортное.

Беда латвийских производителей - в недостатке никак не рынков, но элементарной гибкости. В плохом маркетинге, в нелюбопытстве и феноменальной инертности.

Санкции уже были введены, а дивелоперы - как латвийские, так и российские - с упорством маньяков продолжали созидать в центре Риги всё новые и новые «престижные апартаменты», - в большинстве незаселённые до сих пор. Целые сегменты латвийского бизнеса попрежнему рассчитывают на состоятельных клиентов из Москвы, которые не сегодня-завтра снова объявятся, и кинутся скупать всё подряд. Потому что ведь годами приезжали, и скупали.

И многие по привычке продолжают приезжать и сейчас. И покупать. То и сё. Только теперь это в основном касается частных лиц и сферы потребления.

Параллельно латвийскому мифу о «лучшем клиенте - московском» в евроинституциях долго циркулировал миф о маленькой балтийской стране, выставившей на продажу богатым россиянам буквально всё, что только можно выставить. В том числе разрешения на проживание. Неоднократно Еврокомиссия ставила Латвии на вид недопустимость существования «калитки» для сомнительных толстосумов из Евразии. Рига соглашалась, ужесточала требования, и увеличивала инвестиционные квоты.

Кроме многолетней и очень заметной ориентированности латвийского бизнеса на восточного соседа, у западного мифа о «латвийской специфике» были и другие отправные точки: советское прошлое, обильное русскоязычное население, наличие в Европарламенте вполне одиозных депутатов вроде мадам Жданок, и так далее. Однако позиция балтийских стран (и Латвии в том числе) в растущем противостоянии Брюссель-Кремль подтолкнули евроинституции к заметной ревизии этого мифа.

А заодно сосем недавно выяснилось, что пользоваться латвийской «калиткой» именно олигархам с востока решительно незачем. Ведь для них в Евросоюз широко открыты вполне легальные (пока) ворота, имя которым - остров Мальта.

Миллион с небольшим евро - и паспорт гражданина ЕС в кармане. С недвижимостью впридачу.

Так стоит ли мучаться с какими-то там латвийскими временными видами на жительство, автоматическое продление которых к тому же вовсе не гарантировано!

Неудивительно, что крупнейшие российские инвесторы в латвийскую недвижимость - вроде олигарха Усманова - за ВНЖ даже не обращались. Им-то с какой стати?

Ещё более сенсационным стало известие, что мальтийская государственная программа привлечения индивидуальных инвесторов в своей последней, не требующей обязательного проживания на острове, версии стартовала аккурат в 2014 году. Обнаружив столь любопытное «стечение обстоятельств», Еврокомиссия, понятно, обратилась за разъяснениями к мальтийскому официозу. И выяснила, что с момента запуска программы выдано было 705 паспортов - 202 заявителям и 503 членам их семей.

Получил огласку в медиа и мальтийский «прайс-лист»: от заявителя-инвестора требуется два базовых взноса: 650 000 евро на счёт Фонда национального развития; дополнительные 150 000 евро получает правительственный Резервный фонд. Кроме этого, инвестор должен владеть недвижимостью на острове стоимостью не менее 350 000 евро, купленной не позднее чем за год до заявления о желании получить мальтийский паспорт. Используется ли эта недвижимость для проживания, или нет - неважно. Официальная такса за каждого совершеннолетнего члена семьи заявителя - 50 000; за несовершеннолетнего - 25 000.

Самым же сенсационным оказалось отсутствие в официальных списках новых граждан Мальты, попавших в страну именно по этой программе, какой-либо информации о местах их происхождения. Тут уж буря поднялась нешуточная. «Не имей я симпатии и уважения к Мальте, я сказал бы... что это практика «банановых республик», которая должна пресекаться Евросоюзом», заметил европарламентрий из Люксембурга, правоцентрист Франк Энгель.

Многие его коллеги по ЕП высказывались куда менее дипломатично. «Гражданство... не должно раздаваться людям с тугими кошельками», заявил Роберт Зиле, экс-министр финансов Латвии. И добавил, что у него нет сомнений, что подобные схемы помогают уйти из-под санкций как раз тем, на кого они нацелены. Депутат же от социалистов Ана Гомес потребовала от Еврокомиссии расследования всех практикуемых в странах ЕС инвесторских схем. Её пожелание разделили евродепутаты от других фракций.

Расхожее мнение, что схемы, предполагающие выдачу вида на жительство (а иногда и гражданства) в обмен на инвестиции - убогий бизнес бедняков, - действительности не соответствует. В «клубе» практикующих государств находим мы также и Австрию - одну из богатейших стран ЕС. Более того, именно Австрия - наряду с Кипром и Мальтой - входит в тройку европейских государств, где существует программа по наделению гражданством наиболее состоятельных инвесторов.

Старая, надо сказать традиция: ещё полтораста лет назад Вена была всей Европе известным местом, где за наличность можно было приобрести баронский титул... Понятно, австрийские тарифы - далеко не кипрские. Но лазейка всё же имеется - и не где-нибудь на пограничье Европы, но в самом её сердце.

Если же верить сайту посредничающей в таких сделках компании Henley & Partners, то их клиентуре вообще не следует особо тревожиться. Достаточно лишь выбрать «целевое» государство. Всё же прочее - дело ловкости советников компании. И их связей в праительственных кругах стран ЕС. То есть, как прозрачно намекает выложенная в Интернете информация для клиентов Henley & Partners, даже там, где инвесторские схемы не практикуются, в отдельных случаях можно рассчитывать на исключение.

Ясно, что мы не знаем, и вряд ли когда-нибудь в точности узнаем число инвесторов, воспользовавшихся такими «исключениями». Но логика подсказывает, что их - единицы. Поскольку «мальтийский транзит» - самый беспроигрышный, и имеет фиксированную таксу. А паспорт ЕС - всё тот же паспорт ЕС, где бы его не выдали. Хоть в Швеции, хоть в Греции.

И едва ли узнаем мы о размерах «откатов», получаемых Henley & Partners от заинтересованных правительств за каждого «подогнанного» клиента. Учтиывая же $5 миллиардов прямых инвестиций, организованных Henley & Partners экономикам разых стран, можно предположить, что компания не бедствует. Главный её офис расположен на островах в Ла-Манше: оффшорная зона, и всё как полагается. А вообще же этим прибыльным бизнесом заняты 137 авторизованных агентств в разных точках света.

Правда, исполнительный директор компании Эрик Мэйор не отрицает, что большинство обслужиеваемых ею клиентов из «элитарного 1% процента мирового населения» - публика из России, бывшего СССР и Ближнего Востока. Согласитесь, было бы очень странно, случись оно иначе.

Что же до круга европейских государств, предлагающих в обмен на более скромные инвестиции вид на жительство, то он несколько шире. Около десятка набирается.

На таком фоне Латвия - не самая соблазнительная.

Особенно, учтитывая весенние поправки в законодательстве, предполагающие дополнительные тарифы за продление ВНЖ.

Так что все обстоятельства сложились вполне благоприятно для изменения долго бытовавшего в евроинституциях неофициального имиджа Латвии. Неудивительно, что хорошо об этой уходящей в прошлое проблеме информированный латвийский МИД менее всего заинтересован в том, чтобы о стране снова заговорили как об окраинной «банановой республике с русским акцентом». И раньше-то было неприятно, но теперь попросту неприлично. Да и небезопасно.

К тому же, из всех латвийских госведомств МИД наименне всех связано с экономическими группировками. Самое молодое и самое образованное по своему составу. Самое современное. Видящее свою страну не как призрачный мост на абстрактный «Запад» с очень уж конкретного «Востока»,

но как часть европейского, а не некоего транзитного пространства.

«Транзит» был пройден ещё в 2004 году. Кто не заметил - их проблема.

Проблема «старой школы» латвийских политиков. Для которых нынешний МИД - неприятный сигнал о смене поколений. Но меняющееся время требует известной гибкости. В том числе и от «стариков». Заявлять же, что Ринкевич - просто карьерист, желающий «отличиться» в Брюсселе, как это сделал Янис Юрканс, - едва ли умно. Хотя бы оттого, что провоцирует встречный вопрос: а где в таком случае господин Юрканс пожелал бы министру «отличиться»?


НАВЕРХ
Back